Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Букинист» ушел тихо

В Твери закрылся старейший книжный магазин
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Юлия Овсянникова
– Молчите, ничего не говорите. Не хотим даже думать, что будет после закрытия.
На лицах сотрудников тверского «Букиниста», легендарного магазина, тридцать девять лет работавшего в доме № 9 на Советской улице, неподдельная скорбь.
Директор магазина, Людмила Кадочникова, немногословна:
– Причин для закрытия, к сожалению, очень много: но решение давалось нелегко. Давайте не будем об этом говорить — для нас, для людей, столько лет работавших здесь, это очень грустное событие.
Причин было действительно много: говорят, помещение давно требует реконструкции, но «поднять» такие работы может только цветущая коммерческая структура — а тверской «Букинист» к ним давно не относится.
– Посетителей с каждым годом все меньше. Поколения, любившие подержать в руках книгу, собиравшие домашние библиотеки, уходят: все качают книги в Интернете. Любовь к печатным изданиям, которая раньше была джентльменской привычкой интеллектуалов, образованных людей, уходит в небытие. И наш магазин вместе с ней, — объясняют продавцы.
Двери старейшего городского книжного закроются во вторник, 30 сентября. А в выходные здесь кипели последние распродажи: за собраниями сочинений, учебниками, специализированной литературой, томами «Литературных памятников», словарями и дореволюционными потрепанными томиками читающие горожане приходили со спортивными сумками и авоськами.
– «Букинист» — это эпоха. Восхождение магазина на городской культурный «Олимп» началось в 1970-е гг., когда в стране случился книжный бум, — рассказал РП Ефим Беренштейн, филолог, культуролог, поэт. — Тогда здесь образовался клуб по интересам. Люди были разные: и проходимцы-фарцовщики, и безумцы, которые не могли жить без книг, как ушедший из жизни Женя Рожанский. Были и такие жрецы книги, как покойный филолог Валерий Валентинович Сергеев. «Букинист» устраивал акции: я, студент, и мой приятель, помню, проводили книжную лотерею в кинотеатре «Звезда». Мне достался томик Саши Черного. Был в магазине и книжный обмен: книги оценивались в баллах. Абсолютной валютой считался Дюма. А за Дрюоном и словарем Даля, которые печатались на нашем полиграфкомбинате и доходили до магазина, приезжали из Москвы и Ленинграда. В магазине можно было подслушать следующие диалоги: «Ты что собираешь, какую «рамку»?». Это о книжных сериях… «Букинист» был азартным казино, здесь дневали и ночевали: ну где еще можно достать трехтомник Свифта или шеститомник Канта?
Громкого прощания с магазином, ставшим частью городской истории, не получилось. Вскипал чайник, рассказывались байки, звучали имена легендарных представителей «уходящей натуры» — тверской городской интеллигенции, любимым местом общения которой был «Букинист». Удивительное дело, но магазин со скромной вывеской и полками, забитыми книгами из чьих-то бывших семейных библиотек, умудрился сыграть особую роль не только в культурной и научной жизни города, но и в региональной политике.
– Об этом мало кто помнит, но «Букинист», как это странно ни прозвучит, был одним из тех мест, где зарождалась тверская демократия, — вспоминает глава Оленинского района Олег Дубов. — Дело было в 1995-м году, на первых выборах губернатора Тверской области, которые выиграл Владимир Платов. Я руководил его избирательным штабом, кандидата поддерживал бывший директор «Букиниста» Виктор Исаков, и его кабинет в магазине был чем-то вроде явочной квартиры. Тут проходили встречи и переговоры: так, курьезным образом, тверской книжный магазин оказался вписан в политическую историю Тверской области. Лично для меня это, безусловно, потеря: ведь очень многие книги в моей библиотеке — родом из «Букиниста».
Жизнь магазина подчинялась законам времени: о некоторых его превратностях вспоминали и в дни прощания с «Букинистом».
– В начале девяностых, когда проводились самые затейливые рыночные эксперименты, процесс докатился и до «Букиниста»: слева от входа открылся отдел детских товаров — шампуни, не щиплющие глазки, мыло и лосьоны… Просуществовал он, к счастью, недолго: торгующие парфюмом были изгнаны из книжного храма, и на его месте появился отдел детской литературы и школьных учебников, — вспоминает кинокритик, преподаватель ТвГУ, журналист Валерий Смирнов.
На полупустых полках тверского «Букиниста» еще можно найти издания с экслибрисами: из библиотек тверской профессуры, актеров и художников. Последнее напоминание о том, что книги точно так же путешествуют во времени и пространстве, как люди, магазины, города и страны.
Отклики на закрытие тверского «Букиниста» в дни прощания с магазином приходили и из-за рубежа: ведь книги отсюда разбредались по всему миру.
– Зимой 2010-го года я во второй раз приехала в Россию и в первый раз в Тверь. Русский язык я тогда изучала всего несколько месяцев. Друзья меня привели в «Букинист». И тут я пропала. Купила первую свою русскую книгу: «Белые ночи» Достоевского. Потом был Толстой, Цветаева, Блок, Достоевский и еще раз Достоевский... И так почти пять лет, во время всех тверских поездок, — рассказывает Пегги Лозе, студентка-славистка из Германии, сотрудница телерадиокомпании Берлин-Бранденбург.
«Букинист» ушел из тверской городской жизни тихо: без дискуссий в социальных сетях, критических публикаций в газетах, флэшмобов и ярких акций. Самый консервативный и самый демократичный тверской книжный магазин закрывает свои двери под перестук чайных чашек и ностальгические беседы. Помянуть «Букинист» в прощальные выходные постоянные посетители предложили по-книжному: собрать воспоминания о магазине, выпустить книгу, оформить фотоальбом. Интеллектуальный клуб решено переносить на домашние кухни и в ближайшие кофейни: «Букинист» умер, но общение продолжается.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин