Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Потрясенные ветром

Месяц после урагана. «Русская планета» выясняла, почему пострадавшие от стихии все еще ждут положенную помощь
Владимир Лактанов
4 мин
Россия. Башкирия. 31 августа. Последствия урагана в деревне Конигово Янаульского района. Фото ИТАР-ТАСС/ Андрей Старостин
Спустя месяц после трагедии корреспондент «Русской планеты» пообщалась с людьми, по милости стихии оставшимися без жилья и средств к существованию, и выяснила, как они живут сейчас.  
В селе Кариево и деревне Енактаево Краснокамского района за два дня до конца лета случился мощнейший катаклизм. Эти населенные пункты, а еще деревня Конигово Янаульского района оказались в эпицентре небывалого по силе урагана. Деревни лишились газа и электричества, от стихийного бедствия пострадали 170 жилых домов (из них 34 полностью разрушены, а в 50 зафиксированы повреждения несущих конструкций). Досталось и социально значимым объектам — школе, детскому саду, сельскому дому культуры села Кариево и сельскому клубу деревни Еноктаево, административным зданиям, фельдшерско-акушерскому пункту, магазинам и колхозным постройкам. Ураган не пощадил и людей — более сорока человек получили травмы различной степени тяжести, двое погибли.
У Татьяны Кашаповой ураган в прямом смысле снес крышу — сорвало ветром. Все окна разбиты попавшими в них досками и другим мусором, который швыряло в комнаты. Побиты стены и мебель.
– Мой дом чуть повыше, чем у моих родителей, на пригорке. Вот и досталось больше других, — говорит Татьяна.
Несколько дней назад у нее родился сын, а в конце августа она еще была на последнем сроке. Зашла домой, и через пять минут началось: поднялся ветер, увидела надвигающуюся на деревню воронку.
– Слава Богу, ни я, ни мой тогда еще будущий ребенок не пострадали. Но, в урагане погиб мой дядя. Буря застала его недалеко от деревни — он ушел закрывать времянку (деревянный домик для хранения стройматериалов и рабочих инструментов. — РП). Увидев смерч, дядя закрылся внутри домика, но ураган снес крышу, вытащил его из времянки, закрутил в воронку и где-то недалеко швырнул о землю, завалив досками разрушенного сарая. У дяди осталась большая семья — жена, дети, внуки.
На вопрос о том, получила ли ее семья компенсацию ущерба, Татьяна Кашапова отвечает, что пока получила от государства 5 тысяч рублей. Вроде бы должны дать еще какие-то деньги.
– 5 тысяч не на человека, как вы подумали, а на домовладение. Остальное пока только обещают, но не выплачивают.
Дома местные власти обещали восстановить в первую очередь и слово держат. Во всяком случае, строительные и ремонтные работы в селе Кариево идут. Но, как утверждают жители, они устали от споров с комиссией из администрации района по поводу стоимости причиненного ущерба.
– Мы увидели, что на деле одно, а документально у чиновников выходит совершенно другое, — жалуется Татьяна. — Например, в моем доме ураганом снесло кровлю. Полностью! Но на бюджетные деньги согласились восстановить только заднюю часть. А все потому, что впереди осталось несколько досок от обрешетки. Но ведь дыр в потолке эти доски не закрывают! А чиновникам все равно. Говорят: вам выплатили компенсацию, вот и восстанавливайте на эти деньги. Как посмеялись. Что на 5 тысяч рублей восстановишь?
По словам Татьяны, чиновники прямо сказали ей, что экономят бюджетные деньги. После разговора с комиссией многого от руководства она уже не ждет. Дома начинают восстанавливать за свой счет.
Пенсионерка Зинаида Сатиева с мужем разрушенный сарай восстановили за свой счет, потратили около 50 тысяч рублей из сбережений. Другого выхода нет: надо где-то хранить зерно для скотины.
– От государства помощи неизвестно еще, дождешься или нет, — говорит пенсионерка.
Обещания компенсировать все разрушения пока не сбываются. Сатиева благодарит за то, что «кое-что делают», но жалуется, что работы продвигаются медленно: ремонтная бригада работает сразу на два принявших на себя удар смерча района, — Краснокамский и Янаульский.
У Ирины Карловой дом почти полностью разрушен, равно как и прочее недвижимое имущество — баня, гараж, сарай. На вопросы «Русской планеты» женщина отвечает, что на бюджетные деньги обещали восстановить только дом и сарай, и то потому, что «колхозники мы». Другие жители ремонта сараев так и не дождались, в спешке заново отстраивают на свои деньги, лишь бы успеть до дождей, чтобы сохранить сено и зерно, а то «подохнет скотина без еды».
– Строительные работы нашего дома идут до сих пор. Поэтому уже второй месяц всемером живем в железной будке. Правда, сейчас полегче стало, когда сноха с двумя полуторамесячными внуками-двойняшками переехала к родственникам в Нефтекамск. Но все равно очень трудно, очень, — делится Ирина. — Хоть бы сарай поскорей отстроили, мы бы туда перебрались. Но бригада работает медленно: день у нас, два-три дня в Янаульском районе. Там, все-таки быстрее и веселее дела идут, у наших соседей, живут как до урагана. У нас же — одни проблемы и головная боль.
Ирина Карлова переживает не столько за разрушенный дом, сколько за внуков. Когда стихия отступила, малышей нашли с осколками стекол в руках. Груднички получили сотрясение мозга, царапины и ушибы, из-за чего 21 день провели в больнице. Когда же всей семьей разгребали завалы, оставленные стихией в доме, дочке Ирине на голову упала железная труба. Девушка не сразу обратилась в больницу — только когда тошнота, головная боль и головокружение стали невыносимыми. И, несмотря на диагностированную трещину в черепе, ходит на работу. Времени болеть нет, слишком нужны деньги.
В семье Дмитриевых говорят, что им повезло. Во-первых, ураган свирепствовал в стороне, зацепив их дом только «краешком, не сильно», а во-вторых, они уже получили первые выплаты от государства — по 15 тысяч рублей на троих. Конечно, немного, но у других и того нет.
– Нам объяснили, что, сколько бы человек ни было прописано в доме, больше 25 тысяч рублей ни одна семья не получит. Хотя это и неправильно, — считает глава семейства Евгений Дмитриев. — Ведь есть семьи, где семь и одиннадцать человек живут. Но по закону такие могут получить даже не больше 5000 рублей компенсации, если в доме прописан только один человек. Вот как хочешь, так и стройся заново на эти деньги!
Крышу дмитриевского дома, которую сорвало ветром, уже полностью восстановили за счет бюджета. Вставлять стекла в окна отказались. Обещали заменить забор, а про оторванный борт у «Газели» даже не стали слушать.
Дом заведующей детским садом деревни Кариево Ирины Васильевой, как и несколько других домов, оказались в эпицентре урагана. Женщина с сыном лишились жилья: упала одна стена и сорвало кровлю, в одночасье исчезли потолки, фронтоны, крыша. Кроме того, после смерча полностью разрушены гараж, баня, забор и сарай.
Крышу и стену дома восстанавливают на казенные деньги, а еще выделили компенсацию в размере 10 тысяч рублей, на карточку перечислили двойную зарплату. Но этого мало, считает Ирина Витальевна. Только на восстановление сарая на участке ее родителей ушло 70 тысяч: эти деньги собирали сами — как и многие другие жители, они не стали ждать помощи от госорганов, и правильно сделали. Даже колхозникам еще не всем восстановили сараи, что уж говорить о других жителях. Поэтому рабочих нанимали за свой счет, сами покупали и везли профнастил.
– Мы знаем, что существует благотворительный счет в помощь пострадавшим от урагана жителям Краснокамского и Янаульского районов. Туда перечислили деньги все, кто только мог, даже Крымская республика, которая недавно вошла в состав России, — говорит Ирина. — Меня мучит вопрос: почему же, если вся Россия всколыхнулась в ответ на нашу беду, до пострадавших дошли такие крохи от щедрых подношений неравнодушных людей?!
Ирина Васильева решила дознаться, куда делись основные суммы со счета. Обратилась, по ее словам, в бухгалтерию администрации по социальным вопросам Краснокамского района, пыталась добраться до районного главы.
– Разумеется, с самим Разифом Гильмуллиным поговорить не удалось, но его заместители многое объяснили. По их словам, собранные деньги пошли на питание приехавших к нам МЧСников, оплату бензина и соцпайки пострадавшим. «Деньги на благотворительном счете уже закончились. А что вы хотите, мы же кормили на них 300 человек — пострадавших людей и бригады МЧСников», — сказали мне. И тактично намекнули, чтобы не ожидали, что с этого счета нам вообще что-то перепадет.
Ирина Васильева говорит, что посчитала: никаких трехсот человек в первые дни после удара стихии не было. В организованных пунктах помощи выдавали соцпайки и кормили народ 5-6 дней, пока в домах не было света, газа и воды.
Председатель сельского поселения Кариевского сельсовета Краснокамского района Владислав Петров на вопрос о том, почему кто-то из пострадавших жителей его деревни получил компенсацию 25 тысяч рублей, а кто-то, несмотря на разрушения урагана, только 5 тысяч, ответил, что везде «свои нюансы». По его словам суммы выплат зависят напрямую от «количества прописанных граждан на данной жилплощади». В одном доме могли жить несколько человек, но если прописан только один, компенсацию семья получит не более 5 тысяч рублей. Петров обещает, что сейчас готовятся дополнительные списки выплат пострадавшим от урагана людям, но кто будет выплачивать, сколько и откуда возьмутся деньги, он объяснить не может.
Заместителю главы администрации по социальным вопросам Краснокамского района Фануда Дмитриева корреспонденту «Русской планеты» заявила:
– Через благотворительный счет выплаты пострадавшим от урагана не идут. Как вообще могут идти выплаты, если деньги еще не перечислены?
А замглавы района по финансам Аниса Шагалиева, напротив, уверила, что благотворительный счет открыт, деньги туда поступают, выплаты уже были. И сейчас готовятся новые списки пострадавших — в них попадут те люди, которых по каким-либо причинам не оказалось в предыдущих списках. На вопрос, будут ли еще выплачиваться компенсации пострадавшим из первых списков, Аниса Шагалиева ответила отрицательно.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин