Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Сейчас дорога открыта для народных промыслов»

РП побывала в мастерской, где возрождают древнебулгарское гончарное искусство
Владимир Лактанов
4 мин

Обварная керамика — экологически чистая: долго хранится и обновляется в духовке. Фото: Наталия Федорова/ «Русская планета»

Гончары Ильхам и Светлана Дияровы, живущие в Набережных Челнах, не только одни из немногих в республике возрождают гончарное ремесло и создают обычные глиняные изделия — посуду и сувениры. С недавних пор они всерьез занялись изучением древнебулгарского гончарного искусства, которое развивалось на территории Татарстана в X-XV веках — в Булгарах — одном из крупнейших городов Золотой Орды. «Русская планета» посетила мастерскую Дияровых и побеседовала с гончарами.
Гончарная мастерская Ильхама и Светланы Дияровых находится на окраине города, на территории Национального парка «Нижняя Кама». По дороге туда Ильхам и его жена рассказали, что гончарное искусство — не просто их увлечение, но дело всей жизни.
– Труд ручной, каждое изделие требует много внимания. Поэтому работать приходится много. Но мы не боимся труда и продаем наши изделия по такой цене, чтобы их могли купить простые люди, а не только эстеты, — делится Ильхам. — У нас есть изделия обычные, как у всех гончаров: посуда, сувениры... Но отдельно ведем также просветительскую работу. Изучаем древнюю культуру, возрождаем и рассказываем людям, например, о булгарской керамике.
– Ильхам в прошлом году два месяца работал в Булгарах с гончарным кругом на открытой площадке при Археологическом институте КФУ, — продолжила Светлана. — В музее булгарской цивилизации общался со специалистами, изучал, зарисовывал найденные ими гончарные изделия древних булгар. Когда мэр Челнов Василь Шайхразиев увидел созданные нами изделия с булгарскими мотивами, озвучил идею запустить бренд «булгарской керамики» для подарков и сувениров. Пока нам просто интересно. Знаете, у некоторых народов древняя керамика простая, ее надо специально стилизовать. Но булгарская керамика — очень красивая сама по себе, узоры, формы изящные. Она совершенна.
– Вон наш светлый домик на холме у соснового бора. Рядом дома — это кордоны лесников. А вот озеро с гнездовьем лебедей, — показывает Ильхам.
В Национальный парк Дияровых пригласили работать в мае 2014 года. С перспективой, что здесь будет развиваться экологическая туристическая зона: построят выставочный центр, будет прокат велосипедов, игровая площадка для детей, открытая летняя веранда, фито-кафе. Дияровы уже начали проводить здесь мастер-классы. Хотя дом еще не достроен, в нем пахнет новыми сосновыми досками. В первой же комнате на столе стоит большой красивый сосуд необычной формы.
– Это хумча, — поясняет Ильхам. — Такие сосуды часто встречаются на раскопках в Булгаре. Они бывают большие, до 100 литров, с меня ростом. Это сосуды для хранения и перевозки зерна, муки. Их использовали как холодильники, закапывали в землю. Маленькие ушки, чтобы только взять и перенести. Орнамент — я его называю ковровым — присущ булгарской керамике. В доисламский период у них были узоры, связанные с животным миром. А когда приняли ислам, то остались растительные орнаменты. А вот болгарские кружки. Форма у них необычная — суженое горлышко и расширенное дно. Небольшие ручки. Правда, подобные кружки встречаются не только у древних булгар. Дело в том, что Булгары находились на Шелковом пути, были крупным торговым центром, и впитали в себя культуру как московской и северной Руси, так и Азии, Китая.
Работа за гончарным кругом считается тяжелой, выполнимой только мужчине. Фото: Наталия Федорова/ «Русская планета»
А почему эта посуда слегка темная, как будто специально состаренная?
– Мы сейчас все чаще стали делать обварную керамику — это старинное покрытие. Оно создается молоком, простоквашей, кефиром. Изделие вымачивается в молоке, а потом обжигается в печи. Или наоборот: горячее из печи вытаскивается и сразу окунается в молоко. Получается прочное покрытие, и глина не впитывает влагу. Обварная керамика долго хранится и обновляется в духовке, она более экологически чистая. Люди почувствовали вкус настоящей гончарной пищевой посуды: глина дышит, молоко долго не киснет, в духовке жаркое вкуснее, — рассказывает Светлана.
В центре большой комнаты, где полки стеллажей заставлены глиняной посудой и скульптурами, стоит электрический гончарный круг. Рядом — ножной круг, сделанный по индивидуальному заказу, чтобы людям на экскурсиях было понятно, как раньше работали гончары. Все это оборудование Дияровы приобрели на свои средства. Спонсоров и гранты найти можно, говорят они, но вот времени на это у мастеров почти не остается.
– Когда мы приобрели профессиональный электрический гончарный круг, сел за него Ильхам, — говорит Светлана. — Это работа все-таки мужская. Это тяжелый физический труд за станком. 2-3 кг глины надо поднимать, опускать, вытягивать.
Ильхам идет растапливать печку: чтобы изделия хорошо просыхали, нужно поддерживать в доме температуру. В печной комнате гипсовые формы для мелких заготовок, мешки с красной глиной. Говорит, что привозят гжельскую глину. Местная глина непластичная и маложирная.
– Гончарная глина проверяется так: скатывается в жгут и сгибается. Наша глина на сгибе трескается. Анализ древних изделий показывает, что гончарам приходилось искать выход из положения: в глину добавляли перемолотый ракушечник, собранный на берегах Волги, и сушеный навоз.
Достает из печи обварную литровую крынку. Объясняет: когда за спиной годы практики, то, чтобы поднять подобное изделие на гончарном круге, нужно примерно полчаса. Потом сушка, налепка ручек, украшение, орнаменты. На создание большого хума уходит дней десять.
– Видите пиалки? Они покрыты глазурью — белым мелким стеклянным порошком. Когда высохнут, я их поставлю в печь и обожгу при тысяче градусах. Там стекло расплавляется и превращается в прозрачную или цветную пленку на изделии.
– Я родился в Челнах. Почти десять лет работал на севере нефтяником. И в какой-то момент почувствовал, что не хочу идти на работу. Мне было 32 года. Вроде бы все хорошо: зарплата, коллектив, опыт, высокий разряд, начальство ценит… Я поступил учиться в Московский государственный университет культуры и искусств и вскоре начал работать по новой специальности.
Все изделия — авторские, делаются под заказ для жителей разных городов и доступны по цене. Фото: из архива семьи Дияровых
Все изделия — авторские, делаются под заказ для жителей разных городов и доступны по цене. Фото: из архива семьи Дияровых
– Я тоже оставила свою работу на «Камазе», ушла в центр детского творчества. Искала работающих за гончарным кругом, но в Челнах таких не было. Уехала с мужем на север, там нашла гончарный цех с печами, стала учиться, — говорит Светлана. — Когда в 90-е годы нам перестали давать зарплату, я поняла, что обязательно нужно иметь мастерство, которое будет кормить. Я всем тогда говорила: придет время, когда ремесленники будут востребованы, народные промыслы будут развиваться, а мастеров останется мало. Так и вышло. Сейчас дорога открыта для народных промыслов, спрос есть, но мастеров нет. Стать мастером — нужны годы. Я сама лет 25 занимаюсь этим, обучалась у разных мастеров, собирала по крупицам. Ильхам тоже не меньше 20 лет отдал этому, много нового открыл. Например, создал технику игры на глиняных музыкальных свистульках. Это очень непростая работа. Мы же сами все формы создаем и разрабатываем. Не берем готовые образы из интернета. Все изделия, что у нас есть, авторские. Нам надо быть и художниками, и гончарами, и мастерами-керамистами.
– До 2010 года работали в Ухте. Там у нас была должность, мастерская, в городе нас знали. Захотели вернуться в Челны. Здесь все начали с нуля. Союз художников дал нам мастерскую. Потом национальный парк пригласил нас сюда. Здесь нам свободнее: можем приглашать людей…
А где сейчас выставляются ваши изделия?
– Мы недавно открыли лавку гончара в Челнах. На заказ отправляем в другие города. Республику Коми, Казань, Елабугу, Сарманово. В основном сами выставляемся на ярмарках. Ярмарок много. Если есть, что выставлять, можно выставляться каждую неделю.
Светлана и Ильхам на своих разнообразных свистульках могут подражать пению соловья, совы, кукушки и многих других птиц.
Что разрабатываете сейчас?
– Многое в работе. Мы бы хотели глубже изучить историю керамики. Я предлагаю Ильхаму заняться керамическими кураями. Водная свистулька — прелюдия к кураю. Вообще, искусство гончарное я выбрала, потому что здесь можно бесконечно совершенствоваться. Мы в самом начале. Гончарное искусство у нас по России пока не развито. Слава Богу, есть такой гончар как Александр Поверин, взявшийся за возрождение промысла. Но это редкость. В Татарстане ремесленных мастерских почти нет. Но возвращаться надо именно к ремеслу.
– Керамика имеет свойство менять атмосферу дома, — замечает Светлана. — Она впитывает все плохое, очищает еду. А гончары в основном ведут здоровый образ жизни. Глина не слушается людей с дурными привычками.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин