Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Вдруг огурцы — это гранаты?»

Почему производители продуктов в Татарстане торгуют «с колес»
Владимир Лактанов
5 мин
Фото: Смитюк Юрий, ИТАР-ТАСС
Изгнанные с рынков торговцы — сельхозпроизводители с частных подворий, садоводы и огородники — нашли новый способ реализации своей продукции. Они развозят ее прямо по домам и квартирам по предварительным заказам. Это не совсем законно, но довольны все.
6.30 утра, обычный «хрущевский» дворик Казани рядом с Горьковским шоссе. Красный пикапчик завертывает под арку и встает на дворовой парковке. Тотчас в окнах домов начинают мелькать оконные занавески, щелкать дверные замки, гудеть домофоны. Заспанные домохозяйки спешат встретить свою «веселую молочницу».
В кузове пикапа — аккуратно составленные трехлитровые банки с молоком. Рядом — горка крепких вилков капусты, пакетов со свеклой, морковью, луком. На каждом вилке, банке и пакете маркером отмечен номер квартиры, для которой они предназначены. Это для оперативной и адресной торговли, где продавцам приходится быть попроворнее. «Молочнице» Шуре помогают муж и зять. В три пары рук они быстро разносят снедь по четырем домам. Молоко уже по-летнему желтоватого сливочного цвета, утренней дойки, парное. Свекла с морковью сочно радуют глаз сквозь полиэтилен, будто и пережили они долгой зимы в деревенском погребе. В отдельной коробке белеют крупные деревенские яички. За трехлитровую банку молока Шура берет 150 рублей. Цена почти как в магазине.
Шура с мужчинами быстро отоваривают своих клиентов — и домой. Красный пикапчик появится в этом дворе через неделю, в четверг, по расписанию. В пятницу — очередь другого двора, в субботу наступает черед следующего. Так расписана вся неделя, без выходных.
– Я беру у Шуры на неделю две банки молока, — говорит корреспонденту « Русской планеты» домохозяйка Римма Ибатуллина. — Из шести литров у меня получается один килограмм отличной сметаны, столько же творога, который в отличие от магазинного, целую неделю не скисает, из него даже сыр можно делать. Остается еще два литра пахты — мой муж ею свой желудок вылечил. Да еще полтора литра молока внучатам на кашу. Все это — недельный запас молочных продуктов всего за 300 рублей. Если покупать в магазине, выйдет почти вдвое дороже.
– А за качество не опасаетесь? Все же с подворья продукты, не по ГОСТу…
– Да что вы! Мы полтора года едим все Шурино и нахваливаем. Сама она — замечательный человек, труженица. Инвалидам, мамочкам с детьми, немощным часто хорошую скидку дает, кушайте, мол, с Богом! А о своих коровках как рассказывает! Как о детках родных. Зита и Гита. Мы эти красавицам всегда гостинцы собираем: хлеб остается, каши, летом — арбузные корки…
Шура со своей большой семьей (две дочери с мужьями и внуками, сестра) живут в поселке Новая Тура, что в 5 километрах от Казани. В хозяйстве два огорода по 25 соток, 2 коровы, 3 козы, 3 десятка кур, несколько кроликов. В этом году семья приобрела сепаратор и готовится купить еще одну телку.
Летом в огороде высаживается 500 корней помидоров, столько же огурцов и кабачков, перцев, капусты, разной зелени и корнеплодов. Есть еще участок под картошку. Все это на продажу, осенью солится и квасится, закладывается в гурты и погреба — опять-таки, на продажу.
Шура не скрывает: ее хозяйство приносит ощутимый доход. Вот второй раз машину сменили, дочерям отдельные дома начали ставить. Но труд крестьянский каторжный, без отпусков и уикендов. К тому же очень быстро растут цены на расходные и накладные затраты. За зиму почти удвоилась стоимость комбикорма, подорожали газ, вода, электричество. С каждым годом Шуре с семьей все труднее справляться с хозяйством, возраст дает о себе знать. Да что поделать: пенсия 8 тыс. с копейками. Из трудового стажа выпали все лихие перестроечные годы, когда вчистую разорился казанский льнокомбинат, где Шура работала.
На минуту присаживаемся  на дворовой скамеечке перевести дух. Глаза у Шуры смешливые, острые. Она по-деревенски окает, особенно в слове «коровы», растягивает его явно со вкусом и удовольствием.
– Шура, по домам развозить продукты все-таки хлопотно. Не лучше ли торговать где-нибудь на сезонном рынке или на большом базаре?
– Так раньше и было. Торговали мы вместе с другими хозяйками на сезонном рынке на людной остановке. Кто чем: огурцы-помидоры, укроп-петрушка, летом ягоды из леса. И вдруг стали каждый день милиционеры нас спроваживать. Не разрешено, говорят, бабушка, тут сидеть со своими корзинками и банками. Вдруг у тебя не огурцы, а гранаты? Мы следим, как бы террористической угрозы не было, такой у нас приказ. В Казани Универсиада, гости со всего мира, а тут вы с картошкой. Брысь, пока не отвезли в отделение.
– Приходилось откупаться от стражей порядка?
– Было дело. По 200 рублей в день с каждой торговки собирали. А потом и вовсе по всему городу прилавки наши сломали. Иногда свои овощи и зелень мы к ЧП-шникам в киоски пристраивали, они распродадут, расплатятся, себе, конечно, за труды чуть ли не половину оставят. А скоро и их раздраконили, войной власти пошли на киоски: портят они, мол, вид города. Пробовали и на рынок пристроиться, который на разъезде Восстания. Да там нужно тысячу рублей платить за место, да еще кучу справок и бумаг набрать: что я владею огородом и овощи именно оттуда, справки от ветврача, на себя санитарную книжку, лицензию и еще много разных бумаг. А скоро и этот рынок прикрыли, жалко, удобный такой был. Думали мы уж свое хозяйство закончить, коров под нож, в огороде пусть бурьян растет. Но вот придумали торговать с колес, по дворам, квартирам, у нас теперь постоянные клиенты. В поселке сейчас так многие торгуют. Особенно летом, возят молоко, творог, яйца и сметану дачникам, в коттеджи, даже в больницы. Обидели нас, а мы вывернулись, не померли. Но как так можно править? Мы народ кормим, сами свой хлеб зарабатываем. А торгуем чуть ли не по ночам — будто крадем, всех опасаемся. Коровы не понимают!
– Я до фермера еще не дорос, у меня пока всего 6 га картошки, но мечтаю расшириться. А пока мне нужно и с 6 гектаров продать нормально. Но не получается, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Ильзар. — На базар пойти — много документов оформлять нужно. Сейчас по новым правилам предписано продавать только в закрытом рынке. А туда с картошкой-морковкой не больно пускают, говорят: грязь разведешь. У нас картошка хорошая, несмотря на прошлогоднюю засуху. Приговаривались перекупщики, но им отдавать очень невыгодно, чуть не треть цены теряем. Вот и придумали мы объявления клеить о продаже, да еще с доставкой. И сработало! Люди звонят, заказывают. Теперь у нас много постоянных покупателей, мы сговариваемся, когда подъехать, люди довольны, тем более с качеством мы никогда не обманываем.
Ильзар пригнал грузовую «Газель» во двор казанского жилого массива в Советском районе. Двое его крепких помощника лихо забрасывают на плечи сорокакилограммовые мешки с картошкой и поднимают их хоть на пятый этаж, чему несказанно рады пенсионеры. Ильзар продает картошку по 25 рублей за килограмм. В соседних сетевых магазинах бульба, проросшая и морщинистая, предлагается за 35–40 рублей. Больше в этом районе никаких базаров нет, городские власти все «зачистили».
– Ильзар, но ведь вы и налогов со своей торговли не платите. Получается, что деятельность ваша незаконна?
– Не я один с колес торгую, очень многие освоили эту деятельность. Но кто виноват? Я бы платил налоги. Но за нормальные и спокойные условия торговли. А быть изгоем, будто я не картошкой торгую, а марихуаной, тут уж извините: мы будем работать так, как нам нужно, занимать свою нишу. Спрос есть, и немаленький. А где спрос — там и базар. По-другому не бывает. Везде это понимают, только не у нас. У меня сестра замуж в Германию вышла. В их городе каждые выходные на центральной площади устраивается базар. Фермеры окрестные приезжают со своей снедью, горожане выносят кто что вырастил, в лесу насобирал, в озерах наловил. Тут же блошиный рынок, продают старые книги, посуду, статуэтки, всякую мелочь. Люди довольны, отдыхают, общаются. И власти не препятствуют. Вечером приезжают пожарные, моют площадь из брандспойтов, утром все чисто. Почему у нас так нельзя? Торговля должна учитывать любой кошелек. Все не могут закупаться только в навороченных супермаркетах. К тому же по качеству магазинные продукты всегда проигрывают фермерским или от мелких производителей типа меня.
За год в столице Татарстана закрылось 8 основных рынков, десятки сезонных, а уж погубленным стихийным «базарчикам» вообще счета нет. Это беспокоит не только покупателей, но и самих организаторов торговли.
– Закон (271–ФЗ «О розничных рынках». — РП.) под угрозой штрафа в 500 тыс. запрещает сезонную торговлю на открытых площадках, — говорит вице-президент Союза торговых предприятий Татарстана, директор самого крупного и старейшего Центрального рынка Казани Салим Абдулазянов. — Казанцы всегда ездили к нам на рынок за самыми свежими продуктами, которыми торговали фермеры, садоводы и огородники, владельцы личных подворий. Для них мы выставляли металлические прилавки и лотки. Эти торговцы, несмотря на низкую арендную плату, приносили рынку доход. Но теперь торговлю вне капитальных зданий запретили.
– У нас государственно-автономная форма собственности, — подтвердил «Русской планете» председатель Ассоциации фермеров Татарстана Камияр Байтимиров. — Это не позволяет развернуться по-настоящему рыночным механизмам производства и реализации сельхозпродукции. Два года назад в Казани открыли с помпой специальный рынок «Фермер». А сегодня на нем пусто, администрация заломила слишком высокие арендные цены. У рынка нет нормальных подъездных путей, расположен на окраине города. Пока туда покупатель доедет, на прилавках товар испортится. Считаем, что производители должны участвовать в планах рынка, утверждать ценовую политику и другие моменты, деятельность администрации должна быть прозрачной. Пока этого нет, и сельхозпроизводители чувствуют себя обиженными, естественно, ищут иные формы сбыта выращенной продукции.
Казанский правозащитник Ефим Андурский, к которому часто обращаются за помощью изгнанные из своих ларьков мелкие частные предприниматели, видит главную проблему в сговоре ритейлеров и крупных торговых центров:
– Им невыгодны любые рынки: и большие, и базарчики шаговой доступности, сезонные. Закон «О розничных рынках» — для них удобный плацдарм, с которого можно вести массированное наступление на конкурентов, держать их на короткой цепи. Такое поведение вполне объяснимо для акул бизнеса. Мы все, конечно, за цивилизованную торговлю, в хороших условиях. Но мы пока еще не так хорошо живем, чтобы отказаться от рынков. Они — явление не только экономическое, но социальное, это целый пласт традиционного жизненного уклада. А от него отказываться нельзя.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин