По состоянию на 3 июня 10:35
Заболевших432 277
За последние сутки8 536
Выздоровело195 957
Умерло5 215
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Рудные простои

Кто и насколько пострадает от заморозки Олекминского рудника
Юлия Старинова
18 декабря, 2015 17:15
5 мин
Фото: Донат Сорокин / ТАСС
В Амурской области приостанавливает работу Олекминский железный рудник — предприятие IRC Ltd., единственного на Дальнем Востоке производителя таких минералов. Он вроде бы не закрывается насовсем: собственник консервирует шахту Куранах до лучших времен и не исключает возможности продажи этого места в будущем.
Причины такого шага оказались банальными: экономический кризис, невыгодные для производителей цены на железную руду на мировых рынках. Компания терпит убытки.
«Русская планета» выяснила последствия закрытия Олекминского рудника для Приамурья и, в частности, для Тындинского района, где он расположен.
IRC Ltd. зарегистрирована в Гонконге и поставляет руду только в Китай. Так что страдает от закрытия не столько федеральная налоговая казна, сколько местные жители. Притом не только работающие на руднике.
– У нас жизнь нескольких поселков завязана на Олекминский рудник, — рассказывает РП Лидия Журавская, жительница Тындинского района. — К нам эта компания пришла где-то в середине 2000-х, когда многие поселки, особенно небольшие, просто умирали и без работы, и без социалки, да и в бытовом плане тоже. А они как-то сами собой, незаметно все привели в порядок и расставили по местам. Людям дали работу, где-то построили садик, где-то — спортплощадку в школьном дворе, дороги у нас появились, освещение. Даже такое ощущение, что и продукты стали завозить такие, каких мы раньше не видели. Где-то их котельная поселок согревает, где-то их подразделение выпекает хлеб и продает тындинцам. Если работа рудника остановится, страшно представить, что будет.
На Олекминском руднике сейчас работают 1200 человек. Это и амурчане, и приезжие-вахтовики. Сколько из них сократят, областная служба занятости пока не знает.
– Мы располагаем данными о намечающемся сокращении, — поясняет РП Ольга Емельянова, заместитель начальника отдела трудоустройства и специальных программ. — Начнется оно не сейчас, а с марта 2016 года, многие сотрудники рудника уже получили уведомления. Работодатель дал нам информацию только в самых общих чертах, тем не менее мы уже поставили в известность об этом службы занятости всех уровней — ведь работают на руднике жители не только Тындинского района, но и других территориальных образований. Вообще в подобных ситуациях мы формируем расширенный банк вакансий, активизируется наша юридическая служба, мы открываем горячую телефонную линию. Так что в любом случае паниковать не стоит.
В администрации Тындинского района корреспонденту «Русской планеты» подтвердили: да, официальная информация о приостановке добычи действительно поступала. Но рудник ведь «закроется не завтра», и люди потеряют этот ресурс не в один момент, заверили нас.
Компания «Петропавловск-Черная металлургия», которой и принадлежит бренд IRC Ltd., предсказывала приостановку работы шахты Куранах в середине 2014 года. Уже тогда цены на руду упали, а акционеры понадеялись на поддержку федеральных властей. И пообещали: если рудник закроют, то шахтерам дадут работу на Кимкано-Сутарском ГОКе в Еврейской автономной области. На данный момент ГОК в ЕАО еще не запущен: он должен был выйти на проектную мощность буквально в эти дни, но сроки сдвинулись, пока — на первое полугодие 2016 года.
Самим работникам перспектива остаться без рудника в любом случае не улыбается.
– Служба занятости что угодно может делать: и банки вакансий открывать, и прочее, — делится с РП рабочий Артур Нестеренко. — Мы-то знаем, что в Амурской области работы нет. Хоть заищись. У нас люди рады всему, готовы за 15 тысяч устраиваться охранниками или продавцами в сотовые салоны, и это взрослые-то мужики. Причем это в Благовещенске, и такая занятость считается более-менее благополучной. А в районах многие только натуральным хозяйством живут. К нам на рудник из соседних областей приезжали на вахту, а теперь мне самому, видимо, придется становиться вахтовиком и уезжать. Семью кормить надо.
И еще одно беспокоит рудодобытчиков. По закону, попавшим под сокращение работникам положено солидное выходное пособие. Получат ли его сотрудники IRC Ltd.? В амурском офисе компании телефоны сейчас молчат сутки напролет. Гонконг далеко. А год назад здесь уже произошла одна настораживающая рабочих история.
В начале 2014 года несколько взрывников, увольняясь с этой же шахты, подали коллективную жалобу в областную прокуратуру, трудовую инспекцию, другие надзорные органы. На нескольких страницах рассказали о буквально невыносимых условиях работы. О несоблюдении техники безопасности, принуждении к тяжелым работам не по специальности, неоплачиваемых сверхурочных работах, в том числе и по ночам, в праздники и выходные.
– Там парни еще писали про «экономию» начальства на наших отпусках и больничных, постоянные недоплаты то за одно, то за другое. Всегда находилось, за что нам недоначислить, — вспоминает Артур Нестеренко. — Но они тогда уволились и, может, свое в итоге и получили, пусть и через скандал, не знаю. А мы остались. Мне лично работа дороже, пусть и с таким вот нарушениями со стороны руководства. Какая ни есть, а моя. Но сейчас-то вопрос как стоит? Если тем, кто работал, со скрипом платили, то рассчитаются ли полностью с теми, кто им больше не нужен?
При всем том он признается: если когда-нибудь рудник снова «разморозят», придет сюда работать. Стабильность все-таки. И дом рядом.
Сейчас тонна руды с 62%-ным содержанием железа стоит всего 39 долларов. В начале 2014 года она стоила 135 долларов.
темы
5 мин