Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Татарстан — одна большая болевая точка»

Экоактивистка Юлия Файзрахманова — об экологических угрозах для республики в следующие 10–20 лет
Владимир Лактанов
7 мин
Фото из личного архива Ю.Файзрахмановой
Защитники Волги в Татарстане предлагают придать статус особо охраняемой природной территории (ООПТ) скандально известной акватории вблизи поселков Займище и Октябрьский. Они считают, что только так реку, уже однажды отвоеванную у застройщиков, можно обезопасить от загрязнения и засыпки. Экоактивист, участница группы «Волга и народ против» Юлия Файзрахманова рассказала «Русской планете», что предлагают экологи и правозащитники, а также как сегодня в Татарстане решаются другие экологические проблемы.
Против засыпки акватории Волги и строительства на ней коттеджей застройщиком ПСО «Казань» защитники экологии борются уже несколько лет. Весной этого года республиканские власти застройку запретили. Но экологи считают, что настоящей гарантией станет присвоение этой территории статуса ООПТ. Свои идеи они отразили в проекте «Водно-болотные угодья Займище».
– Юлия, расскажите о проекте «Водно-болотные угодья Займище».
– Сейчас нам удалось спасти территорию в Займище от уничтожения. Основной намыв был прекращен летом прошлого года. Но дело в том, что акватория Волги, против засыпки которой мы выступили, находится рядом с Казанью. И мы понимаем, что рано или поздно эта привлекательная территория снова может быть рассмотрена как выгодная с точки зрения ее перепродажи и коммерческого использования. В законодательстве существует способ избежать этого — присвоить местности официальный статус особо охраняемой природной территории.
Год назад наши сторонники начали экологическое обследование территории, а этой весной мы начали работать над проектом. Заказчиком выступило Октябрьское сельское поселение, к которому территориально отнесена данная акватория. Исследование провели Казанский федеральный университет, кафедра природообустройства и водопользования, под руководством Нафисы Мансуровны Мингазовой — это известнейший в Татарстане и за его пределами специалист по экореабилитации водоемов. Привлечены были ученые и других университетов.
Выяснилось, что в акватории обитают 40 краснокнижных видов, всего же там насчитывается около 400 видов животных и растений. В итоге родился эскизный проект, как сохранить и восстановить территорию. Мы представили его общественным активистам Казани, а также направили на согласование в Министерство экологии Татарстана. Проект будет опубликован в открытом доступе на официальном портале ведомства для общественного обсуждения.
Фото из личного архива Ю.Файзрахмановой.
– И как будет функционировать территория в качестве природной зоны?
– Специалисты считают оптимальным вариант природного парка. Он будет разделен на несколько зон: зона восстановления, зона, где обитают редкие виды. Останется зона, где живут дачники, которые построились там еще в 1970-е годы. У них сложилась уникальная культура жизни в гармонии с природой, многие развивают зеленые технологии, устанавливают ветрогенераторы, солнечные панели. Единственное — будет запрещено капитальное новое строительство, и это правило будет действовать на всей территории. Нельзя, чтобы на месте маленького аккуратного домика на сваях, под которым живут бурундучки, появился дворец с пирсами.
Будет также зона для отдыха, рыбалки, купания. Ограничение — не оставлять мусор. Аншлаги будут указывать, в какие зоны лучше не ходить, чтобы не тревожить зверей, где можно ставить мангалы.
Это место, куда можно приехать с ребенком, покормить птиц с руки, увидеть очень близко серых цапель или орлана белохвоста. Туда можно приводить школьников, это место будет интересно ученым. Территория очень теплая, дожди всегда короткие и теплые. Можно организовать в близлежащем поселке медпункт, установить вышки ОСВОД в местах купания, сделать ровные пляжи. Но никаких засыпанных дорожек, дебаркадеров, пристаней. Например, есть инфраструктура прилегающего поселка Октябрьский, ее можно развивать.
Знаете, почему республике и экологическим структурам выгодно одобрить наш проект? 2017 год в нашей стране объявлен годом особо охраняемых природных территорий. В нынешнем году в Японии была подписана конвенция, согласно которой каждая страна, поставившая свою подпись под документом, к 2020 году должна довести количество сухопутных особо охраняемых природных территорий до 17%. По итогам 2014 года в России таких территорий — 12%. Причем, согласно уже российскому регламенту, за счет федеральных территорий этот показатель в ближайшие пять лет прирастать не может. То есть должны вырасти региональные зоны. И где мы возьмем территории, действительно населенные редкими видами, чтобы поставить их за 2–3 года на учет, если будем разбрасываться уже существующими природными зонами?
– Как получилось, что ваш проект получил поддержку GREENPEACE?
– Примерно месяц назад мы отправили проект в GREENPEACE. Там его изучили и рекомендовали властям республики и эту территорию, и прилегающую к ней вплоть до Зеленодольского района поставить на учет. Специалисты отмечают, что это могло бы стать первым этапом для создания экологического каркаса Татарстана.
Считается, что во всех крупных городах и регионах должен быть такой каркас. Это соединяющиеся между собой природные территории. По-моему, как раз бывший министр экологии Татарстана образно высказался, что в Татарстан должен вбежать зайчик на западе и выбежать на востоке, ни разу не пересекая асфальт. Для животных это возможность безопасно мигрировать, а для людей — жить без болезней.
В Москве, например, работа над созданием каркаса усилилась после того как в засушливое лето из-за пожаров в городе умерли 11 тыс. человек: астматиков и сердечников. Не хотелось бы, чтобы в Татарстане понимание чиновников было оплачено чьей-то жизнью и здоровьем.
– Вам каким-то невероятным образом удалось донести информацию о засыпке Волги лично до Владимира Путина. Как это произошло и чем помогло?
– Мы еще в декабре прошлого года стали рассылать информацию о засыпке Волги во все организации, конкурсы, фонды, чтобы она вышла из капсулы «в Татарстане». И одним из мест, куда ушли материалы, был «Общероссийский народный фронт» (ОНФ). Весной от него пришло приглашение на встречу с президентом.
На всех круглых столах в ОНФ я поднимала тему Волги, но меня не включили в пул журналистов, задающих вопросы президенту. Видимо, тема слишком на грани. И уже после встречи, когда все пошли фотографироваться с Путиным, я буквально перепрыгнула через три ряда, под кого-то поднырнула и оказалась на расстоянии меньше метра от президента.
Протянула ему бумаги и сказала: «Владимир Владимирович, вы знаете, что в Татарстане засыпают Волгу?» Он: «Что?» — «Волгу засыпают». — «Чем?» — «Песком». — «Зачем?» — «Под элитное строительство. ПСО-Казань засыпает, застройщик стадиона FIFA». Он взял у меня бумаги и пообещал разобраться.
После обращения к Путину мы получили официальное заверение местных властей, что намыв производиться не будет. На следующий же день и.о. президента Татарстана Рустам Минниханов объявил 2016 год годом водоохранных зон Волги и Камы. Было принято решение создать на этом месте территорию с особым экологическим режимом.
Мы думали, что теперь у нас все получится. Но потом все затихло. И в прессе стали обсуждать не восстановление намытых территорий в Займище, а берегоукрепительные работы по берегам Волги и Камы. А вскоре было распоряжение различным ведомствам изучить ситуацию, подготовить заключение и Минстрою разработать проект парка на данной территории. Но, как мы поняли, речь идет не об особо охраняемой территории, не о природном парке, а о некой развлекательной инфраструктуре, которая опять-таки предполагает дополнительную нагрузку на природу и строительство развлекательных объектов. Размыв проток, который нужно было сделать в первую очередь, до сих пор не произведен.
Юлия Файзрахманова. Фото: Наталия Федорова / «Русская планета»
***
В распоряжении правительства, копия которого имеется в редакции РП, говорится, что Минстрой РТ должен «разработать концепцию ландшафтно-природного парка в районе поселка Займище и Октябрьский». В пресс-службе Минэкологии РТ «Русской планете» ответили, что концепция проекта еще не сформирована. С начала лета ведомство проводит научно-комплексные исследования водной экосистемы участка, также изучаются предложения местных жителей и рыбаков, что лучше сделать на этой территории.
***
– Но работы в акватории сейчас приостановлены?
– Чиновники официально заявляют, что все работы прекращены. Но то, что происходило в Займище в июле, когда Казань принимала Чемпионат мира по водным видам спорта, было на грани понимания и логики. Потому что к острову Аленка, где зеленые домики и серые цапли, подошел плавкран и баржа, и началась разгрузка в 50 метрах от линии берега, где кончаются камыши и где купаются люди. Выяснилось, что это действует компания СК «Татфлот», которая скидывает ил с водозабора в Иннополисе, убирает оттуда придонные отложения с запахом и разгружает баржу за баржей в Займище.
Жители на лодках заблокировали баржи, вызвали представителей официальных органов, которые выяснили, что у речников нет разрешения на отгрузку. Это повторялось не один раз. Я тоже там была. Мы просто вынуждены были зайти под работающий плавкран и привязаться со швартовой стороны лодками. На нас выпустили тягач, речники кричали нам: «Вы что, бессмертные?» Но мы не боялись, потому что знали, что это простые рабочие, не какие-то звери, они любят природу.
Страшно тут только то, что этих простых людей заставляют идти против таких же простых людей. То, что есть люди, которые хотят извлечь прибыль из гибели Волги, понятно. Но непонятно молчаливое попустительство тех, кто не получает с этого зарплаты, откаты, взятки.
Знаете, за время своей борьбы за Волгу нам приходилось часто встречаться с чиновниками, которые никак не заинтересованы в засыпке, но они боялись нам помочь. Пресса, не имеющая в этом деле своих личных интересов, тоже молчала. Общественные организации могли бы нас поддержать. Но им сказали молчать, и они молчат. Этот заговор молчания — он страшен.
(После инцидента на Аленке, в конце июля, по словам помощника природоохранного прокурора Ильнура Нафикова и специалиста-эксперта управления Росприроднадзора по Татарстану Светланы Уразмановой, было «открыто административное дело по признакам проведения в акватории работ по формированию искусственных земельных участков» — Примеч. РП.)
– Какие еще экологические болевые точки есть в Татарстане?
– Я считаю, что Татарстан — это одна сплошная болевая точка. Например, статус реки Казанки до сих пор не определен — то ли это федеральный водный фонд, то ли внутренний. И все набережные, которые были отсыпаны сейчас в городе, сделаны за счет реки. Все дальнейшие планы по благоустройству также связаны с отсыпкой. Часть ценных природных территорий уже погибла.
Это же происходит и на муниципальных уровнях: озера засыпаются пользователями или собственниками, получившими собственность в обход закона. Например, казанское озеро на Чишмяле просто было засыпано. Да, в результате суда администрацию города заставили его очистить. Но это же огромные деньги на экореабилитацию! (ОАО «Татнефть» три года назад планировало построить на месте озера в Казани АЗС, но под давлением общественности и прокуратуры отказалось от своих планов. В июле этого года было принято решение направить 20 млн рублей на создание там сквера «Чишмяле». Воду в озеро придется закачивать из городского водопровода — Примеч. РП.).
Такая же судьба у озера Харовое, которое в 2012 году отчасти было засыпано, пока не вмешались жители. Ситуация не лучше и по лесам — прежде всего по тем, которые являются городскими и относятся к лесам Минобороны. Многие помнят историю с Лесным городком. Сначала лес отдали под строительство трех домов по соципотеке, а теперь там строится жилье и по коммерческим программам.
Под угрозой находится Куземетьевский лес, по которому, даже несмотря на вмешательство природоохранного прокурора Даминова, суд был проигран. (История борьбы жителей поселка Куземетьево за свой лес длится с 2011 года. Лес площадью 50 га Минсельхоз РТ продал под видом сельхозугодий местному застройщику, который планирует там развернуть коттеджное строительство. В мае этого года Верховный суд Татарстана разрешил отдать часть леса в Куземетьеве под застройку — Примеч. РП.).
Ситуация с Ноксинским спуском тоже решена не до конца, и только протестами жителей приостанавливается его уничтожение. (С 2012 года предпринимаются попытки строительства жилого комплекса «Молодежный» на территории Ноксинского леса. Сейчас район уже плотно застроен — Примеч. РП). А это суды, нервы.
Как долго лет человек может держать себя и свою семью в таком напряжении? Или он должен отдать эту территорию, где привык гулять с детьми? Тогда уж проще из страны уехать, если ты тут никто и твой любимый пруд, речку или сад могут закатать бульдозерами. За какую землю ты будешь стоять и сражаться, если вдруг начнется война?..
Намытые "острова" на Волге, Займище. Фото из личного архива Ю.Файзрахмановой
Резюмируя: в Татарстане нет такой катастрофичной проблемы, как Чернобыль, и поэтому считается, что у нас все хорошо. Но при этом у нас много проблем другого уровня, последствия которых мы испытаем не сейчас, а через 10–20 лет. И не в одной локальной точке, а на всей территории республики.
– Могут ли сегодня экологи и жители, объединившись, оказать реальное влияние на решение чиновников по той или иной территории?
– К сожалению, власти не считают сегодня экологию чем-то приоритетным. Они не видят ее связи с жизнью каждого конкретного человека, с социальным и экономическим развитием региона. Если бы идея о том, что экология важна, транслировалась властями, то можно было бы избежать многих проблем, застройщики просто думали бы прежде, чем начинать сомнительные проекты.
В Татарстане люди привыкли жить неплохо в материальном плане по сравнению с другими регионами. Нашему менталитету свойственно уважение к власти. И мы зачастую не замечаем, что та же власть может ошибаться, чего-то не понимать, не видеть перспектив зеленого развития.
Но сегодня народ начинает просыпаться. Формируются городские сообщества, модны стали собрания. Законодательство прописывает нормы о местном самоуправлении, можно создать товарищество, которое на низовом муниципальном уровне обладает достаточно большими правами, в том числе может влиять на программы социально-экономического развития. Есть и частные инициативы. Недавно по ошибке срубили вековое дерево в парке Урицкого в Казани. Люди несут этой старой иве цветы, как погибшему герою. Все начинается с того, что человек не хочет терять то, что он любит.
Но эти порывы общества можно выявлять, поддерживать, доводить до четких предложений и учитывать их при развитии городов и территорий. А можно сливать этот пар в никуда. Недавно в Казани прошел форум по урбанистике «Города и территории», и там были озвучены грамотные предложения по экологии города. Но на финальный семинар мэр просто не пришел.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин