Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Задохнутся все в первые же сутки»

В каком состоянии находятся рязанские бомбоубежища

Екатерина Вулих
6 марта, 2015 15:03
11 мин
Фото: Екатерина Вулих
В середине августа 2014 года депутаты Госдумы от КПРФ попросили руководство МЧС привести бомбоубежища в регионах в полную готовность. Уже к концу месяца появилось сообщение, что подготовка укрытий к возможным бедствиям идет полным ходом и готовность составляет 68,5%. В феврале 2015-го стало известно, что руководство МЧС РФ запланировало провести инвентаризацию всех подземных помещений, которые можно использовать как защитные сооружения. Осмотру подвергнутся склады, гаражи, складские помещения, торговые и развлекательные центры. «Русская планета» выясняла, в каком состоянии убежища находятся в Рязани и почему их адреса скрывают даже от самих жителей — тех, кого предстоит спасать в случае ЧС.
Рязанские тележурналисты в конце прошлого года попытались узнать, как обстоят дела с городскими подземными укрытиями, но получили категоричный отказ в получении информации из-за того, что координаты бомбоубежищ — гостайна. Открытую информацию об их расположении (сведения, которые 20 лет назад доносили в обязательном порядке до каждого жителя Советского Союза) корреспонденту «Русской планеты» также получить не удалось. В свободном информационном доступе можно найти «адрес» лишь одного бомбоубежища, расположенного на территории больницы имени Семашко. Подземное сооружение, по свидетельству некоторых рязанцев, в 90-е годы сдавалось в аренду, даже функционировал столярный цех. В каком оно состоянии сейчас — известно, скорее всего, только тем, кто имеет к нему доступ.
Официальный запрос «Русской планеты» в ГУ МЧС по Рязанской области не дал результата, в ответе значилось, что ведомство в настоящее время не имеет никакого отношения к бомбоубежищам. В пресс-службе администрации города ответили, что такие сведения не подлежат разглашению. Пришлось «обходить с тыла» и разыскивать людей, хоть как-то причастных к тайнам гражданской обороны.
– Не понимаю, почему Вам везде отказывают в получении информации, тут нет ничего тайного. Может быть, месторасположение каких-то на самом деле стратегических подземных объектов, о которых знает ограниченное количество человек, — это да, это всем знать не надо. Но убежища гражданской обороны? Какая секретность? Кстати, правильно говорить именно так: либо «убежища», либо «защитные сооружения», а не «бомбоубежища». Бомбоубежища строились с 20-х по 40-е годы прошлого века. А что конкретно вы хотели бы узнать?
Фото: Екатерина Вулих
Этот разговор состоялся с представителем одного из отделов ведомства ГО и ЧС Николаем Ивановичем Петровым (имя по просьбе сотрудника изменено — Примеч. РП.).
– Началась воздушная тревога, возникла химическая опасность — что делать? Куда бежать?
– В первую очередь, никуда не бежать, а включать все средства получения информации: телевизор, приемник, Интернет, мобильный телефон. В городе сработает звуковая система оповещения, по телевизору сообщат, какими должны быть ваши дальнейшие действия. Вполне возможно, никуда не нужно будет бежать, а только герметично закрыть окна и двери, вытяжки или дымоходы — это, к примеру, при возникновении незначительной химической опасности. Главное — не паниковать. При опасности с воздуха, проще говоря бомбежке, — укрыться в обычном подвале под жилым домом. Кстати, «бомбоубежища», расположенные в подвалах, официально называются встроенными убежищами. Это мера для неработающего населения, для тех, кого тревога застала дома. Сотрудников крупных предприятий поместят в укрытия этих предприятий. Оговорюсь: мы сейчас беседуем о том, как должно быть в теории.
– Эти убежища, относящиеся к крупным предприятиям, пребывают в надлежащем порядке?
– А вот этого и мы не знаем. Во-первых, это секретно и от сотрудников ведомства гражданской обороны, во-вторых, зависит от руководителя предприятия, насколько он ответственен. Кстати, в убежище допустимо устраивать какие-то склады, использовать под текущие нужды, но до того момента, пока не возникнет опасность. Помещение тут же должно быть освобождено для размещения горожан.
– В Рязани много предприятий, которые раньше работали на «оборонку», были секретными. Это как-то повлияло на количество убежищ?
– Конечно, и не только это. Рязань относится к первому классу опасности, если можно так выразиться. И не из-за «оборонных» заводов, а из-за того, что у нас есть ГРЭС, есть нефтезавод. Железная дорога проходит через весь город. Если вдруг какая опасность — может случиться катастрофа, мгновенно может быть уничтожен весь город. Так вот, вообще-то гражданское население Рязани должно быть вывезено из города по железной дороге в первые 8 часов после возникновения угрозы населению. В городе останутся рабочие, которые будут поддерживать свето- и водоснабжение, работу других объектов, поддерживающих жизнедеятельность основных предприятий. Но это теория, вы ж понимаете, что на практике вывезти все население невозможно. С другой стороны, теоретически и каждая землянка, окоп тоже считаются убежищем. Так что рассчитывать надо на себя.
Ржавая металлическая дверь ведет в подвал под многоквартирным пятиэтажным домом. Направо — отопительный элеватор, налево — то самое бомбоубежище, которое уже должно быть в полной готовности принять жителей близлежащих домов «в случае чего». Сразу под лестницей — мирные орудия труда дворника, вводное распределительное устройство и единственная светящаяся лампочка. В помещения, расположенные за «тамбуром», приходится идти с фонариком: темнота настолько густая, что, кажется, ее можно потрогать руками. Тепло, сыро и затхло, как в любом другом подвале.
Под ногами следы пребывания подростков: фантики, разбитые бутылки, обрывки каких-то тряпок, горелые спички и окурки. В одной нише две кабинки: здесь некогда был раздельный санузел. Судя по осколкам унитаза, обрезкам ржавых труб и надписи на притолоке: «Параша». Бомбоубежище вообще богато подобными «креативными» надписями. Над входом в довольно просторное помещение красуется успокоительное приглашение «Заходи не бойся», с обратной стороны «Выходи не плачь» (орфография и пунктуация сохранена — Примеч. РП.). Осветив фонариком несущую стену, получаю информацию: «Вход в ад», «Здесь тусуется новое поколение».
Фото: Екатерина Вулих
Стены изрисованы преимущественно рожами чертей, какими-то окровавленными мордами и названиями музыкальных групп прошлого. «Ozzy Osbourne», «AC/DC» и, конечно же, непременная надпись конца 80-х «Heavy metal». Почувствовав себя чуть ли не археологом, двигаюсь дальше. А дальше — только гермодверь, которую от ржавчины заклинило на веки вечные. Электропроводка под потолком видится этакой пунктирной линией: тут есть, там нет, оборвана. Некая труба (как мне потом объяснили люди знающие, воздуховод) переломлена. На водопроводных трубах ищу какой-нибудь кран.
– Вы что здесь делаете? — грозный окрик из тьмы чуть не стал последним звуком, услышанным мной в этой жизни.
«Проверяющим» оказался обычный мужичок, проживший в этом доме все свои 67 лет. И даже очень разговорчивый, как выяснилось после моего объяснения цели визита и предъявления при фонарном свете пресс-карты.
– Тут когда-то молодежь сидела, зубодробильную музыку слушала, аж лестницы в подъезде ходуном ходили. А еще раньше, в 70-х годах, мы точно знали, что у нас тут есть бомбоубежище, даже во время субботников спускались порядок навести — проводку там починить, трубы осмотреть. Лампочки вкручивали. Время-то какое было — холодная война, — припомнил Виктор Бойко.
– А сейчас — спокойнее?
– Какое там. Потому и зашел проверить, кто тут шастает, когда дверь приоткрытую увидел. Смотрю — женщина с фотоаппаратом. Подозрительно.
Виктор Петрович перечислил мне все убежища, расположенные под жилыми домами в радиусе нескольких дворов. И даже предложил сопроводить меня в соседнее укрытие.
– От тамошнего подвала ключи у жильцов хранятся. А все потому, что личные подвальчики там устроили, разве ж это порядок? И свалка там, пойдемте, я все покажу, раз для пользы дела нужно.
В соседнем убежище, действительно, оказалась настоящая свалка старых ковров, колясок, поломанных стульев и шкафов. Чей-то склад трехлитровых пустых банок и ящиков, ожидающий сезона домашних заготовок и сбора яблок.
– Ну? И разве здесь спасешься от бомбежки или другой напасти? Воды не достать, доступа воздуха нет, только через дверь, а ведь ее нужно будет задраить. В общем, задохнутся все в первые же сутки. Только я этого не говорил, а то напишете потом, что панику местные жители сеют. От всей площади помещения свободной для размещения людей была лишь одна треть.
«Начали восстанавливать, для чего — не знаю»
О состоянии других давно заброшенных убежищ РП рассказал один из рязанских то ли диггеров, то ли промышленных туристов.
– Называть нас диггерами все же не слишком правильно, мы просто исследуем заброшенные сооружения. Так, из интереса. На заброшенной кинокопировальной фабрике часто были, пока ее не снесли. Однажды нас охранники задержали, в полицию позвонили, так что я фамилии своей не назову, зовите просто Максом.
– Много нашли заброшенных укрытий?
– А то. Все даже не вспомню. Под «Планетарием» были: помню, когда еще в школе учился, нам объясняли на уроках ОБЖ, что в случае опасности туда нужно всем бежать. Под заводом «Химволокно», под ОКБ (Областной клинической больницей в микрорайоне Канищево — Примеч. РП.) были, под больницей № 4, в «бомбарях» на Театралке, в Соколовке были. Что интересно, мы с друзьями давно так выходные проводим, это вроде хобби. А с 2012 года начали замечать: кое-какие бомбоубежища принялись восстанавливать. Уж не знаем, ради прямого их назначения или еще для чего, но больше мы в те укрытия попасть не смогли — закончились наши «экскурсии». Кстати, многие из тех мест, по которым бродили подобные искатели приключений, теперь прикрыты «наглушняк».
Фото: Екатерина Вулих
По словам Макса, в некоторых рязанских убежищах сохранились ряды двухъярусных кроватей, столы, шкафы и средства индивидуальной защиты — противогазы. В другие было невозможно попасть: они были заполнены водой. В третьих даже противогазы были растащены «на сувениры».
– Люди говорят, есть у нас «бомбари», в которые можно спуститься хоть завтра и отсидеться несколько дней. Только это — под крупными предприятиями, людей «со стороны» туда не пустят. Только не хочется об этом думать, дай бог, чтобы не понадобилось.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
11 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ