Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Я чувствую, будто у меня крадут часть жизни»

Кто и как спасает здания прошлых веков в Нижнем Новгороде
Людмила Вожакова
16 октября, 2015 15:02
12 мин
Фото из архивов нижегородских градозащитников
Нижний Новгород в последнее время оказывается за бортом туристических рейтингов: он не попал ни в десятку городов, популярных у иностранцев по итогам бронирования номеров, ни в топ наиболее привлекательных по цене мест для туристического уикенда россиян. Активные жители самого Нижнего в очередной раз говорят: есть опасность, что облик города будет попорчен сильнее и экономика потеряет еще больше из-за уничтожения исторических зданий в центре. «Русская планета» встретилась с защитниками деревянного Нижнего Новгорода и узнала, во что они верят в своей борьбе.
«Главная особенность деревянных построек — это их наличие»
– Совокупно историческая деревянная и полукаменная застройка Нижнего Новгорода составляет более 50% от всей исторической среды города, — рассказывает Анна Давыдова, кандидат исторических наук, памятниковед, один из основателей градозащитного движения «СпасГрад». — Уход за деревянными домами сложен тем, что он должен быть систематическим, регулярным и научным. Деревянные сооружения требуют правильной системы водоотведения, проведения процедур противопожарной безопасности, обработки от гнили. Однако сейчас в условиях развития новых технологий все это можно сделать. Пример тому — деревянные дома Скандинавии.
Градозащитником Анна Давыдова стала спонтанно, когда поняла, что профессиональная деятельность историка-реставратора не приносит должных результатов: исторический город — главный объект изучения и интереса — тает на глазах. И Анна стала его защищать.
– А все-таки в нашем городе есть деревянные дома-памятники, с которыми «поступили правильно»?
В Нижнем Новгороде не так давно был запущен прекрасный проект по реставрации полукаменного дома по адресу улица Ильинская, 62. Сейчас его реставрация подходит к концу. Но, опять же, это полукаменный дом. Примеров научной реставрации полностью деревянных домов за двухтысячные годы нет.
– Лично вам какое здание больше всего жаль из тех, которые не удалось спасти или обеспечить должный уход?
– Для меня самой большой потерей была усадьба, носившая номер 46 по улице Новой, которая состояла из деревянного с резьбой и бельведером дома и краснокирпичного флигеля. Боролись мы за это здание вместе с хозяйкой на протяжении десяти лет. Хозяйка умерла в 2013 году, а усадьбу все-таки смели бульдозерами 12 января 2015 года. Дом был в отличном состоянии, за ним бережно ухаживали, но он мешал застройке квартала многоэтажными зданиями.
Фото из архивов нижегородских градозащитников
– Есть мнение, что историческая застройка невыгодна для экономики города, так как занимает полезную площадь…
– В подобных случаях экономика может работать по-другому. Историческая застройка полезна тем, что она обеспечивает город культурным и туристическим потенциалом. Привлечение туристов может приносить очень хорошую прибыль бюджету.
– Главная особенность исторических деревянных построек нашего города — это их наличие, — я разговариваю с Артемом Филатовым, уличным художником, организатором фестиваля уличного искусства «Новый город: Древний». — Люди, приезжающие из разных городов России, поражаются, что у нас так хорошо сохранился центр города после эпохи Советского Союза. Существование сложившихся и уцелевших улиц — красивых ансамблей деревянной архитектуры — уникально для города-миллионника в нашей стране, но дома тем или иным образом продолжают пропадать.
– В этом году в рамках фестиваля «Новый город: Древний» художники особое внимание уделили истории деревянных домов, которые были расписаны. Все работы выполнялись с разрешения жильцов, а с кем-то из них удалось пообщаться?
– Конечно, за время работы в рамках фестиваля было много интересных бесед. Например, с жителями дома номер 35 по улице Нестерова, которые хранят удивительную историю своего рода. В этом здании живут потомки Рукавишниковых, декабриста Поджио, известного физика Сергея Александровича Жевакина. Эти люди даже написали книгу о своем доме. Несколько лет назад над этим зданием нависла угроза сноса, но жильцы его отстояли.
– Жители некоторых деревянных домов жалуются на плохие условия жизни в этих пусть и исторически важных, но старых зданиях — какой есть выход из подобной ситуации?
– Я лично знаю людей, живущих на печном отоплении в центре города. Конечно, это тяжело. В таких случаях дом должен быть приспособлен под другие нужды — это может быть офис, гостиница или что-то еще. Но подобные здания требуют серьезной реставрации и капитального ремонта. Немногие инвесторы видят потенциальную выгоду от приспособления исторической застройки под современные нужды, и никто не настаивает на том, чтобы они рассматривали такой вариант более серьезно.
В этом году, например, администрацией составлялся список объектов деревянной застройки, которые планировали отдать инвесторам при условии реставрации зданий за счет новых попечителей. В список попало около десяти красивых строений. В итоге несколько из них оказались под гусеницами бульдозера, а один деревянный дом, который полностью сгорел и не подлежал восстановлению, со всех сторон был обшит алюминиевыми листами и «законсервирован». Зачем это было сделано — я не знаю, но контраст этих двух действий поражает.
«На меня смотрели как на спасителя»
– Нижегородским градозащитникам удалось спасти Александровский сад от вырубки голубых елей и строительства там ресторана, парк Кулибина — также от вырубки, сквер на площади Горького — от уничтожения и постройки там подземного ТРЦ, — вспоминает «выигранные дела» Сергей Сипатов, журналист, экскурсовод, один из основателей градозащитного движения «СпасГрад». — А еще целых пять месяцев мы удерживали дом номер 126 на улице Ильинской. Но самое главное в том, что теперь проблема поднята на региональный и федеральный уровни. После проблем с ЖКХ и дорогами проблема сохранения памятников истории и культуры у нижегородцев теперь стоит на третьем месте.
– А когда эта проблема стала значимой для вас?
– В 2005 или 2006 году я зарабатывал на хлеб журналистикой и решил написать про квартал вокруг «Музея нижегородской интеллигенции» — так называемый «Квартал 1833 года». Тогда его основатель Татьяна Казанская смотрела на меня как на спасителя. А в 2012 году на одном из тематических форумов сайта «nn.ru» программист Алексей Папин высказал идею создать сайт, я предложил писать тексты, а Анна Давыдова поддержала проект и выступила экспертом. Так было создано градозащитное движение «СпасГрад».
Илье Мясковскому, гражданскому активисту и историку, градозащитная тема известна со времен перестройки:
– Я помню, как подписывался под каким-то обращением против строительства метро на площади Горького открытым способом, которое привело бы к уничтожению уникального сквера. Это было, наверное, в 1988 году. А в 2012 году я обнаружил, что гражданские активисты стали активно заниматься и градозащитой. Как историк и учитель истории, регулярный участник краеведческих конкурсов, в своем роде специалист и знаток, я втянулся моментально. И больше, кстати, ни в каких краеведческих конкурсах участвовать не мог — показалось глупым расхваливать на паркете всем известный шедевр, когда в это время рядом что-то сносят. Я родился в Нижнем, прожил в нем 42 года из своих 44-х и не собираюсь никуда уезжать. Здания и ландшафты исчезают на глазах, и я чувствую себя чужим в своем городе — как будто у меня просто крадут часть моей жизни.
– Занимаясь работой над сохранением зданий, действительно ли вы надеетесь на то, что ваши действия смогут спасти застройку?
– Мы действительно надеемся что-то сохранить, хотя чаще просто бьемся на очередном рубеже, надеясь, что репутационные потери наших врагов когда-нибудь остановят разрушение. Пока что они скорее задерживают и сдерживают этот процесс.
– С научной точки зрения, допустима ли серьезная реконструкция или даже частичная перестройка зданий?
– Конечно, реконструкция возможна. Я помню, как в Ростове Великом останавливался на ночлег, в качестве туриста, в простом деревянном двухэтажном доме. Туалет, ванная, отдельная комната, холодильник и газовая плита на кухне — мне больше ничего было не нужно, а стоила такая простенькая гостиница намного дешевле красивых отелей. Есть такое и в Суздале, я знаю. Говорят, у нас задавили мелкий бизнес, и такие кафе, гостиницы в старинных домах будут нерентабельны — я не знаю, я не экономист. Но теоретически это возможно. Частичная перестройка? Надо рассматривать каждый конкретный случай, тут никаких общих рецептов нет. Как историку мне этот вариант не очень нравится, но если перестройка незначительная, а дом будет сохранен — возможно, это вариант.
Фото из архивов нижегородских градозащитников
«Петербург сильно уступает Нижнему»
– Равнодушия к деревянной застройке у меня никогда не было, а вот интерес с годами приумножался, — рассказывает о том, как все начиналось для нее, журналист Олеся Филатова, занимающаяся проблемой исторической застройки в городе. — В 2006 году мы с классом выехали из Чебоксар на экскурсию в Нижний Новгород. Эта экскурсия и стала моим первым знакомством с городом, которое позже переросло в большую любовь. Сегодня мне повезло жить в историческом центре в окружении старинных деревянных домов, немного покосившихся, наполовину горелых, но обладающих пленительной законсервированной красотой. Таких зданий я не видела ни в одном крупном городе, и в этом знаменитый Петербург сильно уступает Нижнему. В марте 2013 года начали снос крепкого отреставрированного дома под номером 126 по улице Ильинской. Это резонансное событие и стыдливое молчание властей меня впечатлили.
– Насколько тесно вы общаетесь с жильцами деревянных домов? Знаю, что вы писали о доме 45а по улице Ульянова, парном доме инженера Ростислава Евгеньевича Алексеева, и о его жительнице Фаине Семеновне Липцен.
– Мы познакомились с Фаиной Семеновной еще в феврале 2014 года во время тушения пожара на улице Провиантской — горел расселенный дом под номером 14. Тогда собралось много людей, сбежались жители соседнего дома — они были уверены в поджоге. Как мне поясняла одна женщина в халате, поджигатели хотели припугнуть людей, чтобы дом скорее освободили.
Фаина Семеновна, услышав наш разговор, поведала и о своей проблеме — ее собственность выставили на аукцион. Без участия и согласия хозяйки землю под домом продали какому-то застройщику. Мы обменялись телефонами и встретились уже весной в саду ее дома. Подробный рассказ о ее неожиданном горепобудил меня поведать об этой драме, и недавно появилась возможность опубликовать этот материал.
Я общалась с жителями большого дома по адресу улица Провиантская, 8. Есть среди них те, кто не собирается уезжать — это люди, которые с достоинством относятся к своему жилищу, у них благоустроенные квартиры. Другая часть дома стала жертвой действий нерадивого собственника подвального помещения, который сломал несущие перекрытия, чтобы расширить пространство. В результате здание стал постепенно «складываться». Жителям не помогают, а их собственных усилий в таких вопросах не хватает.
Опыт общения с жителями других домов — исключительно положительный. Жители спасли дом по адресу Нестерова, 35 — родовое гнездо нижегородской интеллигенции — и здание на Октябрьской 27, редкий образец деревянного модерна, жители которого пытаются разобраться с планами фантомного проекта «Октябрьский бульвар». Очень жаль жителей красивого голубого домика под номером 3в по улице Грузинской, ставшего жертвой муниципальной программы сноса и реконструкции.
Летом, после поджога жилого дома на Новосолдатской, я познакомилась с женщиной, живущей в начале улицы, и ее соседями — оказывается, их расселили, но они каждые выходные приезжают гулять к себе на Новосолдатскую, не могут проститься с местом. Уже это, как мне кажется, говорит о многом. 
темы
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
12 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ