Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Александр Матвеев. Фото со страницы в Facebook

Долина нищих, пышки и ватокат

«Русская планета» встретилась с одним из авторов словаря новосибирских региональных слов и неофициальных топонимов
Сергей Спицын
29 июля, 2015 09:22
11 мин
В Новосибирске местные энтузиасты создают словарь региональных слов и неофициальных городских топонимов. Проект получил поддержку со стороны правительства области в виде гранта. Корреспондент РП обсудил городской язык с соавтором словаря Александром Матвеевым.
То, чем Александр занимается в свободное время, он называет «увлекательное краеведение». Это и блог «Сибирские хроники» в LiveJournal, где Матвеев публикует свои статьи и находки по истории и современности Сибири, как например, отрывки из воспоминаний корреспондента «Нью-Йорк-Таймс» Гаррисона Солсбери, побывавшего в 1944 году в Новосибирске. Это и фотовыставка «Новосибирск неизвестный», воплотившая в себе самые интересные работы, представленные Александром в соцсети Instagram. Это и книга «555 фактов о Новосибирске», которую блогер готовит к выпуску нынешней осенью. И, наконец, словарь региональных слов, разрабатываемый вместе с другим «увлекательным краеведом» Ириной Ливинской, аспиранткой НГТУ.
– Откуда такая активность, блогерство, книга, выставка?
– Еще буквально лет пять назад, Новосибирск был для меня обычным местом проживания. Он всегда нравился с точки зрения ритма, возможностей по работе, но никогда его не воспринимал как что-то красивое и достойное изучению. Постепенно, благодаря тематическим выставкам и книгам, изменил свое отношение.
– Получается, что одним из побуждающих моментов была книга Игоря Маранина «Мифосибирск» (Сборник городских легенд и историй. — Примеч. РП.)?
– Абсолютно. Одна из главных точек, переработавших мое сознание. Плюс, выставки музея города Новосибирска, фотографии Славы «Gelio» Степанова (Фотохудожник, занимающийся высотной архитектурной и промышленной съемкой городов. — Примеч. РП.). Все это дало понять, что может быть другой взгляд на город. Что есть целая история и она разнообразная. И я начал собирать информацию без целей, а потом уже стал делить: завел блог и созрел до выставки и книги.
– Ты себя ощущаешь краеведом?
– Если и краеведение, то увлекательное, потому что просто «краеведение» звучит словно, я — бородатый дядька в засаленном пиджаке, который непонятно чем занимается. Признаться честно, скорее воспринимаю себя блогером. Человеком, который любит город, всесторонне его изучает и старается, чтобы другие люди полюбили его немного больше, причем не слепой любовью, а видели все его недостатки. Например, в газете «Вечерний Новосибирск» веду колонку с названием «Прости, любимый город»: там публикуются фотографии мусора, нелепой рекламы, дорожных ям. Считаю, что любить — это делать что-то светлое и бескорыстное во благо города.
– Словарь относится к увлекательному краеведению?
– Это такая часть новосибирской идентичности и скажу сразу, чтобы отмести подозрения в несостоятельности, все же блогерство и лингвистика не рядом стоят: я — филолог по образованию, и диплом был посвящен новосибирским регионализмам. Наверное, был первый, кто изучил эту тему так подробно. И меня звали в аспирантуру развивать эту тему и далее.
– Есть ли отличия новосибирской лексики от словарного запаса жителей других сибирских городов?
– Такую грань сложно провести, потому что в Новосибирск стекаются люди со всего федерального округа и у нас есть свои отдельные пересечения с Омском, Кемеровом, Красноярском и другими сибирскими городами. В лексике наблюдается смесь всей Сибири и все же наша неповторимость. Хотя, с другой стороны, есть много пересечений с Санкт-Петербургом. «Поребрик», например, а не «бордюр». Потом «пышки». Это все идет от эвакуации в годы Великой Отечественной войны, когда сюда приехало 300 тыс. ленинградцев. Это не бесследно прошло для речи новосибирцев.
– Можно ли как-то охарактеризовать новосибирские регионализмы?
– Могу сказать, что есть отдельные новосибирские лексемы, которые все же не создают новосибирский язык. Можно говорить только о том, откуда они пришли сюда. Многие регионализмы, и мне это кажется интересным, не несут эмоциональной окраски. Например «горошница» — гороховая каша. Или «мультифора» — прозрачная папка для документов. Кстати, «мультифора» используется до Екатеринбурга, там используют понятие «файл». Если говорить дальше про регионализмы, то их больше жаргонных и просторечных. Например, «ватокат» — это ненадежный человек. Говорят, что это слово — из Средней Азии. Мол, там «катать вату» — это как у нас «бить баклуши».
– Что подтолкнуло вас к работе над словарем?
– Мне всегда нравилась эта тема, и хотелось к ней вернуться. Во-вторых, видел множество словарей других регионов, и меня удивляло, как топорно они сделаны. Ощущение, что авторы просто взяли и занесли туда первые попавшиеся слова, никак не разграничивая. И мы решили сделать словарь собственными силами.
– Как проект получил грант?
– Сначала пытались получить грант мэрии, потому что это логично: словарь города, а не области. Была заявка и последующая защита со скептической комиссией, которая спросила, кому будет интересен наш словарь, и, увидев наше колебание, отказала нам в гранте. Потом был проект для областного правительства, и там защиты не было. Просто в какой-то момент узнали, что победили. Считаю, что нам помогли СМИ — раскрутили наш проект после проигрыша в мэрии. И, может быть, комиссия в областном правительстве оказалась толерантнее к новым нестандартным идеям.
– И в этом помог выигранный грант?
– Он небольшой — 50 тысяч, причем часть заплатим как налог. Этой суммы хватит на верстку, дизайн обложки и типографию. Мы не берем ни копейки за свой гигантский труд. Это чистый энтузиазм.
– Сколько человек работает над словарем?
– Двое — я и Ирина Ливинская. Мы делим всю работу на двоих, чтобы быстрее шла подготовка, и являемся начальниками друг друга. Ирина — аспирантка гуманитарного факультета НГТУ и у нее кандидатская диссертация развивает тему новосибирских регионализмов.
Авторы словаря Александр Матвеев и Ирина Ливинская. Фото с сайта ngs.ru
Авторы словаря Александр Матвеев и Ирина Ливинская. Фото с сайта ngs.ru
– Как вообще работали над словарем и искали слова?
– Все началось в сентябре прошлого года, с моего разговора с Ириной. Во-первых, взяли мои и ее дипломные слова — около 28. Потом полезли на многочисленные лингвистические форумы, где завели ряд топиков на тему коммуникативных неудач, возникающих при общении жителей разных регионов России. Оттуда собрали еще какое-то количество слов. Затем, есть интернет-словарь «Языки русских городов», где взяли слова с пометкой «новосиб.». Еще собрали слова из разговоров с людьми. Всего получилось порядка 500 слов, которые нужны было разгребать.
– Разгребать?
– Отсеивать. Первым делом составили анкету для жителей несибирских городов, чтобы убрать те слова, которые используют и в других регионах, то есть общеупотребимую, регионально не ограниченную лексику. И начали через соцсети опрашивать людей разных городов — знают понятия или нет. Так осталось 250 слов, которых не знают на Урале, в европейской части страны, на Дальнем Востоке и где-либо еще. Вторым этапом нужно было доказать, что оставшиеся слова знают конкретно в Новосибирске. Была составлена другая анкета, по которой опрашивали тех, кто живет здесь пять лет и более. Причем, мы предлагали каждому самостоятельно определять дефиниции наших слов. Не исключено, что создадим еще одну анкету для коренных жителей и приезжих, потому что в ходе второго этапа появились еще кое-какие новые слова, хотя они сомнительные в части региональной ограниченности.
– Сколько на данный момент регионализмов и топонимов?
– Около 200 и 300 — по нашим предварительным прикидкам. Думаю, это будет небольшой карманный словарь с иллюстрациями, но не ко всем, потому что не все можно проиллюстрировать как, например «догоняшки» — игра в салочки.
– Словарь будет поделен на слова с эмоциональной и неэмоциональной окраской?
– Будет деление, но по другому принципу. Регионализмы всех видов в одной части, и будет второй раздел — неофициальные топонимы. Это имена собственные, которые обозначают географические объекты и не зарегистрированы официально. Это, например, «Богдашка» (улица Богдана Хмельницкого. — Примеч. РП) или «Долина Нищих» в Первомайском районе. Действительно, есть такое место рядом с остановкой «Матвеевка», вверх к кладбищу. Топонимами занимается моя коллега Ирина Ливинская.
– Что было самого сложного в работе над словарем?
– Много рутины, и иногда понимаешь, что все свободное время тратишь на анализ анкет. Возникали мысли все бросить, но помогала поддержка моего соавтора Ирины.
– Какие недостатки видишь в своей работе?
– Опасаемся, что словарь выйдет и пойдет обратная связь. Может оказаться, что и слова — не совсем новосибирские, и кое-какие топонимы могли упустить. Да, есть возможность переиздания, но с критикой точно столкнемся.
Второй момент — предвижу неприятие со стороны научного сообщества. Им какие-то журналисты-блогеры — хуже ножа. Ирина на различных конференциях упоминает мое имя, так ей такое негодование в ответ, что и представить сложно. Но я ко всему готов, потому что всегда все у меня критиковали — и выставку, и блог. Понял, что нужна реакция в стиле — собака лает, караван идет.
– Какой главный смысл у твоего словаря?
– По мне, Новосибирску не хватает подобных фишек в самом широком понимании. Не хватает необычного и креативного, такого, что было бы только у нас. Многие воспринимают Новосибирск как временный транзит, и не все готовы вкладываться в его развитие пусть и информационное, творческое. Считаю, что словарь — это кирпичик в становлении яркости и увлекательности города.
– Получается, что городу не хватает туристической привлекательности?
– Не только в части туризма. У нас мало чем можно гордиться. Что показывают иногородним? Академгородок, Оперный театр и Зоопарк. Но есть ощущение, что для многих на этом и заканчивается Новосибирск. А нужна еще и различная мелочь, которая делает город самобытным.
– Какой лично у тебя смысл и удовольствие в создании этой мелочи?
– Это хобби, где аппетит приходит во время еды. И второе, мне хочется оставить что-то после себя, что-то интересное и полезное. Блог, книги, другие мои проекты. Я занимаю ту нишу, которую никто еще не занимал до меня.
Поделиться
ТЕГИ
11 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ