Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«Такое чувство, что это погиб твой родной дом»

В Татарстане школьные учителя создают уникальную карту исчезнувших деревень
Антон Белокуров
8 мин
Опустевшие деревни. Фото: Валерий Матыцин /ТАСС
В Республике Татарстан есть сотни деревень, названия которых остались только на старых картах из прошлого века. Бывшие поселения заросли лесом и бурьяном, а то и вовсе ушли под воду. Учителя из Актанышского и Азнакаевского районов Ильназ Шарипов и Фарит Галимов решили восстановить забытую историю малой родины и составить карту погибших деревень. Проект «Исчезнувшие деревни Республики Татарстан» завоевал поощрительный грант правительства РТ и получил поддержку земляков, в том числе и живущих за пределами региона.
Корреспондент «Русской планеты» встретился с основателями проекта.
Исчезающие деревни — это глобальный и, увы, неизбежный процесс. Сегодня до 70 % жителей городов — выходцы из деревень, и число их растет год от года. Стоит ли сожалеть о покинутых родовых гнездах, ведь город предоставляет больше возможностей для образования, профессионального роста, карьеры?
Ильназ Шарипов: Родовые корни многих современных горожан действительно в деревне, они питают их. А если корни подрублены, погибли, как человеку жить? Становой корень — это память. Нельзя, чтобы исчезал с лица земли родительский дом, кладбище, где покоятся предки. К тому же глобальная урбанизация уже не актуальна. Например, из Актаныша сейчас практически не уезжает молодежь. Наоборот, к нам на работу приехало много молодых специалистов после учебы в институтах. С ними мы создали инициативную группу. Объездили окрестные деревни и сельские кладбища или скорее то, что от них осталось. Устраивали субботники вместе со школьниками, вычищали старый мусор, особенно на кладбищах.
В таких глухих и заброшенных местах чувство такое, что это твой родной дом погиб, зарос крапивой и упал в овраг вместе с фундаментом. Могильные камни со старинными надписями на арабском языке на кладбищах все повалены. Чьи это покоятся прабабушки и прадедушки? Все потерялось во времени, это несправедливо.
В Татарстане, оказывается, до сих пор нет ни одного информационного ресурса со сведениями об исчезнувших селах. Уходили на фронт мужчины, иногда — целыми деревнями. Теперь этих деревень нет. Где поставить памятник бойцам? Для нас стало открытием, что, судя по картам, деревни существуют, а на самом деле там пустота, одни развалины. Таковых в нашем сравнительно небольшом районе набралось более 60.
Юго-восток республики, в частности Азнакаевский район, еще больше был вовлечен в этот процесс?
Фарит Галимов: Да, и это было связано с приходом эпохи большой татарской нефти. Сельчане целыми семьями снимались с мест, уезжали на промыслы. Потом наступила эра строительства КамАЗа, автогигант тоже собрал свою людскую дань с села. В общем, в нашем районе остались пустовать 73 большие и малые деревни.
У нас проект начался с моих личных поисков родственников из деревни Агерзе. Мои прадедушки, бабушки, тетушки — всего 15 человек — сгинули в сталинских лагерях и ссылках. Я поднимал архивы, данные о численности населения, изучал карты района, восстанавливал имена репрессированных и увидел, как много больших и малых деревень исчезло. Мои родные мечтали найти последний приют на кладбище в родной деревне (по мусульманским обычаям, человек должен быть захоронен там, где родился), но останки их рассеяны по Уралу и Сибири в общих лагерных могилах. Поэтому я сам себя завещал похоронить (когда-нибудь ведь я тоже умру) именно в деревне Агерзе, чтобы как бы дать возможность своим близким вернуться в родную землю.
Фото из архивов Ильназа Шарипова и Фарита Галимова
Кто участвует в этом движении, кто помогает?
Ф.Г.: Это члены клуба любителей истории Азнакаевского района, работники архивов, библиотек, школьники. Никогда не отказывают в помощи районные власти, главы поселений. Проект стал поистине народным делом. Но самые главные участники — это простые люди, особенно ветераны, они с большим желанием, буквально со слезами на глазах приносят нам свои воспоминания о прошлых временах, когда жизнь кипела в деревнях и поселках. Мы эти данные старательно систематизируем для будущей Книги памяти, такую мы задумали издать, в ней должны быть воссозданые старые районные карты, сохранившиеся фото, рассказы жителей.
И.Ш.: Как только мы запустили свой сайт avyllarrt.com, где есть раздел для рассказов о бывших деревнях, люди стали активно писать нам не только из России, но и из-за рубежа. Они сообщают, сколько в деревне было домов, кто в них жил, как работал и почему погибла деревня. Вот что пишет бывший житель некогда многолюдного села Большая Атня Рустем Насыбулин: «У нас был хороший деревянный дом, построенный дедушкой. В деревне был клуб, молочная ферма, конюшня, магазин, аптека, пруд, родник. Мы праздновали яркие Сабантуи, играли свадьбы, было много молодежи. Сегодня на месте родной деревни — только чистое поле и разрушенное кладбище. Это вечная боль наших сердец!»
А вот свидетельства Амины Шагеевой, уроженки старинного села в 200 дворов Агайбаш, известного еще со времен Казанского ханства: «Земля у нас была такая плодородная, река рыбная, в лесах не переводилась дичь, ягоды и грибы, что даже в голодные 30-е годы наши семьи не голодали. Народ у нас был непьющий, работящий, детей учили в школе на месте мечети, был свой клуб, несколько ферм. А в 50-е годы из-за строительства Куйбышевского водохранилища и ГЭС решено было затопить наш Агайбаш, он остался на дне. Я до сих пор вижу во сне свой родной дом».
Проводя свои исследования, мы с удивлением узнали, что известная татарская драматическая актриса Фирдаус Хайруллина была родом именно из этого старинного затопленного села Агайбаш. Бывшие его жители до сих пор приезжают на берег водохранилища, недавно в память о своей деревне они установили на берегу знак в виде полумесяца. Все эти бесценные документы постепенно становятся будущей Книгой памяти погибших деревень.
Ф.Г.: Простые люди несут нам и присылают старые фотографии, письма, фронтовые треугольники, книги, разные вещи. Осколки жизни, которую мы все потеряли.
В какой мере в этом проекте участвуют школьники?
Ф.Г.: Ребятам, особенно из младших классов, еще сложно поручать серьезную работу, ведь часто это связано с важными документами, архивными поисками. А вот в полевых экспедициях дети чувствуют себя прекрасно. Надо видеть их лица, когда они узнают, что вот в этой сгнившей избушке когда-то жили их прадедушки и прабабушки. Когда на ее месте они обнаруживают что-то из бывшей домовой утвари или сельских инструментов — как они заботливо очищают их от грязи, фотографируют и несут в сельские музеи!
Родители рассказывают, что дети стали больше интересоваться историей своих семей, старыми фотографиями. Вот что пишет в своем сочинении шестиклассник Руслан Гайнаншин: «На старой карте нашего района мы увидели деревню с красивым и необычным названием Роза. Такой деревни давно уже нет. Мы поговорили со старыми людьми, и они вспомнили, что, когда первые крестьяне заселяли эту землю, они были поражены: сколько вокруг разных цветов. А вот розочки не было ни одной. Поэтому так и назвали свою деревню — Роза».
Мы разработали специальную методику  поисковой деятельности. У нас создана детская группа исторического поиска, ребята учатся навыкам поиска информации в архивах, на месте раскопок, учатся опрашивать жителей деревень. Осенью мы выезжали на очистку кладбищ, посетили заброшенную деревню и ее последнюю жительницу.
Под эгидой проекта создаем музей-мастерскую «Алтын-кул — золотые руки». Это будет старый деревенский дом образца середины прошлого века, внутри все будет сделано ремесленниками: кровати, шкафы, вышивки, весь нехитрый крестьянский быт. Рядом планируем разместить мастерские для гончаров, кузнецов, кожевенников, ткачей. Чтобы приезжали гости в такую возрожденную деревню, могли учиться ковать, строгать, ткать, а дети — лепить и рисовать лошадей, фазанов и коз. Вот и вспомнит сама себя погибшая деревня.
Сейчас еще разрабатываем эскизы памятных знаков, обязательно установим их на месте каждого из исчезнувших населенных пунктов.
И.Ш.: На средства гранта мы купили хорошую фото- и видеоаппаратуру, планируем снять документальный фильм о наших исчезнувших деревнях. Они не должны быть забыты, ведь большая Родина всегда начинается с малой, даже если от нее на карте осталось только название.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
8 мин