Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

В школу с чистой совестью

В Забайкалье в прошлом судимые люди просят разрешения работать в детских учреждениях
Владимир Лактанов
2 мин

Фото: Федор Резник / ТАСС

В краевую комиссию по делам несовершеннолетних поступило 30 заявлений от судимых забайкальцев, которые хотят восстановить свое право учить детей или как-то иначе работать в образовательных учреждениях. За что преследовались эти кандидаты и почему КДН уже начала удовлетворять некоторые просьбы, выяснила «Русская планета».
По закону от 2010 года, люди, которых когда-либо осудили либо возбудили против них дело о преступлении против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства, половой неприкосновенности и так далее, не могут быть педагогами и работать на иных должностях в сфере образования и воспитания детей в России. Кроме того, их должны увольнять, как только этот факт биографии станет известен.
В 2013 году, после жалоб самых упорных бывших учителей Конституционный суд признал безусловный и бессрочный запрет на педагогическую деятельность не соответствующим Конституции и обязал парламент внести изменения в Трудовой кодекс, обеспечивающие баланс между защитой детей и правами педагогических работников.
И в 2015 году закон изменили: теперь судьбу каждого судимого будущего педагога решает комиссия по делам несовершеннолетних по его личному заявлению. Тех, кто был осужден по тяжелым и особо тяжелым статьям, в школы и детсады по-прежнему однозначно не пускают. Зато рассматривают просьбы от кандидатов с легкой и средней судимостью.
Среди тех, кто подает заявление в Забайкалье, оказался и учитель одной из школ Иван Захаров (имя и фамилия изменены — РП.). В 2009 году он совершил ДТП, в котором пострадали люди.
– Я не отрицаю и не отрицал своей вины, — говорит он «Русской планете», — суд принял во внимание, что ранее я не привлекался и характеристики у меня хорошие. Мне дали два года условно, но права учить детей у меня никто не отнимал.
А весной 2011 года директор школы сообщил Захарову, что он не может больше работать с детьми.
– Для меня это было шоком, — рассказывает Захаров. — Я еще в средней школе решил стать учителем, и мне моя работа нравилась. Я всегда легко находил общий язык с детьми. А тут оказалось, что теперь я не имею права это делать. Это был удар — моя жизнь рухнула. Я стал выяснять, как можно исправить положение, и выяснилось, что выхода нет.
– На сегодняшний день мы рассмотрели восемь заявлений, — комментирует РП зампред краевой КДН Наталья Бойкова. — Трое получили положительные решения, еще троим было отказано в связи с тем, что у них тяжелая степень преступлений. Ситуации, из-за которых люди потеряли право работать с детьми, разные. Кто-то в результате скандала в семье нанес побои мужу или жене, у кого-то не выдержали нервы, и он ударил ученика. Мы учитываем обстоятельства, показывающие, представляет ли заявитель потенциальную опасность для жизни, здоровья и нравственности детей. Особое внимание уделяется тем делам, по которым совершено преступление в отношении несовершеннолетних.
Сами забайкальские школы оказались в целом не против, чтобы комиссия, после взвешенного обсуждения, разрешала некоторым судимым людям работать с детьми. К примеру, в читинской школе № 10 директору пришлось уволить хорошего дворника, потому что у того была судимость за драку в молодости.
– У нас в школе есть девочка, у которой мать лишена родительских прав, — говорит РП Людмила Машталер, директор читинской школы № 10. — Чтобы ей восстановить эти права, она должна официально устроиться на работу. И она говорит, что ее нигде не берут. Мы, может быть, и готовы были бы принять ее техничкой, дать положительную характеристику, чтобы она смогла снова воспитывать дочь, но сейчас не имеем на это права. Вопрос: как она, при всем желании, может вернуться к нормальной жизни?
Директор школы № 43 города Читы Светлана Петриченко считает, что решать, брать ли судимого человека в школу, должен еще и директор — потому что каждый случай индивидуален.
– Я с такими случаями не сталкивалась, — говорит она, — но если бы человек работал у меня много лет, и я узнала о судимости, то я бы оставила его, а вот нового человека в такой ситуации не рискнула бы взять на работу.
Директора некоторых других школ, например Сергей Кривошеев из школы № 45 Читы, готовы полагаться на решение КДН и хорошие характеристики кандидатов.
Спокойно относятся к возвращению судимых педагогов в школы и родители, с которыми нам удалось поговорить.
– Я бы не стала уточнять, есть у учителя моих детей судимость или нет, — говорит Анна Золотуева, мать двоих детей. — Мне главное, чтобы он хорошо учил и умел работать с детьми.
– Я не вижу ничего страшного, если такой человек придет учить моего ребенка, — говорит отец третьеклассника Андрей Валько. — В жизни случается всякое. Конечно, этот учитель не должен быть осужден по тяжким статьям, но таким людям и так запрещено работать с детьми.
Забайкальский учитель Иван Захаров надеется, что благодаря появившейся возможности он сумеет вернуться в школу.
– Надеюсь, что по моему заявлению будет принято положительное решение, и я смогу вернуться в школу. Я думаю, что туда обращаются не случайные люди, а те, кто действительно не мыслит своей жизни без работы с детьми, — заключает он. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин