Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Буду помогать, пока хожу»

Зачем хирург из Пензенской области в память о сыне строит часовню
Елена Коваленко
2 мин
Фото: Алина Кулькова / «Русская планета»
В Пензенской области 170 храмов и монастырей. В регионе их строит и епархия, и обычные люди. Один из них — врач районной Лопатинской больницы Александр Барышев. На свои деньги он возводит часовню, купальницу и звонницу в память о погибшем старшем сыне. Корреспондент РП узнала, почему именно такой вид помощи людям выбрал хирург.
Встречаемся с Александром Барышевым после смены в его рабочем кабинете. Разговор приходится прерывать: в кабинет постоянно заходят больные — кому шов наложить, кого просто проконсультировать. В больницу едут и Лопатинского и Камешкирского районов.
– Когда мой старший сын Артем был еще маленьким, мы часто ездили отдыхать в село Пылково, где уже тогда бил родник «Ормаж-лисьма», вода в нем чистая, целебная, — вспоминает доктор Барышев. — И когда мой ребенок четыре года назад погиб, младший сын Женя подал идею построить на взгорье часовенку. Артем был верующим человеком, думаю, он одобрил бы наше решение. Приступив к работам, неделю расчищали родник. Ни на чью поддержку не рассчитываем, если я решил увековечить память сына, то это только моя проблема.
Александр Павлович признается, что даже спустя годы его боль не уменьшается.
– Все говорят, время лечит, нет — не лечит. Только не такое горе. Возможно, когда достроим церковь, боль немного притупится, — вздыхает он.  — Сын был военным. Ехал в машине на большой скорости с друзьями по трассе неподалеку от Рамзая, произошло лобовое столкновение. Три девушки, которые были в его автомобиле, сразу погибли, он сутки провел в реанимации, в другой машине погибло два человека. Трагедия произошла 6 августа, а Артема мы похоронили восьмого — в день его рождения. Ему было 23 года.
Барышев признается, что после гибели сына у него была обида на Бога. Как же так? Старался никогда никого не огорчать, искренне молился за сыновей.
– Наверное, это промысел Господний, и не нам решать, что и как должно быть. Мой младший, Женя, ему сейчас 21 год, после смерти старшего брата вообще кардинально изменил жизнь. Учился в университете на экономиста, а недавно принял решение перевестись на заочное обучение и поступить в духовную семинарию. Пока несет послушание в местной церкви, носит подрясник — эдакий монах в миру. И если владыка скажет, что надо быть монахом, так и будет. Это же такое благо. После трагедии с Женей могло что угодно случиться: и алкоголизм, и наркомания.
В Пылково, рядом с будущей деревянной часовней, очень красиво. Разбиты цветники, заложен сад и посажены 70 яблонь, кустарники. Заготовлены срубы под купальни. За водой к роднику едут из Пензы, Саратова. А сам Александр Барышев спешит сюда, как только появляется свободное время.
– Чтобы хорошо спать ночью, достаточно выпить стакан воды, — просвещает он, когда мы с ним приезжаем на место. — А вот пить ее разгоряченным, потным не стоит, можно заболеть. 
Родник «Ормаж-лисьма». Фото: Алина Кулькова / «Русская планета»
– Вы говорили о том, что будете рады, если посещение часовни кому-нибудь поможет. Но почему вы решили помогать людям именно таким способом?
– Я всю жизнь помогаю людям, и буду, пока хожу. А храм — это святое место. В него будут приезжать из городов, из сел. Сейчас такое время, когда мы должны думать о своей душе, сделать что-то для Бога. И куда все спешат? Все же может прерваться в одночасье, и что дальше?
Работаю хирургом 31 год, всего насмотрелся: при мне люди умирали, я видел тех, кто получил травмы несовместимые с жизнью. Например, в прошлом году 18-летний парень искупался в реке, сломал шейный отдел позвоночника и теперь он может только сидеть — ни ногами, ни руками не шевелит. Или другой случай. Три года назад пожилая пара ехала из бани на машине практически черепашьим шагом — 40 км в час. Навстречу — пьяная молодежь. Муж сразу умер, жена — в реанимации. Конечно, сообщить о таком их близким людям напрямую я не могу, поэтому обычно звоню другим родственникам.
Работа хирурга — это постоянный стресс. Всегда думаешь: чем все кончится? Ведь человек практически доверяет тебе свою жизнь. Неудивительно, что средняя продолжительность жизни таких специалистов 55 лет.
– Вы говорите, что часовню построите на свои деньги. А сами богато живете?
– Врачи получают небольшую зарплату. Но я сам по натуре трудоголик. Долго у нас была пасека, живность разная. Мы никогда не бедствовали, не голодали. Сейчас с супругой живем в квартире, в Пылково у нас родительский дом.
Мне достаточно того, что у меня есть койка, стол, за которым могу поесть. Мы с супругой на ногах, в трезвом уме. Если посмотреть на мир, сколько страдающих, сколько людей с онкологией, и они не сдаются, цепляются за жизнь.
– Думаете, в часовню будет приезжать много людей?
– Конечно. Я видел сон, что на лестницу прилетают то одни большие птицы, то другие. Рассказал его своей тетке, она сказала, что это ангелы, а одна девушка предположила, что люди. Уже есть договоренность с владыкой, что священники будут в часовне проводить службы. Дай Бог, все будет хорошо. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин