Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Иркутяне боятся остаться сносом

Мэрия Иркутска собралась уничтожать самовольные постройки, но в некоторых из них сейчас живут люди
Елена Коваленко
6 мин

Единственный дом семьи Петренко, переселенцев из украинского Дебальцева. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»

Мэрия Иркутска ищет подрядчика для сноса самовольных построек. Городские власти решили воспользоваться новыми изменениями в Гражданский кодекс РФ, вступившими в силу в сентябре: согласно им, отдельные самострои теперь можно ликвидировать без решения суда. Сейчас проходит аукцион на право сровнять с землей первые 20 нелегальных зданий.
Но в некоторых иркутских самостроях живут люди, у которых нет другой крыши над головой. Как они там оказались и что их ждет во время этой кампании по сносу, разбиралась «Русская планета».
Степан Иванович с трудом соглашается на фотографирование. Говорит, что до сих пор публичность ему не помогала, а, скорее, напротив — только мешала.
– Раньше я безрезультатно требовал у властей отремонтировать дом, а теперь «моя громкость» мне же и вышла боком — вообще грозятся снести, — сетует собеседник РП. — Говорят, вроде как строительство дома велось с нарушениями. А я откуда знаю-то, что было не по закону построено? Ведь я покупал дом уже готовым.
Готовым — с натяжкой: Степан Иванович с женой купили уже разваливающийся дом с намерением его отремонтировать. Многое успели сделать: крыша уже не проваливается внутрь, а окна застеклены, а не заколочены фанерой, как раньше.
–Домовладельцы мы с женой всего 2 года, но кровлю уже сменили полностью. Раньше она такой дырявой была: вся левая половина дома тазиками была уставлена, в них вода с крыши стекала. Окна все заменили. На очереди — пол, да все никак взяться не могу. Какой смысл, если нас сносить будут? — объясняет пенсионер.
Ирина Петровна, жена Степана Ивановича, боится, что они опять станут бездомными. До покупки дома старики почти пять лет арендовали квартиру, а перед этим скитались по родственникам и знакомым.
– Был период, пришлось и в приюте для бездомных пожить, — с неохотой вспоминает Ирина Петровна. — Это было недолго, пару месяцев, но воспоминаний хватит на всю жизнь. Больше туда возвратиться я не смогу. Лучше буду до самой смерти работать, но снимать свой угол.
Степан Иванович у порога своего нелегального дома. Фото: Мария Чернова / Русская планета
Степан Иванович у порога своего нелегального дома. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»
В приют супругам пришлось пойти после того как Степан Иванович потерял работу. Сейчас пенсионеры продолжают работать, потому что на одну пенсию, по их словам, отремонтировать дом невозможно.
– Ну, или растянулось бы это на десятилетия, а нам ведь пришлось срочно перестилать крышу. Иначе мы первую зиму тут не пережили бы. И так пять обогревателей стаскивали в одну комнату, ходили в верхней одежде. Счет за электричество вышел просто огромный. Но особенно обидно, что мы трудились, как проклятые, на нескольких работах. Накопили с большим трудом на развалюшку, на большее нам и не хватило бы. А теперь опять с носом останемся, — негодует старик.
Как пенсионеры в принципе остались без собственного жилья на старости лет, они рассказывают без подробностей.
– Дом родителей, в котором мы жили изначально, заняли братья с семьями. Мы с Ирой тогда уехали на БАМ, помотались несколько лет по общежитиям. И в принципе не озаботились собственной квартирой или домом, пока нам по сорок не стукнуло. А на работе и не предлагали. А потом развал СССР… И бесплатное жилье в принципе получить стало невозможно, — рассказывает Степан Иванович.
Он и сейчас не просит о льготах или бесплатном жилье, хочет, чтобы просто не трогали его нынешний дом.
Зураб приехал из Таджикистана семь лет назад, его жена и трое детей остались на родине. С тех пор родных он видел только один раз.
– Пять лет назад мне удалось купить билет со скидкой. Неделю ехал на поезде туда, потом неделю — обратно. Побыл с женой и детьми пять дней — и то повезло: хозяин такой большой отпуск дал, — рассказывает РП трудовой мигрант. — С тех пор выкроить на поездку не получается: 15 тысяч я каждый месяц отсылаю домой, чтобы семья питалась, дети нормально росли. Остальное — на еду и жилье. Откладывать уже не пытаюсь: билеты сильно подорожали, мне таких денег не накопить.
Зураб решил пойти другим путем — перевезти семью в Иркутск. Для этого мотавшемуся по съемным квартирам на 10–15 человек иностранцу нужно было решить квартирный вопрос.
– Как-то узнал, что бывшую общагу на окраине города, в которой мы жили общиной раньше, снесли. Пришел посмотреть: там пустырь уже зарос травой, по краям свалка, бездомные собаки бегают. Ну, я и начал тут строить себе дом, — признается Зураб.
Часть стройматериалов он нашел тут же, на месте снесенного здания, часть докупал сам. К коммуникациям, ранее подведенным к общежитию, иркутский продавец с образованием инженера-строителя подключился сам.
– Я расчистил весь пустырь, увез мусор на разрешенные свалки. Никто мне не мешал, но и не хвалил. Потом залил фундамент и потихоньку стал строить дом. Небольшой: только чтобы хватило мне с семьей поселиться. В первую же осень я переехал на стройку. Было холодновато, зато все деньги, что раньше шли на арендное жилье, я мог тратить на строительство своего дома.
Трудовой мигрант Зураб рискует остаться и без жилья, и без денег на билеты домой. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»
Трудовой мигрант Зураб рискует остаться и без жилья, и без денег на билеты домой. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»
Власти новостроем Зураба заинтересовались уже тогда, когда он начал шлифовать внешние стены.
– Пришли какие-то люди в форме, попросили документы. Я все отдал, что у меня было. Они говорят: это твои личные документы, а нам нужны бумаги на землю и дом. Иначе снесем твой самострой, — вспоминает Зураб. — Знающие люди мне сказали, что самострой можно оформить уже после достройки. И так даже проще, чем до нее, но для этого нужен хороший адвокат. На него денег у меня нет. Я даже на билеты жене и детям не могу начать копить, все пока уходит в стройку.
Зураб намерен в первую очередь доделать дом, а потом сразу привезти семью в Иркутск. Он надеется, что семью с тремя несовершеннолетними детьми так просто не выселят из дома, как угрожают сделать это с ним.
Семья Петренко из украинского Дебальцева приехала в Иркутск совсем недавно, семь месяцев назад. Однако уже успели, как говорит глава семейства, «вляпаться в историю».
– Мы почти год меняли город за городом, область за областью, пока не остановились в Иркутске, — признается РП Сергей Петренко. — Конечно, хотелось бы, чтоб потеплее, да и поближе к столице. Но там (в центральных регионах России — Примеч. РП.) с жильем совсем худо было, нам посоветовали ехать в Сибирь, мол, беженцам дадут отдельный дом. Мы и рванули.
В итоге несколько месяцев семья жила в центре соцпомощи, а потом, сложив все накопления, «удачно» купила домик на окраине города.
– Я не жалуюсь, отнеслись к нам хорошо, первое время даже бесплатно кормили. Но, согласитесь, все время жить на птичьих правах в соццентре невозможно. В общем, мы напряглись, часть сбережений нам отправили наши родственники, еще оставшиеся на Украине, с расчетом, что мы им потом тут поможем. Во всяком случае, приютим точно. И купили небольшой дом за полмиллиона рублей. Но радовались мы недолго. Оказалось, что по незнанию приобрели мы самострой на земле, на которой в принципе запрещено строить жилые помещения. Узнали мы об этом из повестки, в которой сказано, что дом подлежит сносу.
Ни тогда, ни теперь у Петренко денег на адвоката не было и нет, только недавно семье вызвался помочь специалист центра юридической помощи. Бесплатно.
– Дело мутное, конечно. Продавец знал, какого «кота в мешке» продает переселенцам. Риелтор тоже. Они ведь даже в регистрационную службу не ходили, что понятно — регистрировать по документам нечего, — объясняет юрист, взявшийся за дело Петренко, Юрий Никишин. — Была слабая надежда решить вопрос в пользу пострадавших в суде. Но ведь сейчас такие дела мэрия может проводить и без судебного решения. Поэтому нам нужно во что бы то ни стало добиться отсрочки. Параллельно мы ищем тех риелтора и продавца: если удастся отсудить у них потраченное клиентами на покупку дома, они не будут просить другое жилье или отстаивать этот дом. Будут уже сами решать квартирный вопрос.
В администрации Иркутска «Русской планете» не смогли точно сказать, попали ли дома наших героев в первый список из 20 «самоволок» под снос. Зато уже известно, что на очистку города от таких зданий в этом году из бюджета выделили 3 млн рублей. На следующий год администрация намерена заложить на это не меньшую сумму.
– Особое внимание мы уделим самоволкам в центре Иркутска, — сообщил глава комитета по управлению муниципальным имуществом мэрии города Андрей Мельников. — В контракт уже вписаны 20 незаконных объектов, которые необходимо снести. По ним у нас имеется постановление суда о сносе строений. С этого года, точнее с 1 сентября 2015 года, закон разрешил сносить самоволки в административном порядке, не ожидая судебного решения. Это касается, прежде всего, объектов, незаконно возведенных в зонах особых условий использования. То есть в санитарно-защитных зонах, зонах подтопления и санитарной охраны источников питьевой воды.
– Если заммэра говорит, что судебные решения по первым домам под снос уже есть, значит, мы в их число точно не входим. По этим домам судебных заседаний еще не было, — замечает Юрий Никишин. — Но это не значит, что можно успокоиться: второй очередью под снос вполне может пойти жилье наших героев.
В ответ на вопрос, что теперь делать жильцам таких домов, заммэра Мельников предлагает не паниковать.
– Изменения в закон вовсе не означают, что мы можем завтра сесть на бульдозер и снести все незаконные постройки, — успокаивает он. — Новый закон для того, чтобы у недобросовестных застройщиков не было шанса затянуть судебное разбирательство, продолжая незаконную стройку. В таком случае самого суда не будет: законодатель дал право городу в административном порядке принять решение о сносе незаконного здания. Но ведь каждое дело рассматривается индивидуально. Никто разом по всем самоволкам не будет принимать решения о сносе.
Власти уточняют: в первую очередь, снос коснется нелегальных многоквартирных, а не маленьких частных домов.
– У нас есть примеры, когда за время суда гараж чудным образом превращался в многоквартирную высотку, — рассказывает РП глава службы Госстройнадзора Приангарья Маргарита Ли.
На Карла Маркса, 13 подрядчик построил нелегальный многоэтажный дом с нарушениями правил безопасности, буквально нависший над детским садом. На улице Степана Разина собственник земли возвел капитальный дом вместо помещения шиномонтажа, прямо в упор у брандмауэрной стены исторического Дома со львами. Именно эти и подобные им объекты мэрия хочет снести в первую очередь: они несут угрозу и портят вид исторического центра.
– Теперь застройщику придется доказать суду, что возведенное им здание законно, а не наоборот, как было до вступления в силу нового закона, — объясняет Ли. — До изменений в закон мы также доказывали, что нарушения, допущенные застройщиком, являются существенными. Ныне этот критерий убрали, оставив лишь формулировку «нарушения норм и правил». То есть раньше мы обращались в суд лишь в крайних случаях, опасаясь не доказать наши претензии. Тогда ведь все расходы по делу ложились на нас. Нынешнее изменение позволит нам увеличить число исков в суд.
По данным мэрии, на сегодняшний день служба судебных приставов занимается уже 76 исполнительными листами, касающимися сноса самоволок в границах города.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин