Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«В Забайкалье мы усилим блок кризисной терапии и суицидологии»

Психотерапевт из НИИ им. В.М. Бехтерева — о подготовке психологов в Чите, потрясениях региона и кризисе
Владимир Лактанов
3 мин
Кабинет психотерапевта. Фото: Виталий Аньков / РИА Новости
На протяжении двух недель в Чите работали специалисты Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева. Преподаватели привезли программу обучения будущих психотерапевтов и клинических психологов. 11 врачей и 14 медицинских психологов окончили первый цикл из шести, предусмотренных стандартом подготовки. Корреспондент «Русской планеты» побеседовала с руководителем отдела региональных программ, старшим научным сотрудником, к.м.н. НИИ им. В.М. Бехтерева Мариной Ремесло о специфике подготовки врачей к работе в депрессивных регионах.
– Программа, по которой мы обучаем, отрабатывалась специалистами НИИ им. Бехтерева почти 15 лет. Это современная система обучения, которая ставит задачи не начитать материал, а дать компетенцию профессионалам. Это навык, подкрепленный теорией, который врач может воспроизводить в своей практике.
Была практическая часть. Выезжали в психоневрологический диспансер, проводили клинический разбор пациента, обсуждали стратегию дальнейшей помощи человеку с конкретной ситуацией. Была открытая лекция, куда мы приглашали всех профессионалов, которые даже не имеют отношения к психотерапии: врачей различных специальностей, педагогов-психологов. Доктора соматических специальностей тоже применяют психотерапевтические методы в своей работе.
– Можно ли выделить чаще всего задаваемые вопросы, на которые вы ответили ученикам из Читы?
– Был ряд социальных вопросов, связанных со спецификой региона. Например, как помогать человеку, если он находится в непростых социальных условиях? Это еще и говорит об уровне психологической культуры. Я отвечала на такой вопрос бурятских коллег: что делать, если человек приходит на прием с явными последствиями алкогольного опьянения и мы не можем работать с ним? Это частая ситуация, с которой приходится сталкиваться специалистам в депрессивных регионах, где неблагополучная социальная группа велика. Инструкция требует, чтобы мы помогали любому пациенту.
Фото предоставлено Мариной Ремесло
Фото предоставлено Мариной Ремесло
Было очень много организационных вопросов. Я говорила о современных приказах Минздрава по психотерапии и медицинской психологии. О правах и обязанностях врачей нашей области, в чем они компетентны, в чем нет, как строить работу с докторами другой практики.
– Это вопросы общие и вводные. Получили ли специалисты профессиональные знания, которые могут применять непосредственно в работе с конкретными обращениями?
– Это было только начало, первый курс во всем цикле. Тренинг касался пока только контакта, ни специальных методов, ни техник мы не отрабатывали. Наша программа разделена на шесть циклов (всего обучение длится два года). Обычно обучаем очно, но и обширная заочная часть уже хорошо отработана. Сейчас наши ученики получили домашнее практическое задание, которое они будут выполнять до следующего цикла — он начнется 6 июня снова в Чите.
Также традиционно наш институт работает с личностью будущего профессионала. Будет модуль работы с врачами и психологами — группа личностного роста, где они будут решать свои собственные проблемы.
– Вы говорите об эмоциональном выгорании докторов, которые постоянно работают с кризисами, негативом и психологически травмированными пациентами?
– Безусловно. Во время обучения специализации психотерапии многие уже работают психиатрами. Поэтому даже в начале пути есть мероприятия по предотвращению выгорания. Сейчас актуальна кризисная помощь. Особенно в Забайкальском крае, где за последние пару лет произошел ряд трагедий, после которых психологи и психотерапевты работали с населением. Нетрудно представить, в каком состоянии сами врачи находятся после подобной работы.
– Практикующие доктора проходят этот модуль по желанию или принудительно?
– Практикующие врачи по желанию, а в рамках обучения — обязаны. Иначе они не получат диплом нашего института. Для работы со своей личностью в рамках программы предусмотрено 40 часов. Это стандарт обучения. Профессионалу с непроработанной личностью лучше не взаимодействовать с пациентами. Он может быть даже опасен для них.
– Отправляясь обучать врачей в конкретный регион, вы изучаете его специфику? К примеру, Забайкалье, по данным краевого Минздрава, регулярно выходит в лидеры по количеству самоубийств.
– Мы стараемся получить запрос из региона и промониторить специфику и потребности врачей и психологов, которых едем обучать. В этот раз большую информационную помощь нам оказали главный психотерапевт и главный психиатр Забайкальского края. Мы усилим блок кризисной терапии и суицидологии, работая в Забайкалье, потому что здесь это крайне актуально. И еще, так оказалось, что у вас много специалистов, которые имеют отношение к детской психологии и психотерапии, к семейной, к подростковой. Мы выполним стандарт, но эти темы развернем подробнее, потому что есть потребность в знаниях такого толка. Это запрос из региона, его нельзя не учесть.
– На последствия экономического кризиса в Забайкалье не так давно наслоилась еще и смена власти. Многие жители края жалуются на нестабильность, непонимание происходящего и некую растерянность. Есть ли какие-то общие рекомендации, которые вы озвучили докторам?
– Любой общественный кризис сказывается на эмоциональном состоянии населения. Из общих рекомендаций можно дать следующие. Первое: если вы растерялись в период нестабильности, нужно получить взгляд со стороны. Может, пришло время обратиться к специалисту, который поможет вам найти новые цели и смыслы? Второе: кризис — это очень интересное время. В восточных языках это понятие обозначают два иероглифа: опасность и возможность. Возможность для развития. Кризис проверяет вас на прочность: профессиональную составляющую, семейную, собственную эффективность. Это хороший жизненный виток, когда актуально пересмотреть приоритеты и ответить на вопросы: а тем ли я занимаюсь? С теми ли людьми иду по жизни? Не утратил ли я цели?
– В центральных районах страны обращения к психотерапевту стали более-менее обычным делом. В удаленных регионах по-прежнему сильны стереотипы: пошел к такому специалисту значит, больной. Вы обсуждали в ходе обучения эти моменты?
– Тренинг профессионального контакта в том и состоит, чтобы у человека, который пришел с тревогами, страхами и стереотипами, сформировалась правильная мотивация. Я очень надеюсь, что уровень профессиональной помощи, на которую мы ориентируем наших учеников, приведет в свое время к тому, что иметь своего психотерапевта будет так же нормально, как посещать косметолога для заботы о своей внешности или стоматолога, чтобы были здоровые зубы и красивая улыбка. Это цивилизованный подход и психологическая культура. Часто человек, прошедший курс психотерапии, предстает в глазах окружающих другим: более цельным, спокойным, ориентированным на конкретные задачи. Это психологическое и эмоциональное здоровье, что в этом может быть стыдного?
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин