Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Мы сами ходили в кинотеатры договариваться о показе»

Как прошел прокат первого современного приморского фильма, попавшего на большие экраны
Владимир Лактанов
3 мин
Фильм владивостокского режиссера «Проект: Панацея» снимали в Приморье. Фото: архив киностудии
В кинотеатрах Приморья закончился прокат полнометражного фильма «Проект: Панацея» — первого за последние годы кино, снятого владивостокцами у себя дома и вышедшего на большие экраны. В социальных сетях его обсуждают по-разному: от «отличное кино» и «горжусь» до «непонятно, о чем» или «так себе, зато наше». Как оценивают итоги проката сами создатели и как им вообще удалось довести свой фильм до широкого зрителя, узнавала «Русская планета».
Когда в 2010 году режиссер и сопродюсер Георгий Саенко снял для собственного развлечения небольшой любительский ролик, где девушка убегает от мутантов, и загрузил на YouTube, никаких дальновидных целей и планов у него не было. За две недели тизер просмотрели 250 тыс. посетителей, а в 2012 году первая версия фильма «Проект: Панацея» победила в зрительском голосовании на кинопремии фильмов ужасов «Капля» в номинации «Лучший отечественный хоррор года».
После этого режиссер и продюсер, выслушав замечания знатоков российского кинорынка, пересняли кино полностью: переработали сценарий, изменили большую часть актерского состава, оставив только прежнюю сюжетную линию. В итоге сняли мир, охваченный страшным смертельным вирусом, не известным науке. Инфицированные люди превращаются в одержимых яростью, жестоких мутантов-людоедов. Спустя год после начала эпидемии те немногие, кто выжил и пережил гибель человечества, борются за свою жизнь, убивают зомби, теряют друзей, ругаются друг с другом и поднимают вопросы морали.
– По нашему замыслу, «Проект: Панацея» рассказывает о сохранении человечности в современное время: о предательстве, дружбе, верности, о том, как остаться человеком в нечеловеческих жизненных условиях. Мы собирали фокус-группу, читали отклики и рецензии в интернете, которые публиковали зрители на личных страницах в социальных сетях, на сайте «КиноПоиск», слушали, о чем говорят в кинозалах, — говорит РП продюсер Денис Вродливец. — Аудитория фильма разделилась на две половины: тем, кто понял посыл, нашу идею, кино очень понравилось, а остальные не в восторге. Я предполагаю, что так вышло, потому что мы сделали не совсем удачный рекламный ролик: позиционировали как фильм ужасов, а в итоге получился не хоррор и даже не боевик, а драматический триллер. То есть некоторые зрители ожидали увидеть заявленный жанр — ужас про зомби, а получили нечто другое.
Съемки «Проекта: Панацея» длились полгода и проходили в районах Приморья и пригороде Владивостока: в промышленных зонах, фортах, катакомбах, на заброшенном аэродроме бомбардировщиков в районе Штыково.
В феврале 2014-го в Москве и Владивостоке прошли предпремьерные показы, билеты на которые были задолго выкуплены. Но с 1 июля того же года вступил в силу закон о запрете ненормативной лексики, после чего весь фильм пришлось переозвучить.
В январе 2016-го он получил прокатное удостоверение. А официальная премьера состоялась в этом году 28 апреля в кинотеатрах Владивостока, Дальнегорска, Спасска-Дальнего и Арсеньева.
– Все, кто хотел посмотреть фильм, его увидели, так что, безусловно, «Проект: Панацея» нашел своего зрителя. На предпремьерных показах мы собрали около четырех тысяч человек, на официальной премьере значительно меньше, но сколько точно — пока не могу сказать, — говорит Вродливец.
Съемки фильма «Проект: Панацея». Фото: архив киностудии
Съемки фильма «Проект: Панацея». Фото: архив киностудии
Несмотря на попытки прививать культуру кино в Приморье — фестивали «Человек и море», «Мое кино», «Меридианы Тихого» и другие, — многие местные фильмы не доходят до широкого проката. Самые успешные из них попадают на международные фестивали, остальные не преодолевают уровень показов в закрытом кругу. Ставших известными приморских фильмов — единицы, например ныне забытый советский «Замри-умри-воскресни» Виталия Каневского.
– Чтобы фильм попал на большой экран, мы приходили в кинотеатры и договаривались, вот и все. Планировали, что показ будет идти одну неделю, а кинотеатры продлили на две, значит, им так было выгодно.
Бюджет «Проекта: Панацея» составил 5 млн рублей. Сборы создатели еще не подсчитывали. В будущем они думают дать к нему свободный доступ — возможно, загрузят на открытые видеохостинги.
Сейчас режиссерская команда уже снимает и готовит к выходу свои новые фильмы: боевик «Синдром Кайна» и драму «Уравнение с неизвестными» — кстати, последний снимается по пьесе актера театра ТОФ Владимира Журавлева. По основному сценарию, три провинциальных актера, страдающие от нереализованности в маленьком театре, мечтают уехать в Москву, и ради этого решают ограбить банк.
Между тем, некоторые деятели искусства считают, что Приморью не хватает фильмов по другой тематике.
– Я больше эксперт в области документального, а не художественного кино, поэтому мое мнение субъективно. Но считаю, что в Приморье, во Владивостоке особенно, на экраны просится тематика военно-морского флота, — рассуждает в беседе с РП один из организаторов фестиваля телевизионных и документальных фильмов и программ «Человек и море» Владимир Ощенко. — Такие приключенческие фильмы стоит снимать целыми пачками, и они однозначно будут интересны нашему зрителю. Насколько мне известно, что-то подобное уже создают китайские и японские кинематографисты, надо продвигать эту тему.
Между тем, во Владивостоке снимали много фильмов о моряках, но это делают в основном другие режиссеры: от советского «Внимание, цунами» Юнгвальда-Хилькевича до российского сериала «Пираньи» режиссера Аравина.
– Владивостоку не хватает своей киностудии. Вернее, не Владивостоку, а всей стране, потому что самая «морская» киностудия — Одесская — оказалась за границей. К тому же, Владивосток сам по себе очень киногеничен. Здесь хорошо бы переснять ряд фильмов, по недоразумению снятых в других местах. Например, «Исаев» Урсуляка, где речь идет о Штирлице во Владивостоке, снимали то ли в Прибалтике, то ли на Черном море, — размышляет в беседе с РП писатель и журналист Василий Авченко. — Широкий простор — для морских, пиратских, таежных, приключенческих фильмов, на материале от Джека Лондона до Олега Куваева. Плюс наши писатели-бренды: Фадеев, Арсеньев. Просится сериал «Последний из удэге», экранизация «Разгрома». В свое время Акира Куросава взял «Оскара» за экранизацию арсеньевского «Дерсу Узала» — но у Арсеньева есть масса других сюжетов, чего стоит трагическая история топографа Гроссевича. А взять тему освоения Дальнего Востока, переселения из центральной России и с Украины в Приморье! А военная история — начиная с Русско-японской войны и интервенции, продолжая Хасаном и Халхин-Голом, заканчивая Корейской войной и Даманским! Тем более — море. Было бы желание, а вернее, возможности: финансовые, технические, организационные.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин