Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Вокруг столько разных энергий»

Как ремесло подняло жительницу Казани Нину Кузнецову из инвалидного кресла
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Юлия Хузина
Каждый, кто впервые входит в квартиру Нины Кузнецовой, непременно сравнивает ее с музеем или художественной мастерской. Вся необходимая для этого атрибутика — вот она: произведения мастера на стенах, рабочие и подсобные инструменты и даже необходимый для всякого творчества художественный беспорядок. Нина привыкла к восторженной первой реакции дилетантов. Как им объяснить, что лоскутное шитье, которым она занимается — прежде всего ремесло, древнее, четко соблюдающее рамки традиций? Что это — кропотливый, часто изматывающий труд. И только когда мастер врастет в ремесло телом и душой — как награда за преданность снизойдет на него творчество и художество. Их нужно выстрадать, заслужить, «вымолить». Для Нины это не просто слова.
Зимним вечером она возвращалась со своей работы, из оборонного НИИ, переходила дорогу. Откуда вылетел КАМАЗ, Нина так и не поняла. Очнулась в реанимации. Врачи озадаченно рассматривали рентгеновские снимки, качали головами. Какие тут прогнозы? Перелом позвоночника. Пожизненная инвалидная коляска — это в лучшем случае.
Полгода в больнице, потом дома, прикованная к постели. Обездвиженность, депрессия, нужда. 12-летний сынишка ухаживал как мог. Пришел водитель КАМАЗа, ему никак нельзя было садиться тюрьму: на руках двое маленьких детей. И Нина отозвала свое заявление из суда. Год тянулся за годом, руки и ноги не желали слушаться, жить не хотелось. Массажистка подсказала: нужно приучать руки работать с каким-то мелким предметом, например, со швейной иголкой. Вначале иголка в пальцах никак не удерживалась. Но женщина не сдавалась.
– Потом я поняла, — рассказывает Нина. — Жизнь человека буквально в его руках, на кончиках пальцев. Когда они работают, напряжение в мозгу рассасывается, болезни уходят.
«Если жизнь порвана в лоскуты, сшей из них одеяло, согрей того, кому холодно!» — сегодня это ее девиз.
Старинное ремесло лоскутного шитья зародилось как бытовая необходимость. Наши прабабушки шили и простегивали для детей и внучков теплые одеяла, мягкие подушки, рубахи и поддевки. Домашний ткацкий станок позволял получать ткань не шире 40 см, вот и приходилось предкам выкраивать нужную вещь, сшивать лоскуты до необходимого размера. А для красоты — выкладывать из разноцветной ткани узоры. Традиция лоскутного шитья есть у всех народов, даже у современников египетских пирамид. Это самый простой и универсальный способ разнообразить одежду и предметы домашнего обихода.
Сегодня древнее ремесло переживает настоящий бум. В Европе, Америке и теперь в России лоскутное шитье возведено в ранг высокого искусства и называется пэчворком и квилтингом. Это уже не только одеяла-покрывала, а настоящие картины, собранные из тысяч разноцветных лоскутков. В руках художниц — не кисти, а ножницы и иголки, не краски, а ткани, которые нужно научиться подбирать, сочетать не только по цвету, но и фактуре. В европейских столицах устраиваются масштабные выставки пэчворка. А офисы солидных фирм непременно украшаются тканевыми квилтами, получается по-домашнему уютно.
– Я смотрела изделия европейских мастеров лоскутного шитья, — рассказывает Нина. — У них сейчас много абстракционизма, стремления к инсталляциям, эпатажности. Особняком держатся японские мастерицы, не отходят от национальных традиций и орнаментов, они работают только вручную. Это миллионы стежков, одно покрывало изготавливается 3-4 года!
Россия работает в основном в традиционных техниках, но сейчас появляется много тканей, сделанных по современным технологиям, новых выразительных  методов пэчворка.
– Вот, смотрите, — Нина демонстрирует мастер-класс , накладывает друг на друга несколько слоев разной ткани, верхний — тонкая дымчатая тафта, и быстро все сшивает. Потом специальными ножницами по-особому разрезает все слои и слегка их взлохмачивает. — Эта техника называется «синель». Превосходно имитирует листву, растительные элементы, грунт. Скоро я еду в Суздаль на всероссийский фестиваль, задумала для него картину: сплетенные кронами и корнями березы, а между ними колокол — символ России.
И действительно, фрагмент только что изготовленной «синели», приложенной к холсту, вдруг обернулся шумящей березовой листвой — чудо оживления.
– Нина, каково будущее пэчворка и вообще прикладного искусства? Сейчас в продаже есть все, что угодно: любая одежда и домашняя утварь.
– Да, у многих женщин сейчас в доме нет ни швейной иголки, ни вязальных спиц. Но вещи, созданные руками хозяйки дома, супруги, мамы, бабушки — это особая аура, оберег жилища, семьи. Это не купишь ни за какие деньги. Представляете, чтобы смастерить только одно покрывало, нужно подобрать, выкроить и сшить друг с другом 4 тысячи мелких кусочков ткани! Да еще потом простегать их. Когда начинаешь заниматься пэчворком, видение мира утончается. Вокруг — столько разных энергий! У каждой свой цвет, ощущения, вибрации. Ткань на квилте передает эмоции так же глубоко, как краски и кисть художника. А иногда ткань превосходит краски по силе и точности выражения. Вот смотрите, сколько оттенков у белого снега? Голубоватый — свежевыпавший. Сероватый — в оттепель, сиреневый — в мороз. Но фактура ткани и способы стежки могут передать и состояние цвета. Морозный снег— это шелк, мартовский ноздреватый — хлопок или лен, сугробы в похолодании и при солнце – атлас. Столько раз прикинешь, пока нужное решение найдешь. Долго мучилась над квилтом «А кони все скачут, а избы горят». Ясно, что фигуры коней должны по идее произведения быть багряными. Взяла хлопчатобумажные ткани — нет, не то. А вот шерсть — другое дело! Это блеск, движение, драйв, ярость! Или березовые листья: при штиле это ситец. А вот ветерок играет — тут к каждому листику словно серебряное зеркальце приклеено. Этот эффект передаст только зеленый атлас.
– Заниматься лоскутным шитьем рентабельно?
– Ручная эксклюзивная работа всегда стоила и стоит дорого. Чтобы изготовить один квилт, мастерице требуется 3–4 месяца кропотливой работы, плюс немалые расходы на ткани, нитки, инструментарий. Поэтому те мастера, кого я знаю, и я сама в основном работают не для продажи, а чтобы участвовать в выставках и фестивалях пэчворка, которые проходят не только в России, но и за рубежом. Мы хотим пропагандировать искусство российского лоскутного шитья. Правда, бывают для нас и «хлебные» дни. На выставке ремесел первый президент Татарстана Шаймиев остановился около покрывала знакомой мастерицы и сказал «Как красиво! Как в детстве!» Куплю, говорит, внукам на подарок. И выложил нужную сумму. А затем свита по его примеру тоже вывернула карманы. Раскупили все!
Жаль, главы республики ходят на выставки не каждый день, заключает Нина. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин