Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«”Тыдыщ-тыдыщ” будет очень редко»

В Новокузнецке начали отгружать 100-метровые рельсы, на которых перестанут стучать поезда
Павел Лавров
3 июня, 2014 20:08
4 мин
Фото: Павел Лавров
Электромагнит опускается на штабель рельсов с мягким пневматическим причмокиванием, не громче, чем закрывается дверь в автобусе.
– Здесь ровно легло, подожди, я пробегусь, по всей длине посмотрю, — говорит в рацию рабочий и трусцой отправляется к противоположной стороне штабеля.
– Вот так за смену 10-12 стометровок пробежать надо, — улыбается старший мастер участка. — А вы как думали? Почему мы все здесь такие стройные, по-вашему?
Стометровка — потому что длина каждого рельса в штабеле — как раз 100 м. Прежде — дело в России небывалое — и для железнодорожников, и для металлургов. Нынешняя партия — первая.
– Делать-то мы их научились очень давно, — рассказывает Василий Пицко, мастер рельсобалочного производства. — Но потом резали до привычных 25 метров. Изготовить длинный рельс — это полбеды, надо же было еще придумать, как их грузить так, чтобы не погнуть, как их вывезти, как в повороты с такими стометровыми стрелами входить.
Для транспортировки этой инновационной продукции пришлось перестраивать 1,5 км цехов, перекладывать подъездные пути на всей промплощадке завода. А главное — проектировать и строить принципиально новый погрузчик-манипулятор.
– А почему нельзя было обойтись просто тремя грузовыми кранами?
– Так их невозможно синхронизировать, — объясняет мастер. — Хоть один запоздает и все, погнули штабель, брак получится. А у РЖД строгие требования к прямолинейности.
– Самая большая сложность — это именно длина изделий, — рассказывает директор по операционной деятельности подразделения железнодорожного проката Алексей Головатенко. — Раньше длиннее 25 метров ничего не грузили, а с такой работой справится и обычный кран. Вообще рельсы выпускаем здесь уже 82 года, и это не новая продукция. Но эти длинные рельсы делаются принципиально по-другому. Например, применяется дифференцированная закалка так называемая. То есть мы при закалке не весь рельс в масло раскаленное макаем, а только его рабочую головку и немного подошву. Мы третьи в мире, кто умеет это делать.
Грузовая платформа для перевозки стометровых рельсов — это «сцеп», семь состыкованных друг с другом вагонов. На них — направляющие для фиксации рельсов. Полный стометровый штабель —390 тонн весом, 60 рельсов. На каждом — клеймо РЖД.
– Вот вроде мелочь, а чтобы этот штампик получить заветный, мы несколько лет работали, — рассказывает Алексей Головатенко. — Эту печать еще надо заслужить: новые веяния такие, что повышенные требования к всевозможным внутренним и внешним свойствам рельса вплоть до шероховатостей.
Именно длительный период испытаний стал главным препятствием на пути к финальному этапу нового производства: прямых поставок продукции заказчику. Зато теперь у новокузнецких металлургов есть очень выгодный, во всех смыслах «длинный» контракт с РЖД.
– Спрос хороший, это выгодно не только нам, но и железнодорожникам: они имеют отличного качества рельсы, меньшее количество сварных стыков, что увеличивает устойчивость полотна, уменьшает стоимость монтажных работ. Вот мы сейчас первую партию отправляем. И теперь будем отправлять уже регулярно. Объем составляет 400 тысяч тонн в год.
«Стометровки» из первой партии лягут в участок подъездных путей грузового морского порта в Ленинградской области. Прежде чем отправить рельсы в путешествие через полстраны, каждый торец обрабатывают болгаркой: снимают фаску до 3 мм. Когда рельсы стыкуются, получается желобок, который легко заполнить сварочным швом. Стометровые рельсы соединяют именно с помощью сварки.
– Это на таких швах получается знаменитый железнодорожный «тыдыщ-тыдыщ»? — спрашиваю рабочих.
– Нет, это когда обычное соединение с помощью болтов, на таких стыках колесная пара стучит. А на сварке перестука колес не будет. «Тыдыщ-тыдыщ» будет очень редко, только в районе стрелочных переводов.
– Скучно становится по железной дороге ездить, — смеется начальник производства. — Раньше сядешь в поезд, наливаешь рюмочку, думаешь — а не пора ли принять? А тебе поезд отвечает: «Да-да, да-да». А тут налил и сидишь в тишине, как неродной!
В первую очередь 100-метровые рельсы нужны РЖД на длинных скоростных железнодорожных перегонах. «Шелковый путь», как называют такие участки, будет практически бесшумным. В перспективе на новые рельсы (в прямом смысле слова) постепенно будут переводить все железные дороги в России. Так что саундтрек к путешествию на поезде изменится повсеместно. Романтичного и убаюкивающего перестука колес не будет.
темы
4 мин