Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Там играли буржуи, рабочих туда не пускали»

Почему племянница Сталина служила на шуйской сцене и как музыкальный театр «состарил» себя на несколько лет
Анна Яблокова
9 декабря, 2015 14:45
8 мин
Театр Музыкальной комедии. Фото: old.ivmuz.ru
Свою первую книгу по истории театра заслуженный учитель России и преподаватель Ивановского колледжа культуры Наталья Шутова выпустила в 2002 году. А с 2009 одна за другой выходят ее книги серии «Театр, который мы потеряли» — подробнейшая история театрального искусства Иванова. «Русская планета» расспросила Наталью Юрьевну о том, как создавались уникальные издания и какие факты остались за их страницами.
– Наталья Юрьевна, сейчас вы — чуть ли не единственный историк театра в Иванове. Неужели никто до вас не занимался историей ивановских театров? Что вас подтолкнуло ею заняться?
– Я начинала работу не с нуля. Историей театров занимался наш земляк, известный поэт и революционер Авенир Ноздрин. Его сестры, актрисы-любительницы, играли на сцене городского Советского театра — об этом театре моя первая книга. Правда, собранный им богатый архив был безвозвратно утерян после того, как Ноздрина репрессировали. Остались крохи, например фотографии артистов, которые были напечатаны в одной из брошюр много лет позже. Но они не были подписаны, и теперь восстановить имена практически невозможно.
В 1940-х годах историей местных театров занимался краевед Юрий Глебов. Он и актер музыкального театра Герман Савельев задумывали написать историю ивановских театров. Глебов даже напечатал несколько небольших заметок в газете «Ленинец» (я ими пользовалась). Но после смерти Глебова все наработки пропали, а Савельев не стал продолжать работу. Краевед Виктор Бяковский уже на моей памяти издал книжечку «Адреса Мельпомены» о зданиях Иванова, где жили актеры и где находились городские театры. Так что материалы были, но очень скудные и разрозненные.
Первая книга под названием «Мы все смертельно ранены театром…» рассказывает об истории Иваново-Вознесенского Советского драматического театра, который существовал в нашем городе с 1918 и до 1929 года. Интересно, что поводом к написанию этой книги стала необычная находка, сделанная при ремонте здания театра Музыкальной комедии. Рабочие нашли под полом несколько театральных программок, веер, маленькую сумочку и дневник одного из артистов театра — Семена Обтяжнова. Все это спустя годы попало ко мне в руки. И я стала искать информацию о том театре, где работал Семен.
Во второй книге «Аплодисменты в прошлое» я рассказываю историю профессионального Театра юного зрителя (ТЮЗ работает в Иванове и сейчас, но это совсем другой театр). Третья книга «Сломанное колесо Фортуны» повествует об Иваново-Вознесенском театре Литературно-музыкально-драматического общества (1903–1917 гг.). «Театр особого назначения» — о театре Пролеткульта, существовавшем в 1919–1934 годах. В пятой книге вспоминаю историю Шуйского драматического театра имени Горького (1918–1951 гг.), а в шестой — о театральной семье Демидовых, создавших первый в Иваново-Вознесенске стационарный театр. В седьмой, заключительной книге я пишу сразу о четырех театрах нашей области, существовавших в 1920–1940 годах: профессиональном театре города Середы (ныне Фурманов), театре «Безбожник», ивановской опере и передвижном колхозно-совхозном театре.
– Так подробно об ивановских театрах не писал, наверное, никто до вас.
– Главный источник — рассказы старых актеров, которые я записывала с их слов в блокнот. Но, конечно, очевидцы не всегда объективны, подводит память, да и характеры у всех разные. Очень много интересных фактов рассказала мне Ирина Карловна Гафнер, внучка Авенира Ноздрина, заядлая театралка.
На каждый спектакль и каждое событие театральной жизни обязательно откликались газеты. В газетном фонде областной Научной библиотеки я просиживала целыми днями. Сначала читала «Рабочий край», который начал выходить с 1918 года, потом перешла на районные газеты. И, конечно, областной архив. Там оказалось очень много информации о театре Пролеткульта. Для меня до сих пор загадка, почему ею никто никогда не пользовался.
Когда вышла книга о театре Демидовых, мне написал письмо профессор университета Флориды Андрей Малаев-Бабель — внук Исаака Бабеля. Оказывается, в Америке наш земляк Николай Демидов личность известная, и именно по его методике ведется обучение молодых актеров. Ученик Константина Станиславского, он создал свою актерскую школу, методы которой на Западе набирают все большую популярность и вытесняют школу Станиславского. Андрей Малаев обращался в правительство области с просьбой о помощи в проведении фестиваля имени Демидова в Иванове, но, видимо, властям это неинтересно.
Вообще я не замечаю, скажем так, особого внимания властей к своему труду. И дело не в том, что я издаю книги за свой счет. Более странно то, что, даже если я нахожу факты, которые противоречат официальной истории театров, никто не спешит править эту официальную историю.
– Какие именно факты?
– Например считается, что первый сезон нашего музыкального театра состоялся в 1934–35 годах. До этого с 1930 года существовала передвижная труппа. Но почему-то на программках 1954 года написано, что театр музыкальной комедии основан в 1931 году. Этот факт подтвержден и в книге «Оперетта в России и СССР в ХХ веке», изданной Союзом театральных деятелей. Видимо, считается, что театр стал существовать с момента получения здания. Но это же не так. Интересно, что ошибка вышла и в дате первого спектакля. Этим днем считается 3 марта, но на самом деле спектакль был сыгран первого, а третьего о нем вышла статья в «Рабочем крае». Наверное, поэтому и перепутали дату. Вносить эти и другие правки почему-то не хотят.
– Вы много работали со старыми газетами. Есть ли разница в освещении деятельности театров сто лет назад и сейчас?
– Разница есть. Раньше к спектаклям журналисты относились очень критично, четко говорили, что хорошо, а что плохо. Сейчас же я вижу в нашей прессе либо восхваление, либо безоценочное описание. Да и театры в наши дни, на мой взгляд, не совсем адекватно воспринимают критику...
Фото: из личного архива Н.Ю.Шутовой
Из рецензий столетней давности тоже порой узнаешь много интересного. Оказывается, на сцене Шуйского театра играла племянница Сталина Кира Павловна Политковская-Аллилуева, ее отец — родной брат Надежды Аллилуевой. Она окончила Щепкинское училище и играла на сцене Малого театра. Когда семью репрессировали, она попала в ивановскую пересыльную тюрьму. Из нее девушку отправили в Шуйский театр, где она служила вплоть до его закрытия в 1951 году, а затем работала в интернате для умственно отсталых детей аккомпаниатором. Никаких документов о ней не сохранилось — все держалось в строжайшей тайне. Но ее упомянул в рецензии на один из спектаклей острый на язык критик. Он написал, что актриса Кира Политковская-Аллилуева сыграла отвратительно.
– Какие еще известные имена связаны с театральной жизнью Иванова?
– Их достаточно много. Например мало кто знает, что Мухтара в фильме «Ко мне, Мухтар!» озвучивал выпускник нашего театрального училища (да, было такое! А сейчас актеров выпускает только колледж культуры) Константин Кириллов. С 1950 по 1970 годы он работал диктором на московском радио в одной бригаде со знаменитым Левитаном.
В городском Советском театре Иваново-Вознесенска играл дедушка Шерлока Холмса. У него был псевдоним Извольский, а настоящее имя — Ливанов Николай Александрович. Его сын Борис Николаевич Ливанов — актер МХАТа, народный артист СССР, а внук Василий Борисович — народный артист России.
Аверьян Абрамович Боровик, отец известного журналиста Генриха Боровика, с 1935 по 1938 годы работал главным дирижером театра музыкальной комедии. А его жена Мария Боровик-Матвеева была ведущей артисткой театра, пела «Сильву». Генрих вспоминал, что, будучи маленьким, бегал по сцене среди балерин, танцевавших «Лебединое озеро». Был у нас и свой Станиславский — актер и режиссер. Звали его Георгий Александрович. Это была его настоящая фамилия, хотя многие и думали, что он взял псевдоним.
Рассказывать об актерах можно бесконечно. Судьбы разные, очень на многих оставили отпечатки война, репрессии. ХХ век — такое время, когда порой стирались даже упоминания о людях, терялись имена, фамилии. И для того чтобы как-то восполнить эти пробелы, я сейчас работаю над составлением большой энциклопедии всех актеров, играющих на наших сценах. Их так много, что мне пришлось ограничить свои поиски временными рамками: я ищу информацию о тех, кто родился до 1924 года. Это почти 800 человек. Надеюсь, что я смогу закрыть многие белые пятна нашего театрального краеведения и рассказать, хоть кратко, об этих забытых людях.
темы
8 мин