Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Мама, не пей

«Русская планета» съездила в рейд по неблагополучным семьям Владивостока

Владимир Лактанов
4 мин

Некоторые семьи «Социальный патруль» уже знает и обстановке в них не удивляется, чего не скажешь о нас. Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»

Во Владивостоке 10 апреля официально начал работать «Социальный патруль». Психологи, врачи, соцработники социально-реабилитационного центра «Парус надежды» выезжают в неблагополучные семьи, где возможны случаи насилия или есть опасность социального сиротства. Оказывают помощь на месте и, если видят опасность, сообщают о ней в органы опеки, полицию, отдел по делам несовершеннолетних. Корреспондент «Русской планеты» готовилась ехать с патрулем в плановый рейд, но накануне поступил экстренный «звонок от соседей», и к запланированному маршруту добавилась еще одна семья.
Как рассказала позвонившая женщина с улицы Сельской, регулярно пьяные или одурманенные наркотиками соседи совсем не следят за своей дочерью-подростком, которая уходит из дома и попрошайничает.
Патруль здесь уже был недели три назад. Тогда ребенка не было дома: по словам матери, дочь ушла в школу. Квартира была неубранной, хозяйка сослалась на ремонт, который ей якобы помогает делать сожитель.
На наш стук детский голос из-за двери спрашивает: «Кто там?» Мы представляемся, и нам открывает мужчина лет сорока — как научили корректно говорить педагоги, «в измененном состоянии сознания». Мы успеваем задать два вопроса, и дверь перед нами закрывается с грохотом после короткого: «Ребенок в школе, матери нет, а я вообще посторонний человек». Но ведь, судя по голосу, дочь-подросток все-таки дома.
– Там ужас! — говорит социальный педагог Надежда Борисова, которой удалось заглянуть в квартиру.
Когда мы уже стоим у подъезда, из него выходят тот самый «посторонний человек» и какая-то женщина. Она прихорашивается, глядя в окно стоявшего у подъезда автомобиля, они тихо говорят между собой и расходятся.
Я попыталась сфотографировать их со спины и тут же получила замечание от нашего патруля: «Рискуете остаться без камеры. Такие люди непредсказуемы».
Мы уехали, но работа по экстренному вызову не закончилась. Сотрудники «Социального патруля» позвонили в школу, где учится девочка, а позднее написали и отправили письма в отдел опеки и попечительства и комиссию по делам несовершеннолетних.
На очереди у нас запланированный список из 11 семей, живущих в пригородном Советском районе Владивостока. Все они неблагополучные, в том числе многодетные. Обитают в избах или комнатах в бараках, настолько старых, что назвать их домом не поворачивается язык.
Почти везде, где патруль впустили в дом, мы увидели грязь и беспорядок. Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»
Почти везде, где патруль впустили в дом, мы увидели грязь и беспорядок. Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»
Калитку во дворе полуразвалившегося жилища на улице Клубной нам никто не открывает. Лезем в дырку между старым и новым забором. Здесь живут мама и четверо детей, двое младших — двойняшки, по пять лет каждому. Мамы на момент нашего приезда нет дома, за старшего остался 14-летний мальчик. «Мама ушла на базар, когда вернется, не знаю», — говорит ребенок через дверь, которая отходит от коробки с трех сторон и держится, кажется, только на замке.
В следующей семье, на улице Тернейской, такая же картина. Грязный двор, захламленная прихожая, одна большая комната и кухня в бараке с печным отоплением. Туалет на улице. Мать пятерых маленьких детей не работает, мужа выгнала, пьет в соседнем бараке, здесь же живет ее родной брат, который содержит всю семью. У одного из детей сильное косоглазие на оба глаза — давно пора лечить.
Но дети оказываются веселыми, дружными и открытыми. Я сижу с ними в комнате, пока социальный патруль беседует с матерью на кухне без посторонних. Вдруг один из братьев лихо забирается на стол и достает из верхнего шкафа последний пряник. Остальные на него шумят: не трогай.
– Не бойтесь! Сейчас на всех разделю! — берет нож и режет пряник точно поровну.
Задача «Паруса надежды» — не изъять детей из семьи, а заставить родителей самих осознать ответственность за изменение своей неблагополучной ситуации. Своих четверых детей эта мама в итоге отправила на социальную реабилитацию, где с ними будут работать специалисты. Но это временно — до тех пор, пока женщина не найдет работу.
В семье на Дунаевского из взрослых дома оказался муж, который минут двадцать горько жаловался на жену. По его словам, она до такой степени разленилась, что не хочет восстановить паспорт, который нужен, в том числе, для оформления пособия на четверых детей.
– Она ничего не делает, до трех часов ночи смотрит по телевизору «Дом-2», а потом спит до обеда, — говорит муж, — я бы давно ушел, но она не отдаст мне ребенка. Когда-то по своей глупости и неграмотности я поверил ей, что нельзя на меня оформить сына, якобы из-за того, что мы не расписаны. Когда я накоплю денег на установление отцовства, то заберу его и уеду в Хороль, где я прописан.
Он всю зиму работал в котельной, сейчас ждет очередную временную работу, выполняет дома работы по хозяйству. Занимается со своим сыном. Жену, однако, мы не застаем: по ксерокопии паспорта она на днях нашла какую-то работу и теперь уехала на стажировку.
По словам «патрульных», эту семью знают и органы опеки, и полиция, и управление соцзащиты.
В съемном доме на улице Земляничной в дачном поселке живет еще одна семья, где, помимо мужа, жены и троих детей, живет мать мужа. Она инвалид. Мать не работает, отец ставит заборы. На момент нашего приезда матери дома нет: «Ушла за продуктами». Бросается в глаза в первую очередь не старый дом, не отвалившаяся на кухне штукатурка, а въевшаяся грязь в помещении, где живут маленькие дети. Один из них на наших глазах бегает по комнатам голышом. Грязная утварь на печке, груда мусора и бутылка из-под водки возле печи, полный детский горшок посреди кухни — все это при двоих здоровых взрослых.
Пока специалисты службы «Социальный патруль» общаются с отцом, из комнаты, хромая, вдруг выходит его мать. Просит устроить ее в дом престарелых. Говорит: «Я здесь больше не могу».
Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»
Фото: Надежда Шаповалова / «Русская планета»
В дачном же поселке, только на улице Режицкой, живет еще одна многодетная семья, оказавшая в трудной ситуации: когда-то у них сгорел дом, сейчас они снимают жилье. Муж, жена и пятеро детей. Старший сын — в коррекционной школе. По лицу мужчины можно предположить, что он пьет, и очень давно. Социальный педагог рассказывает: в этой семье был еще один ребенок, но он умер по некой «неустановленной причине».
Совсем недавно здесь были органы опеки, в их акте осмотра написано: дома чисто, дети посещают детский сад и школу. Но мы приехали сюда снова, потому что в прошлый раз на «патрульных» здесь кричали и пытались выгнать.
К нам выходит отец, и ситуация повторяется.
– Нашей семье ничего от вас не надо. Разъездились тут! У нас и без вас все хорошо! Я собак заведу, чтобы вы даже во двор не смогли зайти!
Потом, однако, выходит мать. Рассказывает, что работает — в детском доме. Отец про свою работу не говорит ничего. Брать визитную карточку «Паруса надежды» семья отказывается: «Мы владеем информацией, у нас интернет есть».
Следующие две семьи мало чем отличаются от предыдущих. Бедность, отсутствие работы, удручающие условия проживания — все в наличии. В этом же наборе — бесперспективность на лице и безответственность по отношению к детям. И лишь в конце нашего маршрута, еще в двух семьях, хоть и неполных, все оказалось нормально, и в экстренной социальной помощи они не нуждались.
***
– На телефон службы «Социальный патруль», как только мы о нем заявили, звонили граждане преклонного возраста, которым в той или иной степени действительно требуется помощь. Сейчас появляются звонки, касающиеся детей и подростков, которых мы берем «под крыло» нашего отделения, — рассказывает РП Яна Свистунова, заведующая отделением помощи семье и детям «Семь-Я», структурным подразделением социально-реабилитационного центра «Парус надежды». — Мы ориентированы на семью как на единое целое и строим свою работу на основе современных и эффективных методов. Социальные педагоги и педагоги-психологи отделения семьи проводят в семьях диагностику детско-родительских отношений, психоэмоционального состояния ребенка, составляют акты о социально-бытовых условиях проживания семьи, для каждой семьи предлагается реабилитационная программа. Семьи приглашаются в отделение для дальнейшей работы с социальным педагогом, психологом, дефектологом, логопедом, инструктором ЛФК, на занятия в досуговых секциях, детско-родительских клубах.
Семьи, которые соглашаются пройти стационарную реабилитацию в самом «Парусе надежды», после выпуска оттуда остаются на патронаже и действительно, как говорят сотрудники, улучшают свою жизнь. Таких семей сейчас более пятидесяти, и они получили шанс, что их детей уже никогда не отправят в детские дома. Но это только часть из большой «группы риска». Остальные, как правило, не открывают специалистам дверь до самого прихода «опеки» и полиции.
Телефон службы экстренной психологической помощи «Социальный патруль» во Владивостоке: 8 (423) 2-902-011.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин