Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Сад деда Бардака

Как развивалось садоводство в Алтайском крае
Владимир Лактанов
6 мин
Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»
По информации Алтайкрайстата, плодовые сады и ягодные плантации в регионе занимают самую большую площадь в Сибири. Здесь собирают самые большие урожаи яблок, груш, слив и самых разных ягод, от клубники до окультуренной облепихи. Несмотря на неустойчивый алтайский климат с резкими перепадами температур, многие сорта алтайских яблок по всем параметрам превосходят крымские. Здесь вырастают плоды размером с два мужских кулака, а виноград в алтайских палисадниках встречается уже чаще, чем смородина.
Алтай не сразу стал столицей сибирского садоводства. В начале прошлого века кислые местные яблочки на базарах продавали как семечки — стаканами. Прекрасную мечту о яблонях в Сибири независимо друг от друга воплощали в жизнь и ученые, и энтузиасты-любители. В 1933 году на Алтай приехали два человека, которые так никогда и не узнали друг про друга: ученый-селекционер, будущий основатель сибирского садоводства Михаил Афанасьевич Лисавенко, и украинский переселенец дед Бардак. Через год Лисавенко основал в городе Ойрот-Тура (будущий Горно-Алтайск) опорный пункт садоводства с виноградником, а дед Бардак — первый колхозный яблоневый сад в Сибири…
В шести километрах от маленькой деревни Рудовозово есть долина, со всех сторон укрытая высокими сопками. Сопки и речка Боровушка создают в этой долине особый микроклимат, с точки зрения садовода — просто идеальный. Зимой здесь на несколько градусов теплее, чем вокруг, к тому же в морозы это место всегда укутано толстым одеялом снега. Редкие чудаки-туристы, которые приезжают в эту глушь побродить горными тропами, и половить хариуса, восхищаются: все это пространство занято сотнями яблонь. Они уже старые, выродившиеся, с маленькими яблочками, но весной покрываются белым цветом, и тогда кажется, что нет на земле места прекрасней этого.
Историю этого сада хорошо запомнила Ида Павловна Ивлева, местная жительница. Сейчас ей 85 лет, а когда сажали этот сад, она была совсем маленькой девочкой.
– В нашем Рудовозове всегда жили разные люди: эстонцы, русские, украинцы, и все друг у друга старались чему-то научиться, — рассказала Ида Павловна «Русской планете». — Мы все жили одной семьей, не было ни ненависти, ни розни. В 30-х годах к нам приехали переселенцы из Украины. Помню, среди них было два друга, два деда. У одного была фамилия Шаля, а у другого вообще — Бардак. И вот этот дед Бардак посмотрел, что тут ничего нету… А тогда сажали только картошку, капусту да репу. Это сейчас в каждом дворе яблони пяти сортов, вишни, сливы, крыжовник. А тогда — ну выкопают калину над речкой, посадят около крыльца для красоты, да и все.
Ида Павловна Ивлева. Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»
Ида Павловна Ивлева. Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»
И вот этот дед поехал обратно на Украину, и через несколько месяцев вернулся с саженцами. Не знаю, где он их взял, как вез — но привез он полный кузов грузовика, не меньше. Так у нас в деревне появился свой колхозный сад. Поначалу там всеми работами руководили эти деды. Яблони высадили на расстоянии 10 метров друг от друга, а между ними посадили тыквы, арбузы, дыни. Яблони были не сказать, чтобы большими, вот такие ранетки (Чуть меньше шарика для пинг-понга. — Примеч. РП), но хорошие, вкусные. В то время такие яблоки считались крупными. В школе нам, детям, на завтрак давали яблоки и ломти дыни, а в войну варили большие-большие котлы каши с тыквой — мне кажется, поэтому мы и не голодали сильно-то.
В войну сад не бросили. Все четыре года там работали женщины и старики. Нас, школьников, все время посылали туда прополоть, полить, урожай собрать. И все там росло, и цвело, и все время мы были с яблоками. А вот когда к власти пришел Хрущев, тогда и сад пришел в запустение. Появилась эта глупая мода объединять колхозы. И вот объединили наше Рудовозово, Каменку и Казанцево. Каменский колхоз считался очень богатым. Это сейчас там пять дворов, а тогда было большое село, и люди жили — ох и работящие! Наше Рудовозово стояло на втором месте. А Казанцево было деревней лодырей. И вот объединили три деревни, хозяина хорошего не стало, и все пошло осыпаться. И сад, и мельница у нас была, и сыроварня — все оказалось никому не нужным, все постепенно обветшало и порушилось.
Про деда Бардака, кроме Иды Павловны, никто в деревне, к сожалению, не помнит.
– Когда мы с ребятами начали заниматься историей села, то столкнулись с удивительным равнодушием: почему так гора называется, что за «Хахальный брод», откуда сад в сопках? «Да не знаем, спросите у деда Рукина, может, он помнит», — рассказывает учитель истории местной школы Сергей Егиоя.
Такой дед Бардак был чуть ли не в каждой деревне.  Обязательно находился чудак, который хотел изменить сибирскую землю, сделать ее еще прекраснее. В селе Полковниково, например, таким человеком был отец космонавта Германа Титова. Он первым в селе привез откуда-то саженцы, посадил яблони, а потом вел селекционную работу — отбирал самые крупные плоды, выращивал из семечек крошечные деревца…
Сейчас в Алтайском крае много запущенных, заросших, выродившихся садов — рядом с каждым крупным селом. Точнее, рядом с теми, которые еще лет 10 назад были крупными. Каждый такой сад занимал площадь в 30–40 га. Садоводческое движение процветало в 70–80-х годах: плодовые сады, по информации Владимира Маркова, председателя Алтайского отделения Союза садоводов России, сады были в 535 селах края. Научное руководство деревенскими садами осуществляли ученые НИИ Садоводства Сибири им. Лисавенко. Чего только не выращивали в этих садах: яблони и вишни, сливу, смородину, малину, медовую облепиху…
Позже известный далеко за пределами Алтая селекционер Иван Пучкин смог вывести сорта груши, которые вызревали за короткое алтайское лето — и для деревенских детей эти плоды перестали быть невиданной редкостью. Колхозники собирали фрукты и ягоды на варенье, школы и детские садики сушили их на сухофрукты.
Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»
Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»
За каждый сад, как рассказала РП Елизавета Пантелеева, доктор сельскохозяйственных наук, главный научный сотрудник НИИ Садоводства Сибири им Лисавенко,  отвечал агроном — обычно колхоз или совхоз приглашал на работу выпускника Алтайского сельхозинститута. Выбирать старались такого, кто и учился хорошо, и работы не боялся. Садоводство, как рассказывает Елизавета Ивановна,  было любимым детищем тогдашнего первого секретаря крайкома Александра Георгиева — человека, с именем которого связывают годы расцвета Алтайского края. Он поддерживал и потребительские сады, и семейные — потому что человеку, который вырастил сад у своего дома, будет трудно собраться и уехать куда-то в поисках лучшей доли.
В те годы Алтай был, действительно, одним большим садом. Все люди старше сорока помнят, как в магазинах появились банки с местными вареньями, джемами и повидлами, из своего сырья делали неплохие плодово-ягодные вина, а на въезде в Барнаул стоял огромный щит с нарисованными яблонями и надписью «Любимой Родине — цветущие сады». Сад деда Бардака, правда, не восстановили — он остался памятником настоящему человеку, его любви к людям, его золотым сердцу и рукам. Но в соседнем селе Казанцево разбили новый сад, который использовал все достижения сибирской садоводческой науки и, конечно, во всем превосходил старый.
Во время горбачевской антиалкогольной компании вырубали виноградники; как вспоминает Владимир Марков, в управление сельского хозяйства пришла новая команда, которая резко сократила расходы на потребительские сады — оставшись без поддержки государства, они постепенно пришли в запустение.
Хуже всего в это время было агрономам. Умирание садов стало для них настоящим горем. Сохранились воспоминания дочери Валерия Недина, который в 1943 году заложил в Белокурихе первый на Алтае промышленный виноградник. Он, как рассказал РП продолжатель дела Недина Николай Фаддеенков, добился невероятных успехов: вывел первые сорта алтайского винограда, получал отличные урожаи, написал книгу по виноградарству, которая тогда, в 50-е годы, стала в СССР настоящим бестселлером. Виноградник Недина уничтожили не во время горбачевской кампании — это было еще раньше, по инициативе краевых властей. Недина обманом вызвали в Барнаул — якобы в командировку, и выкорчевали его виноградник. Потом, рассказывает Фаддеенков, он переставил рабочий стол и кресло в рабочем кабинете так, чтобы сидеть спиной к окну и не видеть склон холма с уничтоженным виноградником. Но о своем погибшем саде он с горечью вспоминал до последнего дня.
Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»
Фото: Лариса Хомайко / «Русская планета»
Станислав Хабаров, доктор сельскохозяйственных наук, академик Россельхозакадемии, главный научный сотрудники НИИ Садоводства Сибири им. Лисавенко подходит к карте России на стене своего кабинета:
– Вот смотрите: географическое расположение Алтайского края с точки зрения садоводства исключительно выгодно, — объясняет он корреспонденту «Русской планеты». — Мы — территория уникального сочетания солнечной радиации и сухого климата, благодаря чему наши плоды и ягоды полезнее, чем те, которые вырастают во всех других краях, областях и странах планеты Земля. Южнее солнце активнее, и многие биологически активные вещества в плодах и ягодах разрушаются; к северу от Алтая солнце слабее, и эти полезные вещества просто не образуются. Наши коллеги из европейских стран за лето обрабатывают плодовые деревья химикатами по 15 раз! А мы, в худшем случае, два раза. Думайте теперь, в чем разница между местными плодами и привозными. Если бы мы были хорошими гражданами своей страны, достойными ее детьми, мы бы превратили весь Алтайский край в место производства полезнейших продуктов питания для всей нации. Но, видимо, это время еще не настало.
Время, о котором мечтают ученики Лисавенко, настанет, возможно, не скоро, но садоводство на Алтае все равно развивается. И, как 80 лет назад, энтузиасты работают над его приближением наравне с учеными. А может быть, даже больше.
Институт Садоводства мало занимается виноградом, и в том, что почти у каждого деревенского дома разбит свой виноградник, заслуга садоводов-любителей.
В Сростках, на родине Шукшина, много лет работает Николай Фаддеенков. Он автор нескольких сортов, гибридов и технологий, которые сделали выращиванием солнечной ягоды простым и доступным каждому садоводу. В Барнауле виноград пропагандирует Виктор Татиевский, руководитель клуба виноградарей «Альфа». Его мечта — увлечь виноградом фермеров, им-то по силам будет возродить алтайское садоводство. В этом году первый фермер под его руководством закладывает свой виноградник, пока на небольшом участке в несколько гектаров…
– Я долго думал, зачем я этим занимаюсь, и вычислил свою мотивацию, — говорит Виктор Татиевский корреспонденту «Русской планеты». — Садоводство — мой шанс на склоне лет внести свой вклад в развитие человечества. В других областях требуется более молодой возраст. А здесь мое стремление оставить на земле свой след объединилось с любовью к виноградарству. Сейчас я так всем этим увлекся, что забросил все остальное. Сил с возрастом становится меньше, но так как я ничем больше не занимаюсь, то получается двигаться с прежней скоростью… И у некоторых членов моего клуба виноградники уже лучше, чем у меня!
В последнее время в крае развивалось только семейное садоводство, но развивалось успешно: самые большие урожаи плодов и ягод в Сибири собирались, по большей части, с личных садовых участков. Но возможно, и дед Бардак, и Михаил Афанасьевич Лисавенко обрадовались бы такому факту: после долгих лет садоводческого безвременья на Алтае был заложен первый потребительский сад — в селе Краснояры. Закладкой сада руководила легендарная Елизавета Пантелеева, ученица Лисавенко. Ее поразила фраза руководителя хозяйства «Красный октябрь», который выделил землю под сад и деньги на саженцы: «Дети, которые будут лазать в сад за яблоками, никогда не забудут свою Родину». После этих слов она была готова помогать новому саду сколько угодно. Никто в Красноярах выращивать сады не умел — Елизавета Ивановна научила, помогла подобрать нужный участок и выбрать саженцы лучших сортов плодовых деревьев и кустарников. Сад сажали всей деревней.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин