Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Небомондный человек»

«Русская планета» поговорила с филологом Владимиром Карнюшиным о писателе Борисе Васильеве
Дмитрий Тихонов
21 мая, 2014 14:01
9 мин
Борис Васильев, 2000 год. Фото: Из архива Владимира Карнюшина
Писатель Борис Васильев родился и вырос в Смоленске. В 1941 году 17-летним юношей пошел на фронт. Его самыми известные произведения — о войне: «А зори здесь тихие…» и «Офицеры». 21 мая этого года Борису Львовичу исполнилось бы 90 лет.
«Русской планете» о писателе рассказал кандидат филологических наук, автор нескольких монографий о его творчестве Владимир Карнюшин.
– Так получилось, что я уже долгое время как филолог занимаюсь изучением творчества Васильева. Свою диссертацию я защищал именно по его творчеству. И в течение 10 лет читал на разных факультетах в Смоленском университете лекции по Васильеву. Кстати, этим курсом заинтересовались китайские студенты-филологи. Ведь в Китае повести «А зори здесь тихие» и «В списках не значился» входят в школьную государственную программу по литературе, а у нас — нет! Разве это не абсурд? Недавно в Китае был даже снят телевизионный сериал «А зори здесь тихие».
Познакомился я с Борисом Львовичем лично я в 1999 году, хотя заниматься изучением его творчества начал гораздо раньше. А вот тогда я отвез ему на прочтение свою диссертацию. И потом старался каждый год приезжать к нему на дачу под Солнечногорском, где он жил со своей женой Зорей Альбертовной. При этом мы с ним еще и перезванивались.
Владимир Карнюшин и Борис Васильев на подмосковной даче писателя. Фото: Из архива Владимира Карнюшина
Когда я первый раз увидел Васильева, то буквально онемел. Потому что понимал, что я встретился с человеком-планетой. И мне по-настоящему приятно, что спустя много лет, он подарил мне свою книгу с автографом: «Моему смоленскому другу». О таком я мог только мечтать.
Общаться с ним было легко. При этом он был очень непростым человеком. Борис Львович хорошо разбирался в людях и видел, поверхностный человек или нет. Он все время говорил, что не умеет злиться на людей, и что нужно с добром относиться к каждому человеку. Так он и жил.
Его жизнь была по-настоящему творческой, насыщенной всяческими событиями, в том числе борьбой. Не случайно он пережил три инфаркта, а в 1993 году чуть было не умер.
Вообще Борис Васильев был настоящим борцом и максималистом. Известны два серьезных поступка, связанных с его совестью и представлениями о чести — уход из армии и выход из КПСС.
Немногие знают, что истинной причиной его ухода из армии стала жена, Зоря Альбертовна, которую он очень любил. Она, как известно, была еврейской национальности. А в 50-е годы началось печально знаменитое «дело врачей-отравителей». Было сфабриковано уголовное дело против группы видных советских врачей-евреев, обвиняемых в заговоре и убийстве ряда советских лидеров. Повсеместно проводилась кампания по так называемой «борьбе с космополитизмом». В те времена Борис Львович служил еще в армии — он был военным инженером и испытывал новейшие образцы бронетехники. Командование вызвало его и приказало прочитать лекцию о заговоре евреев-сионистов. Васильев отказался, сказав, что не будет этого делать, так как у него жена еврейской национальности. Тогда ему сказали, что либо он выполняет приказ, либо пишет рапорт об увольнении. Он написал рапорт. После этого он и начал профессионально заниматься литературой.
Борис Васильев и Андрей Сахаров — члены комиссии по событиям в Тбилиси, 1989 год. Фото: Из архива Владимира Карнюшина
И выход Васильева из КПСС тоже связан с его совестью. В партию он вступил осознанно во время войны и осознанно из нее вышел. В конце 80-х он был депутатом самого демократического I Съезда народных депутатов СССР, членом Комиссии съезда по расследованию трагических событий 1989 года в Тбилиси. Тогда в столице Грузии внутренние войска и части Советской Армии жестко разогнали мирный митинг, было много погибших. Васильев в составе депутатской комиссии побывал там, увидел все своими глазами, и его это потрясло. Когда же в Москве он услышал вранье официальных лиц об этих событиях, то положил партбилет на стол.
Чем больше я узнавал Бориса Львовича, тем чаще меня не покидало ощущение, что передо мной настоящий дворянин. В благородном смысле этого слова. Его род по материнской линии — это дворяне Алексеевы, которые очень многим связаны с Львом Толстым, связаны с Пушкиным, связаны с генералом Скобелевым. А прапрадед был генерал-лейтенантом артиллерии, героем войны 1812 года. И его портрет висит в Эрмитаже. Поэтому Васильев с молоком матери впитал в себя русскую интеллигентскую дворянскую культуру, понятия о чести и достоинстве.
При этом он не был «бронзовым». Очень любил фильм Квентина Тарантино «Криминальное чтиво», который смотрел, когда хотел как-то отвлечься и отдохнуть. Он  был заядлым и великолепным картежником. Когда они жили в Москве, то у них по пятницам собирались многие известные люди, чтобы поиграть в преферанс и покер.
Васильев дружил с великолепной английской актрисой Ванессой Редгрейв. Однажды в конце 80-х она увидела спектакль «Завтра была война», который поставил Андрей Гончаров в Театре Маяковского по одноименной повести Бориса Васильева. На Ванессу спектакль произвел огромное впечатление. Они подружились с Васильевым. Она неоднократно бывала у него на даче и однажды сказала, что добьется, чтобы этот спектакль увидели в Лондоне.
Ванесса Редгрейв, Зоря Альбертовна и Борис Львович Васильевы в театре Маяковского после спектакля «Завтра была война» в постановке Андрея Гончарова, 1985 год. Фото: Из архива Владимира Карнюшина
И ей это удалось сделать. Театр поехал на двухнедельные гастроли в Лондон, где молодые актеры показали десять раз только один спектакль — «Завтра была война». Причем играли в огромном Национальном театре при полных аншлагах. Ванесса сама переводила весь текст и настолько вживалась в образы, что по-настоящему плакала во время спектаклей.
Потом, когда она приезжала в Россию, то всегда останавливалась на даче у Васильевых.
Признаюсь, когда я только познакомился с Васильевыми, то поначалу немного боялся Зори Альбертовны. Она была настолько умной, проницательной и дальновидной женщиной, что всегда казалось, что она видит тебя насквозь. Удивительная была женщина, с ней у меня тоже сложились потом хорошие доверительные отношения.
И, когда в ноябре 2012 года Союз писателей Москвы решил выдвинуть Васильева на соискание Нобелевской премии по литературе, то Зоря Альбертовна лично попросила меня написать литературоведческую работу о творчестве мужа.
Кстати, немногие знают, что Зоря Альбертовна работала на Центральном телевидении. Она была 20 лет выпускающим редактором популярнейшей советской телепередачи «От всей души», которую вела знаменитая «тетя Валя» — диктор Валентина Михайловна Леонтьева. Они были подругами с Зорей Альбертовной.
И Зоря Альбертовна периодически Борису Львовичу находила разные подработки на телевидении. Однажды она нашла ему очень интересную подработку — написание сценариев для первых игр «Клуба Веселых и Находчивых». И самой первой книгой Бориса Васильева, которая вышла в 1967 году, был сборник сценариев для игры в КВН.
Обложка первой книги Васильева — сборника сценариев для игры КВН, 1967 год. Фото: Дмитрий Тихонов
Вообще Борис Львович с Зорей Альбертовной были удивительной парой. Оба фронтовики, оба воевали. Познакомились в бронетанковой академии, куда оба поступили еще во время войны. И вот с тех самых пор — 66 лет — и до самого конца были вместе. Они понимали друг друга с полуслова. Их не случайно называли лебединой парой. И умерли, как лебеди, друг за другом с разницей в два месяца.
И всякий раз, когда я приезжал к ним в гости, меня не покидало чувство, что я приехал к каким-то своим близким людям.
Так получилось, что у них не было своих детей. Однажды в автокатастрофе погибла лучшая подруга Зори Альбертовны вместе с мужем. Остались сиротами два мальчика. Васильевы их усыновили и вырастили, как своих. Я считаю, что это самый настоящий гражданский подвиг.
Меня, конечно, удивили похороны Бориса Васильева — людей было немного. Хотя  масштаб личности — огромен. А потом я понял — его похороны отражали образ его жизни. Он был скромным, небомондным человеком, который в последнее время вел уединенный образ жизни.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ