Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Животные все равно умрут»

В каких условиях живут кошки во время передержки у предпринимательницы из Вихоревки

Владимир Лактанов
3 мин

Елена Боровик у себя дома. Фото: Виктория Морозова

«Не отдавайте котят и кошек женщине Елене с Вихоревки! Она мучает животных и доводит их до истощения, а всем говорит, что раздает их в добрые руки. Не верьте!»
Такое сообщение появилось в братской группе защиты и помощи животным «КотоПес» в социальной сети и быстро распространилось. Автор сообщения — Лилия Виштартене, волонтер-зоозащитник, куратор группы «КотоПес». Елена из Вихоревки — это Елена Боровик, предпринимательница, оказывающая услуги по передержке и пристраиванию животных. В октябре 2014 года зоозащитники впервые съездили к Елене предложить корм для животных. И решили, что кошек надо спасать. В очередной рейд в Вихоревку с волонтерами отправилась корреспондент «Русской планеты».
– Люди обращаются к Елене по объявлению, платят по 500 рублей, приносят своих кошек и сдают в надежде, что животное вскоре обретет нового хозяина, — рассказывает Лилия Виштартене. — А на самом деле они на верную смерть этих бедных кошек отдают.
Город Вихоревка находится в Братском районе, и путь до него неблизкий: более 30 км. У зоозащитников нет возможности навещать кошатницу часто. В ветеринарной аптеке перед выездом Лилия сразу покупает кучу лекарств, чтобы за один визит поставить прививки, дать антигельминтный препарат, обработать раны от кожных заболеваний.
С нами едет Александр, сотрудник приюта для бездомных животных «Дружок», и Светлана, еще один волонтер группы «КотоПес». Всю дорогу из переноски для кошек доносится писк. По пути мы завезем новому хозяину котенка, который тоже жил у Боровик.
– Мы две недели назад ездили к этой Елене, у нее тогда было около 50 кошек, из них 15 — котята. Мы их забрали с собой, потому что им требовалась помощь ветеринара. Откормили, выходили, все нужные прививки поставили. Вот одного уже пристроили.
Перед входом в дом мы надеваем резиновые перчатки и бахилы. Все кошки, по словам Лилии, лишайные. Хозяйка несколько минут игнорирует стук. Наконец дверь квартиры открывается, наружу вырывается кошка.
В квартире тесно. В нос ударяет резкий неприятный запах, слышно частое мяуканье кошек и откуда-то доносится лай собаки. Беспорядочно разбросаны вещи, очень грязно. Хозяйка — женщина лет пятидесяти, невысокая и очень худая — с трудом стоит на ногах. От нее разит алкоголем.
– Приезжали врачи, обкололи меня лекарствами, — оправдывается Елена, с трудом шевеля языком.
В квартире две комнаты. В одной плотно закрыта дверь. Там среди разбросанных вещей — 15 кошек. Есть и породистые: сиамская, дымчатый кот, черепаховая кошка, — но видно, что все они больные. Шерсть на некоторых свисает клоками, заметны язвы от лишая. На кухне стоят миски для животных в засохших остатках какой-то еды, блюдечка с водой нет, на печи стоит кастрюля с заплесневевшей жижей.
Зоозащитники достают корм, который мы привезли с собой. Кошки накидываются, рыча и шипя друг на друга. За дверью туалета — тоже с десяток котов. У некоторых из них на шее местами сильно потерта шерсть. Волонтеры предполагают, что хозяйка привязывала их веревками.
– А вот та трехцветная кошка — она новая. Я в прошлый раз приезжала, ее не было, — говорит Лилия. — И ведь обещала мне хозяйка, что не будет больше брать!
За время нашего визита у Елены Боровик трижды меняется настроение. Сначала она благодарит за корм и медикаменты, потом пытается нас прогнать, а в конце концов вообще уходит в комнату и демонстративно игнорирует все вопросы волонтеров.
– Вон тот кот белый — он даже не ест. У него кальцивироз, — рассказывает волонтер Александр, — морда опухла, пасть вся в язвах. Одни ребра торчат. Угробила она кота.
– Вылечить всех не получится, — сожалеет Лилия, — есть такие, у которых облезла шкура из-за лишая. Пищеварительные тракты наверняка тоже загублены с таким питанием, точнее его отсутствием. Она же их держит взаперти! Без воды! Им бы в подвале, наверное, и то лучше бы жилось!
Мы уходим из квартиры через 15 минут, прихватив с собой аквариум с морской свинкой, которая выглядит здоровой и упитанной. Возможно, сдали ее совсем недавно. На улице снимаем перчатки и отмываем руки хлорированной водой. Лилия плачет.
В ветеринарную лечебницу Братска волонтеры кошек не повезут: разместить такое количество негде, а отправить в приют — значит заразить лишаем и блохами других животных. Зоозащитники приходят к выводу, что многих придется усыпить: попросить об этом вихоревских ветеринаров. «Иначе кошки все равно все умрут, только голодной мучительной смертью», — поясняют волонтеры.
По словам соседки Боровик, Татьяны, кошек Елена собирает уже 17 лет.
– Люди приезжают постоянно, привозят котят. У нас рекламное агентство крутит постоянно объявление, что она принимает кошек на передержку. Люди верят. Мы уже обращались к рекламщикам, чтобы убрали рекламу. Отвечают: «Мы не можем. Это наш доход». Приезжают люди, коробки с кошками просто выставляют на крыльцо. Я уже сама спускаюсь и разговариваю с каждым, говорю, на что они своих питомцев обрекают, — делится соседка.
– Я с собакой там гулять не могу. Она (Елена — Примеч. РП.) постоянно дохлых кошек туда относит, — говорит Татьяна. — Мы уже с ней ругались, она начинает орать: «Тебе какое дело?» Клеили в округе объявления, чтобы ей кошек не приносили. Она ж ненормальная. Она говорит: «Да, у меня мечта  завести 100 кошек. Я по телевизору видела, как в особняке живут много-много кошек». И еще рассказывали, что она ходит по улице и, если видит кошку, то ловит ее и тащит домой. Потом хозяева своих кошек разыскивают. Так что она их «коллекционирует» не всегда ради денег. А просто потому, что с головой у нее не в порядке.
Как оказалось, соседи обращались в полицию. Но безрезультатно.
– Собрание кошек — не в компетенции органов полиции, — комментирует РП ситуацию старший инспектор пресс-службы УМВД Братска Ирина Кириллова. — Если хозяйка квартиры нарушает какие-то санитарно-эпидемиологические нормы — то это в Роспотребнадзор или в ЖЭК. Они могут даже выселить жильца при достаточных основаниях. Это в их полномочиях, а не в полномочиях полиции.
В крайнем случае санитарные службы Елену выселят — но не привлекут к ответственности за жестокое обращение с животными. А пока этого никто не сделал, волонтеры ищут выход сами. Лилия считает, что нужно открыть сбор средств на оплату услуг ветеринара и препаратов для усыпления. Процедура с одним животным стоит порядка 1000 рублей, а в кошачьей квартире их несколько десятков. Светлана Полуэктова, второй волонтер, собирается писать заявление в прокуратуру. Соседка Татьяна обещает поддержать и собрать подписи со всех остальных соседей.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин