По состоянию на 14 июля 10:30
Заболевших739 947
За последние сутки6 248
Выздоровело512 825
Умерло11 614
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Скоро некому будет предсказывать погоду»

«Русская планета» выясняла, как устроена метеостанция и почему скоро мы не будем знать, что нас ждет
Екатерина Вулих
26 июня, 2015 17:18
10 мин
Гелиограф. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
Центральная Россия и южные регионы попали под власть циклона: тысячи домов подтоплены, на улицах городов — наводнения. Фотографии стихийных бедствий свидетельствуют о том, какой огромный урон нанесен инфраструктуре в Сочи, Воронеже и Липецке. В наиболее пострадавших районах местным жителям власти обещали выплатить компенсации. Однако метеорологи предупреждают, что грядут новые ураганы. «Русская планета» пообщалась с синоптиками и узнала, как работает метеостанция и можно ли заранее предсказать силу природных катаклизмов.
Главная метеостанция Рязанской для простого человека — поле, утыканное какими-то металлическими ящиками на подставках, штырями, антеннами, проводами и непонятными приборами; единственная знакомая конструкция — некое подобие флюгера. Для начальника Рязанского гидрометцентра Татьяны Николаевны Болюк и сотрудников станции метеорологическая площадка — неиссякаемый источник данных, с помощью которых и определяется прогноз погоды.
Татьяна Николаевна рассказывает про все приборы «поименно».
– Это для измерения продолжительности солнечного сияния, — поясняет Болюк. —Видите, под ним — бумажная лента, которую прожигает солнечный луч. «Бумажка», можно сказать, бесценна: каждую такую ленту необходимо расшифровать, сохранить и сдать в архив. Через год, через 10 лет, через полвека метеорологи будут сравнивать данные и делать выводы. В нашей сфере вообще все показатели сохраняются, эти данные бесценны.
Прибор под названием осадкомер Третьякова для дилетанта представляет собой обычное небольшое ведерко. Здесь все понятно по названию: измеряется количество выпавших осадков.
– А теперь — внимание! — смотрим вон в ту сторону, — взглянув на часы, командует Татьяна Николаевна.
Мужчина выпускает в небо легкомысленный «воздушный шарик» белого цвета. Конечно же, это никакой не праздничный атрибут, а чуть ли не самый важный прибор на станции – радиозонд. К «шарику», надутому водородом, прикрепляется небольшой контейнер с измерительной аппаратурой.
Сотрудник метеостанции за работой. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
– Водородом радиозонд наполняют прямо на станции, вон в том ангаре. А запускается он два раза в сутки: ровно в 2.30 и в 14.30. Время московское, нельзя ошибиться ни на минуту. Ведь данные сверяются с данными метеостанций всего мира. Самая большая высота, на которую может подняться наш метеоприбор, это 40-45 километров, но в основном поднимается на 15-25 километров. В дождь — еще ниже. Он измеряет и передает нам такие данные, как влажность и давление воздуха, скорость ветра, температуру и другие параметры. Прибор этот одноразовый, улетел — больше не увидите. Кстати, радиозонд — достаточно дорогостоящая вещь. Попадется некачественный — настоящее ЧП случается. Но — чаще китайского производства.
Какое-то время пребываю в блаженном неведении относительно сложности работы: кажется, что все проще простого. Воткнул в землю «градусник», отметил показатели, сверил с какими-то там таблицами, произвел подсчеты и – готово дело, можно собираться домой.
– Многие думают, что нашим специалистам даже учиться не надо, выставил палец в форточку, и составил прогноз. На самом деле, работа очень трудная и ответственная. У сотрудниц порой даже корвалол на столе стоит, особенно когда погода меняется каждые 5 минут, а надо же все зафиксировать, уточнить, подкорректировать. И успеть передать штормовое предупреждение во все инстанции, если есть таковая угроза. Ведь, случись беда — в первую очередь проверяют метеоцентр: а было ли предупреждение о погодной аномалии? Помните Крымск? Там прокуратура в первую очередь к синоптикам пришла – оказалось, что у них все в порядке, что они предупредили местные власти о предстоящей беде. Что стало с теми, кто не оповестил жителей, — вы знаете. Это ж огромная ответственность, особенно если учесть, что мы передаем данные в аэропорты и на военные аэродромы, предупреждаем МЧС о надвигающемся шторме, — продолжает рассказ Татьяна Николаевна.
Начальник Рязанского гидрометцентра Татьяна Болюк. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
– А недавнее наводнение в Сочи вы как объясните?
– Сочи — это особый регион, это горная прибрежная часть нашей страны. Территории присущи свои, особые метеоусловия. Ливни — большое количество осадков, выпадающих за короткий промежуток времени, — частое явление. За один день может выпасть недельная норма осадков. Только представьте: районы города, расположенные у подножья гор, получают свою «порцию» осадков в виде ливня, плюс потоки воды, стремительно стекающие с высот. Еще один момент: небольшие речки, стекающие с гор, сметают по пути поваленные деревья, валуны; русло может на какое-то время оказаться перекрытым, как плотиной. Потом затор прорывается — вода с удвоенной силой и скоростью обрушивается вниз. Но, чтобы точно прокомментировать сложившуюся в Сочи ситуацию, нужно там присутствовать. Ведь синоптики, которые приходят на работу «не в своем» округе, стажируются еще полгода, чтобы лучше узнать, вникнуть в происходящие процессы.
Болюк сравнивает работу в метеоцентре с работой врача: доктор сначала осматривает больного, просматривает и изучает результаты анализов, делает выводы, ставит диагноз и назначает лечение. То же самое и с работой специалиста-«погодника», только «вылечить» затяжные дожди или предотвратить засуху они не в состоянии.
Зато в физическом плане, по словам собеседницы, стало немного легче, теперь не приходится таскать уголь и топить печи.
– Были метеостанции в рязанских райцентрах, в которых совсем не было условий для работы. Мало того, что специалисты дежурят сутками, так им приходилось углем печи топить — станции обогревать. Только я начала работу по газификации станций, как перестройка началась, снова все отошло на дальний план. Сейчас хоть бытовой аспект привели в порядок. Но другие трудности остались. Работают у нас, в основном, женщины, они же берут почвы на пробу, вручную переносят тяжелые приборы.
Рязанская метеостанция. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»
К слову сказать, в метеоцентре не только дают прогнозы погоды, но и следят за уровнем вод в региональных реках, за уровнем загрязнения воздуха и радиоактивностью солнца, делают анализ состояния почвы: пора ли высаживать сельхозкультуры, пришло ли время убирать урожай. Еще одно направление — оценка влияния природных явлений на окружающую среду. Эта тема — одна из самых «больных» в регионе.
– Люди меняют природу, природа влияет на всю окружающую среду, на погоду в том числе. Так, все рязанцы заметили, что Ока в последние годы в весенний период не разливается. По наблюдению специалистов, наиболее вероятной причиной является активная добыча песка, которая ведется по всей длине реки. Стройматериалы для возведения новых домов или дорог — это нужное дело, но надо ж и меру знать. А если вдруг обнаружится, что какая-нибудь карстовая пещера под руслом имеется? И не будет у нас Оки, которая сотни лет «жила» своей жизнью. Мы забываем, что вся окружающая природа — живой организм, постоянно вмешиваемся в естественный ход событий, «режем по живому», как говорится. Как на это отреагирует природа — мы пока не знаем.
Говоря об изменении погоды в последние годы, Татьяна Николаевна особо напоминает, что с 14.00 до 16.00 их служба фиксирует максимальную активность солнечных лучей, находиться в это время на открытой местности не рекомендуется. Говорит, что солнечную активность может почувствовать любой человек даже без приборов: раньше кожей ощущалось, что солнце греет, а сейчас оно жжет.
Почему прогнозы погоды так часто не сбываются?
– Какие именно? На один регион в интернете фигурирует один прогноз, в одной газете — второй, в другом издании — третий. Некоторые издания закупают прогнозы в Москве, а столица и Рязань все-таки находятся на приличном расстоянии друг от друга. И у самой погоды «настроение» меняется: какое-то явление можно предсказать за несколько дней, а другое  —  всего за час. Смерчи, к примеру, вообще предсказать нельзя: они возникают и развиваются мгновенно.
Получить специальность синоптика, климатолога или аэролога можно в Санкт-Петербургском гидрометеорологическом университете, в Рязани специалистов этого узкого профиля не готовят.
– В нашей области работает всего 150 специалистов — уже можно говорить об уникальности профессии. А если учесть, что 70% сотрудников достигли пенсионного возраста… Словом, ситуация нехорошая. Молодых специалистов — раз, два и обчелся.
Это из-за удаленности вуза?
– Это из-за зарплаты. Средняя заработная плата составляет 7-8 тысяч рублей. Вы пойдете работать на должность с такой зарплатой? Да еще если с суточными дежурствами, с такой ответственностью? Ведь это — если заплатить за квартиру и оставить на проезд до работы, уже и на хлеб не хватит, — констатирует Татьяна Николаевна.
Она еще рассказывает о том, что бывают у них и премии, что выделены средства на ремонт здания метеостанции, на которой мы находимся. Говорит, что всеми силами стараются пробуждать интерес к профессии у школьников, особенно у выпускников. И что обязательно помогут заинтересованным подросткам поступить на бюджетное место.
– Но здесь мало заинтересованности и желания, нужно как-то поддерживать специалистов нашего профиля на государственном уровне. Выделять какие-то «подъемные» средства, заинтересовать зарплатой. Или такой вот нюанс: министерство сельского хозяйства и региональные власти закупают наши метеорологические услуги, но сумма, выделяемая на закупки, уже который год не индексируется. Здесь тоже стоит внести какие-то коррективы. Иначе совсем скоро некому будет предсказывать погоду, и предупреждать о приближении гроз и штормовых ветров. 
темы
10 мин