Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Марки советских лет. Фото: Ренарт Фасхутдинов // «Русская планета»

Марка имеет значение

История и легенды коллекции почтовых редкостей Магнитогорска
Ренарт Фасхутдинов
8 мая, 2015 10:23
9 мин
Вячеслав Головин собрал несколько тысяч отечественных марок разных столетий: со времен Александра II до сочинской Олимпиады. Часть этого филателистического богатства, относящаяся к 1941–1945 годам, выставлена сейчас в картинной галерее Магнитогорска. «Русская планета» поговорила с председателем городского отделения Союза филателистов России Вячеславом Головиным о его уникальной коллекции.
– С чего началась ваша коллекция марок?
– Собирать марки я, как и многие, начал еще в детстве, в начале 60-х годов. На Кубе как раз произошла революция, все пели песню «Куба — любовь моя», и самыми дорогими марками у нас во дворе были именно кубинские. Но тогда ими все и ограничилось.
В классе четвертом-пятом была вторая попытка, и я даже ходил в кружок юных филателистов в Левобережный дворец. У нас в детстве развлечений было значительно меньше, нежели сейчас. Коллекционирование было чуть ли не единственной отдушиной. Но на тот момент во что-то серьезное это не вылилось, у меня появились другие увлечения, в частности спорт.
Потом я поступил в институт. И однажды в 1971 году мы с другом проходили мимо почтамта, зашли, а там, оказывается, появился киоск с марками. Решили вновь начать собирать марки, записались в местное отделение Всесоюзного общества филателистов. В этом обществе я до сих пор и состою. С 1992 года оно носит название Союз филателистов России. В начале 1996 года меня избрали председателем его магнитогорского отделения, и с тех пор уже почти 20 лет занимаю эту должность.
Первым председателем был Юрий Петрович Минеев, я его считаю своим учителем. Навсегда запомнил его фразу о том, что до 60 лет коллекционер собирает марки, а после 60 должен их продавать. Наверное, я именно к такому рубежу и подошел: марок сейчас покупаю все меньше. Правда, продавать пока не начал, но, думаю, к пенсии хорошо подготовился.
– Марки — это дорогое удовольствие?
– Занятие не для бедных. Хотя все зависит от глубины и ширины разрабатываемой темы. Тот, кто только начинает, имеет возможность покупать дешевые марки. А я все сравнительно дешевые в рамках своей темы уже купил, остались только очень дорогие. К тому же я собираю лишь чистые экземпляры, в идеальном качестве. Они не так доступны. В прошлом году мне удалось приобрести всего четыре марки.
– А какую тему вы разрабатываете?
– Моя первая тема была — литература на марках. Я очень любил читать, читал с утра до вечера и даже иногда ночами. И мне было интересно коллекционировать марки, на которых были писатели или их персонажи. Довольно быстро, лет за десять, я собрал практически все отечественные марки, на которых были писатели. Хотел выставить их, но мне вовремя попалась книжечка о том, как один филателист оформил коллекцию «Пушкинианы». И тут я понял, что толкового экспоната у меня не получится. Оказалось, что для выставки хорошо бы иметь конвертик, карточку или почтовую открытку с автографом писателя. Без этого все остальное имеет копеечную ценность. А где я возьму автографы Пушкина или Горького?
Тогда я переключился с тематического принципа на хронологический и начал коллекционировать все советские марки. В начале 90-х годов собрал практически все 1960-е годы, половину 50-х, немножко 40-х. В то время я часто, примерно раз в месяц, ездил в командировки в Харьков. Потом подумал, почему бы не замахнуться и на тридцатые. А там и дальше в прошлое потянуло. Теперь у меня в коллекции есть отечественные марки за царский период, период РСФСР, период СССР и постсоветское время.
Вячеслав Головин. Фото из личного архива.
Вячеслав Головин. Фото из личного архива.
– А раритеты есть?
– Как вы, журналисты, любите это слово — «раритеты»! В филателии этот термин имеет конкретное значение и относится только к маркам, которых в мире существует 50 или менее экземпляров. Им присваивается буква «Р». Причем букв «Р» может быть несколько: от одной до четырех. Две буковки ставятся, если таких марок не больше пятнадцати. Три — если их не больше пяти. Четыре буквы «Р» — 2–3 экземпляра. Марки, которые есть в единичном экземпляре, называются «Уникум». Так вот, поверьте мне, в городе Магнитогорске ни у меня, ни у кого-то еще ни одного раритета нет. Даже с одной буквой «Р».
– Хорошо, обойдемся без этого слова. Какая марка у вас в коллекции, например, самая старая?
– Самая старая — это первая марка, выпущенная в Российской империи в 1857 году. К сожалению, она у меня гашеная, это снижает ее ценность. Но в марках возраст не так важен, как вы думаете. Царский период я уже не собираю, в этих марках для меня нет ничего интересного, красивого. Разве они вдохновляют?
– А что вас вдохновляет?
– Когда я стал собирать отечественные марки, то начал бывать на разных выставках. И обратил внимание, насколько интересны и разнообразны марки периода РСФСР: с 1918 по 1923 годы. Почему интересны? Это время разрухи, войны, голода, холода. Краски не было, бумаги не было, а марки нужно было на чем-то печатать. Печатали на чем попало. Поэтому появилось очень много вариантов марок — как естественных, так и искусственных. Большевики не жалели сил на изготовление искусственных разновидностей, потому что такие марки они продавали за границу, меняли их на паровозы, пароходы и так далее.
Легендарная марка с фотографией летчика Сигизмунда Леваневского. Фото: Ренарт Фасхутдинов // «Русская планета»
Легендарная марка с фотографией летчика Сигизмунда Леваневского. Фото: Ренарт Фасхутдинов // «Русская планета»
– Что значит искусственные?
– Это значит, сами взяли и сделали. (Головин достает и раскрывает альбом.) Видите, здесь на странице несколько вариантов одной и той же марки. Вот это оригинал, вот это, чуть бледнее, его естественная разновидность, не хватало краски. А вот эта марка искусственная, она оливковая. Большевики специально изменили цвет и сделали ее особо привлекательной для коллекционеров. Сейчас в каталоге эта марка в оригинальном исполнении стоит 15 рублей, а оливковая — 6500 рублей. Разница в 400 раз! А вот эту марку взяли и прошлись по листу три раза, получилась тройная печать. По идее, это брак, и она должна была пойти под нож. Но, как видите, все целое, в идеальном состоянии. Такие искусственные разновидности марок печатали сразу на вывоз за рубеж и продавали их в торгсинах.
Самый красивый пример — это так называемый перевернутый Леваневский. Правда, относится уже не к периоду РСФСР. Эта марка с изображением известного советского летчика Сигизмунда Леваневского была напечатана в серии «Герои СССР». В день ее выпуска должен был состояться трансполярный перелет Леваневского из Советского Союза в Америку. Поэтому марка вышла с надпечаткой «Перелет Москва – Сан-Франциско через Сев. полюс 1935». Перелет в тот день не удался, сорвался. А через пару лет при второй попытке пролететь над полюсом Леваневский пропал без вести. На некотором количестве экземпляров надпись оказалась перевернутой. Надпечатку не просто перевернули, но еще и сознательно подвинули листик, сделав очень дорогой филателистической редкостью. Потом квартблок с этой маркой Сталин подарил заядлому коллекционеру Рузвельту в 1943 году на Тегеранской конференции. Есть у филателистов легенда, что это сыграло свою роль в открытии второго фронта.
– А у вас такая марка есть?
– Господь с вами! Она стоит таких денег, которые мне и не снились. Я видел, кстати, в конце прошлого года тот самый рузвельтовский квартблок на интернет-аукционе. Сейчас его там нет, кто-то уже купил. А у меня есть оригинальная марка Леваневского с обычной надпечаткой.
– Какого размера ваша коллекция? Вы знаете с точностью до единицы количество ваших марок?
– Примерно три метра в длину (улыбается и кивает на шкаф с альбомами, который целиком занимает одну из стен комнаты, от пола до потолка). А если серьезно, то с царского времени было выпущено около восьми с половиной тысяч марок, из которых у меня нет лишь нескольких десятков. Но стоят эти несколько десятков, как все остальные вместе взятые. Первая царская марка 1857 года в не очень хорошем виде, но не гашеная, стоит 3 млн рублей. А в гашеном, как у меня, — 15 тысяч. Почувствуйте разницу. Так что дальше уже никуда не пойдешь, пополнение коллекции практически остановилось. Не зря Юрий Петрович мне говорил, что собирать марки нужно до 60 лет…
Поделиться
ТЕГИ
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ