Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Гусинобродка Молл

«Русская планета» вспомнила историю крупнейшей барахолки за Уралом
Владимир Лактанов
4 мин
Новосибирск, площадь Сталина, 2-я линия. Китайский рынок (1928). Фото: Курт и Марго Любински
Гусинобродский рынок официально закрылся 1 октября. Мэрия Новосибирска предписала торговцам и арендаторам перебраться в торговый центр «Норд Сити Молл», расположенный в пригородном районе Пашино. «Русская планета» вспомнила историю знаменитой «Гусинки» и вехи ее развития.
Район Гусинобродского шоссе — это седьмое место, где размещалось главное место торговли в Новосибирске. Истоки ее связаны с возникновением самого города.
– В 1893 году в устье реки Каменки заработала первая базарная площадь. Это было связано с приездом строителей Транссибирской магистрали. К разраставшемуся поселку строителей потянулись первые купцы из близлежащих городов, и местные жители сдавали им свои дома под торговые лавки и заведения, — рассказывает корреспонденту РП сотрудник музея города Новосибирска Константин Голодяев.
Постепенно, как Новосибирск — тогда он назывался Новониколаевск — разрастался, главный городской рынок менял место своей прописки. Весной 1895 года новая базарная площадь перебралась в район нынешней площади Свердлова, а в конце XIX века обосновалась в квадрате от улицы Горького до улицы Орджоникидзе и от улицы Советской до Серебренниковской.
– В 1910 году городская Дума издала документ — протокол о правилах работы, и площадь начала благоустраиваться. Стали строиться красивые торговые павильоны, а раньше были помещения в сарайчиках и подвалах, где не соблюдались правила пожарной безопасности, — говорит Голодяев.
Как раз в последующие революционные годы и в смутное время Гражданской войны в обиход вошло понятие барахолки. Новосибирский писатель Игорь Маранин, автор книги «Мифосибирск», связывает появление блошиного рынка именно с экономическими неурядицами:
– Барахолки, как явление, возникают в момент нарушения нормальной экономической жизни. Когда наступает кризис и коллапс, выраженный в дефиците товаров и падении доходов населения. Потому что люди не могли заработать деньги, они продавали старые вещи, разное барахло. Это был своего рода «секонд-хэнд». На барахолку приезжали крестьяне из ближайших деревень и обменивали продукты на вещи, которые не могли достать, — объясняет писатель «Русской планете».
Само же понятие барахолки означало стихийно возникавшую торговлю посреди установленных рядов, согласованных по специальному распорядку. С конца 20-х годов слово «барахолка» вошло в лексикон горожан и стало появляться на страницах местной печати, в частности в газете «Советская Сибирь».
После начала строительства театра оперы и балета рынок вместе с барахолкой перебрался на улицу Гоголя. Позже были локация старого кладбища у Березовой рощи и Сад Мичуринцев, в районе пересечения улиц Кошурникова, Никитина и Есенина. Переезд на Гусинобродское шоссе стал седьмым в ее истории.
– Само слово «барахолка» употребляется значительно чаще, чем «Гусинобродский рынок», — объясняет блогер и автор словаря новосибирских топонимов и фразеологизмов Александр Матвеев. — Кроме него, есть другие, не столь часто употребляемые варианты: «балка», «балок», «барахло», «барахолкас», «толчок», «Гусинка» и «Гусинобродка». Про «балку» и «балок» могу сказать следующее. Есть такое понятие — принцип экономии языковых средств, когда в ходе устного общения люди стараются сокращать максимально часто употребляемые слова. И здесь выкинули серединку. Топоним «балка» относится к 70-м годам, когда барахолка обосновалась на пустыре Гусинобродского шоссе. Главной особенностью барахолки того времени было появление большого количества дефицитных товаров, которые нельзя было купить в обычных магазинах.
– Помню, продавались там мохеровые палантины. Мы их покупали, разрезали на четыре части, и вся семья щеголяла в модных шарфах. Кроссовки, джинсы, сапоги — все это можно было найти только на «Гусинке», — вспоминает Голодяев.
Особым спросом пользовалась барахолка грампластинок, которая располагалась в недостроенном здании на пересечении улицы Доватора и Гусинобродского шоссе. Для многих речи и не шло, чтобы купить фирменную западную пластинку, которая могла стоить как зарплата среднестатистического советского инженера. Сюда иногда приходили просто посмотреть на пластинки Pink Floyd и ABBA, или попытаться обменять кипу обычных пластинок «Мелодия» с записями западных исполнителей на что-то фирменное. – Было даже такое выражение — на балку за пластами отправиться, — уточняет Игорь Маранин.
Торговлю кроссовками и джинсами советская власть не поощряла, стараясь уличать отдельных недобросовестных граждан: устраивала облавы и постоянные проверки.
– Помню, привезли мне пару кроссовок, которые мне не подошли. Решил их продать и поехал на барахолку. Встал там и продаю. А тут, слышу, по рядам идет шепот — мол, милиция, шухер. Кто мог — свой товар попрятали. Когда ко мне подошли комсомольцы и спросили, чего такого делаю на барахолке, ответил, что нет, не продаю, а просто стою и показываю свои кроссовки, хвастаюсь ими. Вот такие были забавные эпизоды, — рассказывает Константин Голодяев.
В 90-е барахолка увеличилась в своих размерах — открывались новые рынки на земле, которая бралась в аренду у городских властей. Увеличился товарооборот, соответственно выросло количество денежных средств, крутившихся на Гусинобродском рынке. Мэрия не решалась вмешиваться в эти процессы до 2000 года, пока главой города не был избран Владимир Городецкий. В число его заместителей вошел и бывший предприниматель Игорь Беляков. Он-то и задумал реформу барахолки, чтобы добиться прозрачности расходов и доходов от управляющей компании. Такое начинание ударило по теневым владельцам рынка, которые поняли, что вряд ли после реформы смогут держать в руках все имеющиеся денежные потоки.
– Против Белякова велась война по всем направлениям. Шла информационная атака — печатались спецвыпуски газет, приложений к «Новосибирским новостям», где вице-мэра обвиняли во всех смертных грехах. Западносибирское управление по борьбе с экономическими преступлениями возбудило сразу шесть уголовных дел по смехотворным поводам, например, не подделал ли Беляков свой диплом, и на законных ли основаниях он срубил сосны возле дома, — вспоминает директор «Центра деловой жизни», а тогда корреспондент газеты «Новая Сибирь», Андрей Кузнецов.
Последние дни Гусинобродского рынка. Фото: Виталий Волобуев / «Русская планета»
Последние дни Гусинобродского рынка. Фото: Виталий Волобуев / «Русская планета»
Противостояние кончилось трагически — Беляков был застрелен по дороге на работу. Заказчика так и не нашли, но неофициально убийство с самого начала связывалось именно с барахолкой. Реорганизация Гусинобродки хоть и дала результаты в виде возросших отчислений в городскую казну, но так и не была доведена до конца. Спустя три года жертвой киллера пал другой вице-мэр — Валерий Марьясов, задумавший пересмотреть границы рынков внутри «барахолки».
После этого мэрия в отношении Гусинобродского рынка не предпринимала никаких действий, до момента выхода федерального закона, запрещающего уличную торговлю.
С другой стороны, история барахолки имеет обратные примеры, когда некоторые ее части все же были закрыты. До середины двухтысячных, помимо вещевого рынка, был еще и автомобильный, где шла основная торговля машинами в Новосибирске.
– С автобарахолкой связана забавная история. Её решили убрать с Гусинки ещё в 2002 году, но до дела дошло только в 2005-м. Компания «СПАС» решила создать на улице Петухова цивилизованный автомобильный рынок — с асфальтом, воротами, охраной, сервисом, учетом и кассовыми аппаратами. Но, вот незадача — открыли рынок, а никто к ним не едет. Вот тогда в отношении автомобильной барахолки на Гусинобродском шоссе была проведена силовая операция с выставлением кордона из милиционеров и гаишников, которые просто-напросто выгнали всех торговцев с машинами и никому больше не дали возможности там торговать. У нас в редакции легенды ходили, что же понадобилось сделать бизнесменам, как надо было просить, чтобы замотивировать генералов и начальников? — смеется Андрей Кузнецов.
Будущее барахолки туманно. Сейчас между мэрией и представителями торговцев идут переговоры о сроках переезда — по словам предпринимателей, невозможно перевезти все товары в установленную дату. Пока достигнута договоренность, что продавцы, арендующие места в «Норд Сити Молл», могут оставить свой товар на территории бывшей барахолки до 31 октября.
Пока же можно рассуждать, грозит ли забвение топониму «барахолка».
– Когда барахолка с площади Маркса переехала в торговый центр «Александровский», то барахолкой она перестала быть и стала «Александровской». И если «Гусинка» переедет под крышу и расползется по городу, то и слово «барахолка» окончательно потеряется», — рассуждает Александр Матвеев.
И действительно, в 90-е на площади Маркса, как и в других районах города, была своя, районная барахолка. И после исчезновения рынка с Маркса ушло и это слово. И для этого потребовалось не так много времени — всего около 5–10 лет.
И все же барахолка может остаться в памяти горожан как предтеча крупных торговых центров и супермаркетов.
– Она опередила свое время и предвосхитила все наши «Ауры», «Ройял-парки» и «Галереи». Туда можно было прийти и сразу купить все в одном месте. Не надо было бегать по различным магазинчикам, если тебе, скажем, понадобились отвертка, штаны, кофе и сигареты. Ей всегда были благодарны, — заключает Игорь Маранин.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин