Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Сибирские украинцы

Омск принимает беженцев

Елена Коваленко
2 мин
Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин
В Омской области открыли пункты временного размещения беженцев из Украины. Регион готовится принять еще 120 граждан соседнего государства, которых из Ростовской области доставит самолет МЧС.
На 9 июля в Министерство труда и соцразвития Омской области обратились за помощью 86 украинцев — как правило, это жители Луганской и Донецкой областей. Большинство размещаются у родственников и знакомых. Как сообщил министр труда и соцразвития региона Михаил Дитятковский, сейчас в Омске и области находятся 267 человек, из которых 144 хотят остаться и оформляют документы для получения российского гражданства. Еще 123 человека не определились, как долго они собираются проживать в регионе. 7 человек подали заявление на предоставление временного убежища.
Татьяна Полипчук приехала в Омск из Краснодона. Сорокалетняя женщина привезла двоих детей и три чемодана. Это все ее приданое. Живет в пустой квартире у знакомых. Сфотографироваться отказывается и говорит, что фамилия, которую она назвала — девичья.
– Я теперь всего боюсь. Ехала целенаправленно в Омск, потому что училась в политехе, город помню и знаю, плюс остались друзья. У нас есть родственники — в Киеве, Симферополе. Но, как оказалось, они не «есть», а «были». Меня, конечно, вводит в состояние ступора сама война, но в еще большем шоке я от того, как эта война располовинила семейные кланы. Мы, как в Гражданскую, резко оказались по разные стороны баррикад. Я хочу лишь спокойствия и мира своим детям, и мне совершенно все равно, кто прав и виноват. Когда мне двоюродный брат сказал, что я предательница, что я «драпаю», что «надо остаться и бороться», я поняла, что рассчитывать могу только на себя. Мой сын учился в институте вместе со своим другом. Я успела забрать оттуда ребенка, а его друга мобилизовали. Он погиб в Славянске. Он совсем еще мальчик, вырос у меня на глазах. Мы там не жильцы, понимаете? Будем здесь обживаться, станем сибиряками. В Украину не вернусь. Некуда. И страшно.
Как предполагает мэрия, число беженцев будет увеличиваться, поэтому определены пункты их временного расселения. Прибывших расселят в центре социальной помощи семье и детям, в лагере «Химик» АО «Омский каучук».
– Я читала и слышала разговоры: мол, хохлы куда попало не поедут. Зачем им холодная Сибирь, есть места получше. И в деревни не поедут. Да только это ерунда. Мы спасали детей. А прожить везде можно. Конечно, после того, как остался без дома, техники, да что там говорить — попробуй хотя бы вилки-ложки да постель купи — сложно рассчитывать на достойный уровень жизни. Пока для меня главное, что не стреляют и что моего старшего сына не заберут воевать, а там посмотрим, — говорит Татьяна Полипчук.
Минтруда и соцразвития открыло круглосуточную «горячую линию» по вопросам обустройства граждан Украины на территории региона, по которой можно звонить в любой день, включая выходные. На базе Центра профессиональной ориентации работает консультационный пункт, где можно получить психологическую поддержку и содействие в социальной адаптации.
В Министерстве образования также работает «горячая линия».
– В нашу компетенцию входит помощь в обустройстве детей переселенцев в учебные заведения Омска и области. Для школьников мы организуем собеседования, чтобы выявить уровень знаний и определить в соответствующий этому уровню класс. Отсутствие личных дел учеников не станет препятствием для обустройства ребенка. Если программа сильно отличается — ребенка подтянут индивидуально, — пояснили РП на линии.
В Омске работает пункт по приему гуманитарной помощи для семей из Украины. В нем принимают вещи, предметы гигиены, продукты, постельные принадлежности и другие предметы первой необходимости.
– Мы на работе бросили клич по сотрудникам, — рассказывает РП омичка Инга Красикян, — собираем вещи, деньги. Равнодушных не было. Кто-то горячо согласился, а кто-то отнесся с большим сарказмом. Мол, своих детей не могут в садик пристроить, а тут «эти понаехали». Моя коллега рассказала, что ее родственники приняли беженцев, а те плотно сели им на шею и работать идти не хотят: мол, жалейте нас, вы нам должны пособия всякие. Я помогу, как и чем смогу. Украина — это моя боль, в Горловке живет моя мама, которой 72 года. Она отказалась уезжать, сказала, что будет доживать там, у себя. Многие старики отказываются ехать, больные они, да и не хотят никакой новой жизни. Не верят уже никому.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин