Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Кино — не доктор, а боль»

Пермский режиссер сняла фильм о ребенке, который живет на два дома
Владимир Лактанов
5 мин
Сдерживаемые эмоции у Димы проявляются через скрученные пальцы. Кадр из фильма «Детский мат»
Зал киноцентра «Премьер» переполнен. Пространство перед экраном заставлено принесенными из коридора лавочками и пуфами. Люди сидят на полу и стоят в проходе. Пермский режиссер Ольга Аверкиева просит свою съемочную группу покинуть зал, чтобы усадить зрителей: «Вы все равно этот фильм уже видели!» Позже она признается журналисту «Русской планеты», что никак не ожидала такого числа людей на премьерном показе своего дебютного фильма «Детский мат».
36-минутная лента показывает жизнь семьи — мамы, папы, сына — после развода родителей. Александр и Елена работают вместе в одном вузе. Знают друг друга давно, поэтому и сошлись быстро. В марте начали встречаться, в июле поженились, а уже в августе ждали сына. Но совместная жизнь не сложилась, и теперь мальчик Димка живет на два дома, мотаясь между мамой и папой, элитной физико-математической школой, шахматным кружком и хоровой капеллой. Жизнь расписана по часам — так его воспитывает отец, постоянно требующий от мальчика достижений. Уж если школа, то с бешеным конкурсом. Уж если шахматный турнир, то c победой. Мать куда мягче, но противостоять воле отца она не в силах.
– Ольга, о чем ты собиралась снять кино?
– Сначала я хотела снять фильм про папу-одиночку, это моя давнишняя мечта. Нашла Александра (Семь месяцев после расставания с женой он воспитывал сына один. — Примеч. ред.), а потом узнала, что ситуация интересней. В заявке на фильм я уже описывала ленту как историю мальчика, который живет на два дома.
– Про что в итоге получился фильм?
– Для меня он про то, как отношения между родителями влияют на формирование ребенка, его характера, мировоззрения, психологических черт.
– Не о том, как ребенка калечит развод?
– Я не ставила перед собой цели сказать, что развод — это плохо. Нет. В данной ситуации неважно, развелись бы родители или дальше жили бы вместе, все равно ребенок был бы покалечен тем, насколько они не понимают друг друга. И если говорить про призыв, то в фильме он считывается: прежде чем заводить ребенка, надо вообще-то подумать, сможешь ли ты с этим мужчиной или с этой женщиной прожить хотя бы 10 лет?
Героиня фильма Елена рассказывает, что о детях даже не думала, но, увидев, как сильно ребенка хочет Александр, согласилась стать матерью. Позиция Александра предельно четкая: «Я ей говорил: "Во время сношения всегда думай о сыне!"» По его мнению, брак нужен лишь для того, чтобы узаконить половое сношение, обязательным итогом которого должно стать зачатие ребенка. О Димке в одном из фрагментов ленты отец говорит: «Я доволен сыном. Имею то, что хочу».
Мама, папа и Дима едут смотреть результаты вступительных экзаменов в физико-математическую школу. Кадр из фильма
Мама, папа и Дима едут смотреть результаты вступительных экзаменов в физико-математическую школу. Кадр из фильма
– Лично мне показалось, что фильм в первую очередь о деспотичном отце.
– Папа выходит на передний план потому, что его больше по жизни, и с этим ничего не сделаешь. Но и у мамы тоже очень мощная позиция. Если бы ее стало так же много в жизни Димы, было бы только хуже. Мне кажется, она это понимает, поэтому остается второстепенным человеком в семье.
– Может быть, фильм еще и о том, что очень многих современных детей лишают детства, гоняя по многочисленным кружкам, завышая планку, постоянно чего-то требуя?
– Сложно сказать… Совсем без этого тоже нельзя. В чем я согласна с папой: шахматы лучше, чем компьютер. И музыка лучше. Другое дело, что все должно быть в меру. В случае с Димкой мера не соблюдена, но, возможно, если бы он жил в счастливой семье и был так же сильно занят, то рос бы иначе. Нельзя сказать, что во всем виноват только папа, который так сильно загоняет ребенка.
– Кто-то здесь виноват?
– Оба родителя виноваты. Изначально виноваты, еще до Диминого рождения. В непродуманности своих поступков.
Димка в ленте постоянно чем-то занят: шахматы, фортепиано, хоровая капелла, воскресная школа, поступление в физико-математическую школу... Вот он идет на концерт, вот — в планетарий. Вот играет с мамой в шахматы, а вот помогает отцу копать картошку. Единственное, чего зритель не увидит в ленте, — как Дима общается и играет со своими друзьями.
– Фильм снимался год, и за это время мальчик ощутимо изменился, — говорит Ольга Аверкиева.
В чем именно это проявилось?
– Когда я первый раз пришла к ним в гости, только-только закончился период жизни Димы с папой. Поэтому вся ситуация для него была в новинку. Он еще изучал, как жить в этой системе. И, постепенно привыкая к ней, изменился. Думаю, эти трансформации связаны не только с родителями, но и со стрессом. Весной было поступление в школу, выпускной в хоровой капелле. Тогда появились «руки» (мальчик постоянно переплетает и скручивает напряженные пальцы. — Примеч. ред.). Появилась агрессия.
Я пыталась с Димой разговаривать. Но такие дети, как Дима, неулыбающиеся почти, они не говорят открыто. В фильм попал только один момент, где он говорит, что давно не подслушивал, как мама и папа ругаются. Это было самое искреннее, что он озвучил. Остальное можно было понять только по глазам и рукам.
– Год вы встречались, и ребенок так и не раскрылся?
– В этом смысле — нет. Он очень меня полюбил. И мамой называл, тут, видимо, тоже какие-то свои сложности… Но на тему родителей он если и говорит, то чужими словами. Например, сказал: «Маме денежку жалко», — явно не его слова, он про денежки еще ничего не знает. Своих слов у него нет, свое только в эмоциях, на лице, в поступках.
Он очень сдержанный. За год ребенок при мне ни разу не ревел. Вот когда он проигрывает на шахматном турнире, должны быть слезы: он же настраивался на победу! И видно, что они есть, только не проливаются. Дима сдерживает их силой воли. Правда, сейчас папа с мамой говорят, что он плачет по любому поводу, с тех пор, как пошел в школу...
– Где-то в первых 10 минутах фильма в одном из эпизодов мальчик вдруг говорит: «Скотина, скотина...» Это в чей адрес?
– Вообще, он это говорит съемочной группе. А для меня это такая история… Ну, как бы сказать… В мир. В мир он это говорит. Это первое предзнаменование. Дальше будет хуже.
Ольга рассказывает, что Александр с готовностью принял предложение участвовать в съемках. Доктор педагогических наук и практикующий психолог в прошлом, он очень хотел поделиться своим опытом воспитания ребенка. Часто звонил сам и приглашал — то на соревнования, то на награждение, то на отчетный концерт…
С мамой было сложнее. Она согласилась сниматься, но поначалу активности не проявляла.
– А потом, мне кажется, поняла, что фильм получится совсем односторонний. Тогда поехала с нами смотреть списки поступивших в школу, согласилась на интервью — большое, открытое, — вспоминает Ольга.
– Родители видели фильм?
– Да! Я очень боялась этого из-за опыта со своим предыдущим, дипломным фильмом. Он тоже рассказывает про семью. Сыну на момент съемок исполнилось 23 года, у него проблемы с алкоголем, родители отправляют его пожить в Черногорию при монастыре, потом он возвращается, и вот — первая встреча…
Тоже сложные родители, тоже очень... по-разному любят ребенка. Они посмотрели фильм и запретили показывать его, в Перми — точно. Видимо, сами себе не понравились, боялись узнавания. Поэтому и в этот раз у меня был дикий внутренний страх.
Ольга Аверкиева в монтажке. На мониторе — финальные кадры фильма. Фото: Анастасия Сечина / «Русская планета»
Ольга Аверкиева в монтажке. На мониторе — финальные кадры фильма. Фото: Анастасия Сечина / «Русская планета»
Но ничего, нормально. Не запретили. У папы были свои замечания. Например, про то, что в конце я показываю только Димин проигрыш на шахматном турнире, хотя он занял там призовое место. Мама же сказала, что смотрела не отрываясь, только очень грустно стало...
– Как ты думаешь, они что-то о себе поняли?
– Когда я работала над дипломным фильмом, мне казалось: вот я сниму, покажу, они увидят себя со стороны и наконец-то поймут!..
Ничего не случилось в тот раз, а в этот раз — тем более. И я поняла, что героям не рассказать про их жизнь больше, чем они сами знают. Ты не для них кино делаешь, а для зрителя.
Оле 25 лет. Она не замужем, у нее пока нет своих детей, но детская тема — именно то, что ее цепляет и является предметом киноисследований. Говорит, что в ту сторону ее затянула работа над коротким 10-минутным фильмом про Соню Макарову — девочку, на лечение которой от саркомы пермяки собрали более 3 млн рублей.
Теперь Оля лелеет идею фильма про маленьких пациентов онкоцентра и художницу Нину Горланову, которая занимается с ними живописью. А еще хочет снять ленту про жизнь инвалидов — выпускников детского дома в колледже-интернате. «Я сама ребенок все еще. Все так говорят», — объясняет Оля свой интерес к детской теме.
Ты задаешься вопросами семьи, воспитания детей. Это немного странно. Пока у человека всего этого нет, он обычно об этом и не думает...
– А я пыталась снимать глазами ребенка. И с позиции взрослого ребенка задумывалась о том, как бы ему хотелось расти. Потому что мои родители жили не вместе изначально. Я все это тоже переживала.
– То есть это в каком-то смысле самоисследование.
– Как любое кино! Если хочется, чтобы кино получилось, нужно снимать о себе в первую очередь. И мои родители, я надеюсь, тоже увидели себя в этом фильме. Думаю, для них очевидно, что это про нас.
Премьера. Фото: Михаил Данилович
Премьера. Фото: Михаил Данилович
– В твоем личном поиске что дало это кино?
– Если честно, оно оттянуло мое желание заводить детей. Года два назад я думала, что уже, может быть, пора. Сейчас я так не думаю.
Вообще, фильм ушел немного в другую сторону, но изначально я искала ответ на вопрос: зачем рожать детей?
– И теперь на него есть ответ?
– Есть ответ на вопрос, зачем точно не надо заводить детей. От скуки не надо. От одиночества не надо. Или если ты всю жизнь хотел быть скрипачом, а стал электриком, то тоже не надо рожать ребенка, чтобы он вместо тебя стал скрипачом, а ты бы с ним по гастролям ездил. В идеальном мире ты должен понимать сразу, что твой ребенок — это не ты. У него свой путь, и дай Бог, чтобы он сам его нашел.
Мне кажется, детей надо заводить тогда, когда ты уже сам реализовался. Потому что параллельно с воспитанием ребенка пытаться воспитывать еще и себя самого — сложно. Ты должен уже кем-то быть, потому что, в конце концов, ты должен что-то ребенку дать. И когда в тебе столько энергии, что она выплескивается через край, вот тогда, может быть, пора…
После показа в «Премьере» одна из зрительниц начала эмоционально призывать режиссера «не бросать семью», курировать, помочь маме… Ее прервал продюсер фильма, директор «Пермкино» Павел Печенкин:
– Это — не задача режиссера. Кино — не доктор. Кино — боль.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин