Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Я не хотел в Италию: у меня здесь были родные люди»

Каким вырос бывший сирота из поселка в Хабаровском крае, отказавшийся ехать к усыновителям в Европу
Владимир Лактанов
3 мин
Фото из архива Ильи Вишневского
В 2004 году Илья Вишневский, став сиротой, чуть не переехал в Италию к иностранным усыновителям. Тогда ему было всего 10 лет. Он побывал в гостях в новой семье на каникулах, но вернувшись, узнал, что на Дальнем Востоке, в небогатом поселке Хор Хабаровского края у него живут бабушка и сестра. И отказался переезжать в Европу. Потом была долгая борьба бабушки за опекунство над Ильей, переезд с одного конца планеты на другой и страх, успеет ли 72-летняя женщина поставить его на ноги.
Мы встретились спустя 12 лет. Сейчас Илья Вишневский по-прежнему живет в Хабаровском крае, он кандидат в мастера спорта по армейскому рукопашному бою и студент инженерной специальности Дальневосточного госуниверситета путей сообщения. Бабушка Лидия Хаицкая жива, недавно ей исполнилось 84 года. Илья и Лидия Александровна рассказали «Русской планете», почему ни при каких обстоятельствах нельзя бросать друг друга.
Расскажи, что ты помнишь о своих родителях?
– На самом деле почти ничего, об отце и думать не хочется. Даже забываю свое отчество иногда. А мама старалась заботиться, сначала приходила в детский дом, но потом ее лишили родительских прав и перестали пускать ко мне (поначалу Илья с родителями жил в Белоруссии. Их семейная жизнь не сложилась, мать попала в трудную ситуацию, и Илью изъяли. Потом мать умерла, а отец отказался от него. — Примеч. РП). Поэтому сейчас мало что о ней помню. Конечно, хочется все вернуть назад, быть взрослее и умнее, но тогда я еще ничего не понимал.
– Вспомни о поездке в Италию, какие впечатления остались в памяти о несостоявшихся итальянских родителях?
– Впечатления об Италии, конечно, наилучшие: теплая, светлая, развитая страна с богатой, красивой и своеобразной природой. Море, песок — одно наслаждение. Итальянские «родители» показали отношение любящей семьи. Они были вполне обеспеченные: квартиры, плантации, автомобиль. Жаловаться мне было не на что. Одевали, кормили, развлекали, в общем делали все, чтобы мне понравилось.
– Двенадцать лет назад суд принял решение о передаче тебя бабушке исходя из твоего желания. Как ты то время рассуждал, с кем остаться?
– Уже в то время я понимал, что остался один, и не помнил, что у меня есть родные. До этого бабушку я видел, когда мне было года три. Узнал о бабушке и сестре, и внутри все перевернулось: не хотелось никуда, даже в Италию. Все мысли были только о том, что у меня есть родные люди и что я теперь не один. Сильно-сильно хотелось домой. Тогда каждая новость о бабушке была счастьем.
– Расскажи, как бабушка заботилась о тебе, насколько ей сложно было?
– Об этом можно говорить долго. Все лучшее и самое вкусное доставалось мне. У меня всегда была своя (для тех, кто жил в детском доме, это самое ценное) комната, мне купили настоящую футбольную форму, игровую приставку — да много чего. Бабушка очень за меня переживала, если я хоть на минуту задерживался в школе. Бывало, загуляешься с кем-то из одноклассников, и тебя ищет весь поселок.
Конечно, бабушке было сложно. Мне кажется, я был капризным... Хотя нет, наверное упертым ребенком. На все у меня была своя точка зрения. Бабушка у меня герой, такой ни у кого нет! Несмотря на такие преграды и сложности, она добилась своего и поставила меня на ноги.
Я помогал ей, как мог помогать мальчишка. Убирался дома, чистил сарай за курами, ходил их пасти и кормить, собирал яйца, постоянно поливал и полол огород, собирал урожай. Ходил продавать пирожки с бабушкой. Она давала деньги на карманные расходы, я всегда копили тратил их только на соревнованиях в других городах. Еще с ребятами из поселка мы сдавали металл, вырученные деньги всегда отдавал бабушке.
– Ты рассказывал свою историю в школе?
– В школе я был на хорошем счету, учился всегда хорошо, трудностей не было. Никому ничего не рассказывал, но все знали: поселок маленький. Даже сейчас многие думают, что у меня есть родители. Никогда не опровергаю, для меня это больно и тяжело. И даже сейчас слезы наворачиваются. А друзей было много, занимался спортом, со всеми ладил, меня знали все. Знаменитость, блин!
Фото из архива Ильи Вишневского
Фото из архива Ильи Вишневского
– Ты серьезно занимаешься спортом, расскажи, как начал заниматься. Почему армейский рукопашный бой?
– Cначала занимался футболом со второго класса школы. Классе в восьмом-девятом случайно зашел в зал борьбы. И на следующий год уже занимался самбо. После поступления в университет увлекся армейским рукопашным боем, после соревнований среди воинских частей Хабаровска, где занял первое место, стал кандидатом в мастера спорта. Мое детство было непростым, поэтому характер боевой, и мне это нравится. Еще играю в футбол за свой институт и за университет.
– Думал ли ты о том, что если бы тогда, 12 лет назад остался в Италии, твоя жизнь сложилась бы лучше, успешнее?
– Нет. Об Италии я совсем не думаю. Отдохнуть бы туда съездил, и все. У меня прекрасная семья, которая дала мне все: жизнь. Сейчас я еще не могу назвать себя успешным человеком, но обязательно таким буду.
***
Как вспоминает Лидия Хаицкая, когда она прилетела в Белоруссию за внуком, ей стали отказывать в оформлении опекунства.
– Ссылались, что я уже пенсионер, мол, не хватит ни денег, ни здоровья, чтобы вырастить мальчика хотя бы до совершеннолетия. Да и самого Ильи в этот момент не было в детдоме, куда его временно определили. Еще с одним мальчиком в это время они гостили у потенциальных усыновителей из Италии. Вернулась в поселок ни с чем. Но бросить его даже мысли не было. Как только приехала в Хор, сразу начала собирать деньги на дорогу, притом на двоих. Все мои просьбы и мольбы оказались не напрасными. Белорусский центр семьи отказал в усыновлении Ильи семье из Италии, и позже суд постановил передать его мне.
По ее словам, даже в Хоре в 70 с лишним лет можно было найти способы содержать ребенка.
– Если работать — ничего сложного нет. У нас в поселке стоял большой леспромхоз, и я продавала там пирожки, вкусные у меня пирожки получались. Илья не стеснялся и ходил вместе со мной, помогал сумку донести. Всегда огород был и небольшое хозяйство. Все тогда так жили, так что не скажу, что бедствовали.
– Сейчас Илье уже 22 года. Вы можете сказать, что воспитали хорошего человека?
– А что я — вот соседи говорят, что правильно вырастила человека, спокойного, вежливого, пройдет мимо — всегда поздоровается. Хорошо, что спортом занимается, у нас это семейное. Мы в поселке напротив стадиона живем, так сначала сын мой старший всегда там пропадал, потом вот Илья. В университете он тоже, говорит, постоянно на тренировках или соревнованиях. Спрашиваю: «Ты когда отдыхаешь-то?» Ничего, отвечает, все нормально. Вообще, сейчас Илья как-то ласковее стал, что ли. Маленьким погрубее был. Сейчас приедет — обнимет всегда, спросит, как дела, по дому обязательно поможет. Самое главное, он целеустремленный у меня. Знаю, что доучится обязательно, станет хорошим специалистом. И семья у него будет хорошая, он с девушкой встречается, ведь взрослый мужчина уже. Вот собрался после сессии на все лето поехать работать на путину, подзаработать немного.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин