Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Специалист по разным видам боли

Как врачи паллиативной медицины помогают неизлечимо больным и почему начинают верить в Бога

Владимир Лактанов
4 мин

В молитвенной комнате раз в неделю проводятся службы. Фото: Марина Губина / «Русская планета»

Специалист паллиативной помощи — профессия для России относительно новая. Лишь в конце 2012 года появилась нормативная база для того, чтобы повсеместно на территории страны открывались отделения, где помогают неизлечимым и тяжелобольным. По стандартам ВОЗ на 400 тыс. населения должно приходиться не менее 30 коек паллиативной помощи. До недавнего времени в России таких стандартов не было вовсе. Теперь же в рамках госпрограммы «Развитие здравоохранения» к 2020 году планируется довести число паллиативных коек до 10 на 100 тыс. взрослого населения. Правда, по данным Минздрава, в 2015 году в России существует пока всего 1,7 паллиативных коек на те же 100 тыс. жителей.
Работать в этой сфере могут те, у кого есть профессиональное медицинское образование, и кто прошел специальные курсы усовершенствования. Но проблемы с кадрами все равно остаются. Корреспондент РП пообщалась с сотрудниками отделения паллиативной медицинской помощи Томаровской районной больницы Яковлевского района Белгородской области и узнала, как специалисты каждый день работают с мучительной человеческой болью и обреченностью, и почему даже медики с большим стажем не выдерживают психологических нагрузок в паллиативных отделениях.
Отделение паллиативной помощи Томаровской райбольницы — это 10 палат и 22 койки. Со дня открытия в январе 2013-го заполняемость здесь практически стопроцентная. Пациенты поступают со всей области. Изначально создавались такие отделения, по большей части, для онкобольных, но по факту оказывается, что  пациентов с другими серьезными заболеваниями и тяжелыми состояниями сюда попадает не меньше. Это и последствия различных травм, инсультов, рассеянный склероз, тяжелые заболевания суставов, сердечно-сосудистой, дыхательной систем и др. Возраст больных тоже разный — попадают и 20-летние и те, кому за 80.
– Когда мы только открывались, сразу было понятно, что такая помощь многим будет необходима, — констатирует заведующая отделением паллиативной медицинской помощи, врач-невролог высшей квалификационной категории Наталья Говорун. — Не секрет, что терминальных больных, больных с тяжелыми хроническими заболеваниями, в преклонном возрасте с большой неохотой берут в другие отделения. Там все-таки в приоритете те, кого можно вылечить. А паллиативные больные у нас в стране ведь вынуждены были находиться дома. Теперь же и они могут в таких отделениях, как наше, получить и медикаментозную помощь, и психологическую, а еще духовную и социальную.
Внешне паллиативное отделение мало чем отличается от обычного стационара. Только расположено на первом этаже, чтобы удобнее было транспортировать тех, кто не может передвигаться самостоятельно. Одно-двух- и трехместные палаты, в каждой — иконы, у входа в отделение — молитвенная комната. На специальном стенде указан номер настоятеля местного храма — отца Романа. Для паллиативного отделения он — духовный наставник: каждый понедельник проводит здесь службы, по звонку приходит исповедовать пациентов и совершить таинство соборования, иногда в последний для них раз. Открыта молитвенная комната круглосуточно, в паллиативной медицине, почти как в окопах под огнем, атеистов не бывает.
– Мы все на службы ходим, и это не по принуждению какому-то, — рассказывает санитар отделения паллиативной помощи Татьяна Суровцева. — Бывало, конечно, что появлялся новый сотрудник и говорил, что эти службы ему не нужны. Но, наверно, в нашей профессии без веры нельзя. И после нескольких смен новичок тоже начинал молиться.
– Пребывание в этой комнате помогает прийти в себя, — признается Ирина Проскурина, палатная медицинская сестра отделения паллиативной помощи. — У нас здесь всегда святая вода есть, можно свечку поставить, молитвы почитать. Я иногда перед началом дежурства сюда захожу. И если умирает пациент, а ты чувствуешь, что тяжело на душе, руки опускаются, снова сюда приходишь. Умоешься святой водой, молитву прочтешь, выдохнешь — и, правда, легче становится. Я раньше как-то особо верующей не была, а теперь у меня даже сын сам в храм наш местный ходит, с батюшкой молится, книги церковные читает. Думаю, это моя работа так на него повлияла. Он у меня все время спрашивает: «Мам, ну как там твои больные?». А что ответишь: «Все также, сынок».
Средний срок пребывания пациентов в паллиативном отделении — 30 дней. Кто-то попадет сюда единожды, кто-то проходит курс реабилитации, выписывается, через какое-то время возвращается вновь. Чтобы работать в этой сфере, нужен стаж в медицинской специальности не менее 5 лет, новичков не берут. Но даже опытные профессионалы порой не выдерживают.
– У нас бывало такое, что приходил человек, и уже через пару дежурств писал заявление об увольнении. Сложно психологически. Нам, медикам, ведь нельзя, что называется, умирать вместе с больным, — объясняет Наталья Говорун.
Больному становится легче даже не после инъекции или капельницы, а от того, что посидели с ним рядом, дали ему выговориться. Фото: Марина Губина / «Русская планета»
Больному становится легче даже не после инъекции или капельницы, а от того, что посидели с ним рядом, дали ему выговориться. Фото: Марина Губина / «Русская планета»
– Я больше 30 лет отработала медсестрой в хирургическом отделении, — вспоминает медицинская сестра Галина Ширяева. – Думала, что после хирургии мне уже ничего не страшно. У нас ведь там люди с ужасными повреждениями лежали, и уход за пациентами тот же самый был. Но, оказалось, что в паллиативном отделении работать намного тяжелее. Но у нас ведь девиз есть: «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь», вот ему и следуем.
В паллиативной медицине уже не пытаются победить само заболевание, борются с его мучительными для человека симптомами. Врач здесь по сути — это специалист, который помогает справиться с разными видами боли, и не только физической.
– Паллиативная медицина не продлевает жизнь, но и не приближает смерть, она улучшает качество жизни пациента, — поясняет Наталья Говорун. — Наша задача — постараться убрать боль, страдание, какие-то унизительные состояния для пациента. Да, мы оказываем профессиональную медикаментозную помощь, конечно, обезболиваем, купируем какие-то тягостные симптомы болезни. Но практически каждый день сталкиваемся с ситуацией, когда больному становится легче даже не после инъекции или капельницы, а от того, что мы посидели с ним рядом, дали ему выговориться или просто подержали за руку.
– Я, только проработав в паллиативном отделении, поняла, как это важно — дать человеку, дни которого сочтены, выговориться, не перебивать его, — делится Галина Ширяева.
Слово «смерть» персонал отделения здесь произносит без какой-то боязни, без придыхания и пауз — обыденно и просто.
– Одна из задач паллиативной помощи — психологическая подготовка пациента к уходу из жизни, — добавляет Наталья Говорун. — Этому большое внимание уделяется и на различных конференциях, которые сейчас проводятся в России для палиативщиков. Там лекции читают и наши, и зарубежные лекторы, проводятся мастер-классы, много литературы мы оттуда привозим. Нас учат и тому, как правильно разговаривать с неизлечимо больными. Мы не даем пациентам каких-то ложных надежд. В тех ситуациях, с которыми работаем мы, нельзя произносить таких дежурных фраз, как: «вы с этим справитесь», «проживете еще долго». Но и говорить в лоб, что человеку осталось жить несколько дней, конечно, тоже нельзя. Мы, медики, ведь сами не знаем, сколько человеку отмерено на самом деле. Кто-то поступает к нам, и понимаешь, что счет идет буквально на часы, а человек выкарабкивается и живет еще несколько месяцев. А бывает и наоборот: кажется, что состояние стабилизировалось, но случается резкое ухудшение, и он сгорает буквально в считанные дни.
Помощь врача в паллиативной медицине часто оказывается второстепенна, на первом плане — качество ухода за больными, потому главное действующее лицо здесь — медицинская сестра и санитар. Именно они на время пребывания в отделении часто заменяют пациентам родных.
– Мы ведь часто родственникам даем возможность отдохнуть, просто отоспаться в той ситуации, когда им годами приходиться ухаживать за тяжелобольным, — говорит палатная медицинская сестра Мария Довдыш. — А когда человек выписывается, мы его близким на практике показываем, как и что нужно делать: как мыть, как переодевать, много всяких нюансов.
В Томаровском отделении паллиативной медицины, помимо медсестер, санитаров, работают терапевт и невролог. По штатному расписанию есть еще полставки психолога. Но за 3 года существования отделения пока почему-то так и не нашлось специалиста, который готов здесь работать.
– Набор требований для тех, кто приходит в паллиативную медицину, будь то врач, или кто другой, я считаю, должен быть довольно строгим. Надо быть хорошо образованным как медицинский специалист, психологически устойчивым, справедливым по отношению ко всем пациентам без разбора. А еще обязательно сочувствующим, умеющим сострадать. Нужно в каждом пациенте видеть человека и относится так, как хотелось бы, чтоб потом отнеслись к тебе. Ведь паллиативная помощь может понадобиться каждому из нас. А она в России сейчас только зарождается, и на нас большая ответственность. От того, как мы сейчас относимся к своему делу, многое зависит: что мы сейчас породим, то и будем потом иметь. Очень хочется посеять хорошие семена, — делает вывод Наталья Говорун. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин