Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Жизнь космонавта требует героических усилий»

«РП» побеседовала с одним из старейших инструкторов Звездного городка
Владимир Лактанов
5 мин
Леонов А.А. (справа) и Суворов В.М. (слева). Фото: из личного архива.
Уникальная школа, на базе которой происходит подготовка специалистов-техников по космонавтике — в программу обучения детей входят аэрокосмические дисциплины — работает уже год. Занятия в ней ведут преподаватели Звездного городка и местных вузов.
«Русская планета» встретилась со старейшим инструктором по комплексной подготовке экипажей Центра подготовки космонавтов Виктором Суворовым, который побывал в Казани этой осенью. Он рассказал о том, как готовили космонавтов 40 лет назад, что изменилось в подготовке экипажей сегодня, и почему профессия космонавта снова может стать популярна среди молодежи.
– Виктор Михайлович, расскажите, как ваша жизнь оказалась связана с космонавтикой?
– Я родился в 1939 году на Смоленщине, в селе Царево-Займище, которое находится в 20 киллометрах от деревни Юрия Гагарина — Клушино. Родители — колхозники.
В 50-60-е годы прошлого столетия быть офицером, служить родине и советскому народу было почетно. Вот почему в 1956-м я поступил в Серпуховское авиационно-техническое училище. Затем была служба в строевых частях в различных гарнизонах России, в том числе и на Дальнем Севере. В 1964 году поступил в Военно-воздушную инженерную ордена Ленина краснознаменную академию имени профессора Жуковского, которую закончил в 1969 году.  К сожалению, это старейшее учебное заведение было при предыдущем министре обороны закрыто, уничтожено, как и многое другое.
В 1968 году существовавший Центр подготовки космонавтов был преобразован в «Первый Научно-исследовательский испытательный Центр подготовки космонавтов имени Юрия Алексеевича Гагарина». В новый штат ЦПК вошли 1 082 человека — для работы отбирали офицеров, успешно закончивших академию. Меня отобрали и назначили в отдел комплексной подготовки экипажей по народно-хозяйственной программе. Мне пришлось работать со многими экипажами. Инструктор-комплексник должен знать корабль, все его системы, бортовую документацию, программу полета, все действия экипажа в нештатных ситуациях в несколько раз лучше, чем экипаж. В 1982 году я был назначен руководителем группы инструкторов по транспортному кораблю. После демобилизации из армии остался в ЦПК преподавателем по одной из основных систем — системе управления движением и навигации. Моя задача — в форме лекций и занятий на тренажерах объяснить космонавтам — как российским, так и иностранным — как выполнять заданные режимы ориентации корабля.
– Какова цена ошибки инструкторов ЦПК?
– У нас так заведено: чего не знаешь, не говори. Если получил от экипажа вопрос, то нужно на него ответить или сразу, или выяснить все нюансы и при следующей встрече ответить. Неправильных ответов мы давать не должны и не даем. Отбор в число инструкторов идет серьезный. Приходят инженеры, космонавты, которые находились на подготовке, но не полетели по какой-то причине. Единственное — платят неважно, поэтому большая текучка кадров. Но не стареют душой ветераны! В ЦПК есть люди, которые работают на космонавтику более 40 лет и принимают в настоящее время непосредственное участие в подготовке космонавтов и молодых инструкторов. Иногда приходят новые люди, одержимые  космонавтикой. Так, подает большие надежды прибывший из города Казани молодой человек
– А какие сегодня задачи стоят перед Центром подготовки?
– В настоящий момент готовится несколько экспедиций для продолжения работы на Международной космической станции. Раньше у нас, кроме станций «Салют», «Мир», были и другие проекты, например, «Алмаз» (серия орбитальных станций, разработанных ЦКБМ для задач Министерства Обороны СССР — Примеч. ред.), «Буран» (“Энергия-Буран” — космическая программа советской многоразовой транспортной космической системы (МТКС). Одна из двух реализованных в мире систем МТКС, программа была ответом на аналогичную многоцелевую военно-гражданскую программу США «Спейс Шаттл» — Примеч. ред.). А сейчас только МКС, работа по каким-то другим направлениям в стране практически не ведется. Каждый полгода стартует два экипажа, то есть за год на станции сменяется четыре экипажа. На орбите постоянно работает экипаж из шести человек. К станции МКС пристыкованы два корабля «Союз», которые могут обеспечить возвращение экипажей в случае возникновения аварийных нештатных ситуаций. Старт очередной экспедиции на станцию назначен на 24 ноября.
– А как изменилась сама система подготовки космонавтов в части имитации условий, навыки работы в которых пригодятся в космосе?
– В 1970-е годы у нас не было комплексного тренажера по станции. Да и тренажер по кораблю не в полной мере имитировал все системы корабля. При подготовке к работе на станции «Салют-1» для экипажей предоставляли штатное изделие (то есть штатную станцию) для подготовки на 7 суток. Было три экипажа, и мы челночным методом в три смены в сутки по 8 часов тренировали экипажи и тренировались сами. Экипажи на первые станции готовились только таким образом. Так было примерно до четвертой станции. Затем стали появляться тренажеры, но пока еще не комплексные, а специализированные (тренажер первого поста станции, по выполнению отдельных научных экспериментов и так далее).
Сейчас подготовка проводится в двух направлениях — экипажи готовятся как в России, так и в США. На современном комплексном тренажере можно проиграть все действия экипажа на всех участках полета от выведения до посадки, все, кроме перегрузок и невесомости.
– А какова сегодня верхняя планка по возрасту для попадания в отряд? И максимально допустимый возраст, после которого человека провожают на пенсию?
– Верхняя планка — приблизительно 30 лет. А летают сейчас, если здоровье позволяет, и в 60 лет. Геннадий Иванович Падалка должен лететь осенью в шестой раз.
– Но, несмотря на длительную и трудоемкую подготовку, существует возможность, что космонавт никогда не слетает?
– Так было раньше, в Советском союзе. Тогда существовал ряд разных направлений, программ космических исследований. Например, «Алмаз», «Салют», «Буран». На каждое направление отбирали своих космонавтов. И как только какое-то направление прекращало свое существование, его переставали финансировать, и космонавты оставались не у дел. Но их пытались перенацелить на другие направления. А сейчас существует только одно направление — МКС. Два года назад отобрали последних претендентов в космонавты. Уже провели с ними общекосмическую подготовку, они сдали государственный экзамен. Если продолжим работать на станции МКС, то все они слетают. Конечно, если со здоровьем будет все в порядке.
– А желающих стать космонавтами много? Раньше на место у вас было больше тысячи человек.
– Меня тревожит, что космонавтика в нашей стране стала не популярна. Приведу пример. Когда лет десять назад Европа отбирала отряд космонавтов, то у них все СМИ опубликовали информацию о наборе. И им подали 9 тысяч заявлений, а было отобрано всего 8 человек. Мы же в последний раз получили, по моим данным, меньше тысячи заявлений, и набрали тоже 8 человек. Соотношение очевидное. Поэтому надо думать, как это можно изменить.
– Возможно, нужно начинать с молодежи?
– У нас есть молодежный образовательный Космоцентр, в который вложены большие, очень большие деньги. Там есть полноразмерная станция «Мир» со всеми модулями, есть хорошие классы, различные тренажеры, научная лаборатория, гостиница, спортивный зал. Я сам несколько раз там читал лекции. К сожалению, космоцентр работает пока не очень активно. И в целом дети сегодня очень мало знают о космосе. Оно и понятно, ведь в школах об этом почти не рассказывают. Даже в школе Звездного городка нет космического кружка, хотя я не один раз поднимал этот вопрос.  В советское время были кружки практически в каждой школе, пионерские отряды имени Гагарина, Терешковой, Ляхова и так далее. Порадовало, что в Казани недавно открылась школа с космическим уклоном.
– Чем же может быть привлекательна сегодня профессия космонавта?
– Хотя бы тем, что эта профессия новая – ей всего около 60 лет. Во-вторых, это интересная, красивая, смелая профессия. Она особенно привлекательная для тех, кто любит стресс, преодоление себя. Жизнь у космонавта нелегкая, требует героических усилий. Особенно до выполнения первого полета. Это постоянные подготовки, тренировки на различных тренажерах и стендах, постоянные прыжки с парашютом, полеты на невесомость, на самолетах-лабораториях, подготовка организма к невесомости и так далее. Много всего. И надо поддерживать здоровье.
Наверное, интерес к этой области мог бы привлечь какой-то прорыв в отечественной космонавтике, если он возможен. Обычный россиянин сегодня вообще мало представляет себе, что происходит в космонавтике.
– Идет планомерная работа. Китайцы и американцы хотят после большого перерыва еще раз слетать на Луну. Мы, конечно, тоже к этому готовимся, по крайней мере, об этом говорим. Я считаю, США похитрее, чем мы. Они занимаются перспективными тематиками вплотную, чтобы сделать скачок, быть первыми и привлечь всеобщие внимание. Проблема в том, что на космонавтику в России выделяется намного меньше денег, чем в той же Америке. Это не привлекает людей к работе. Раньше в Центре подготовки космонавтов работали в основном военные. Отдали приказ — задача выполняется. И получали зарплату все-таки немного больше, чем на гражданке. А сейчас все наоборот. Специалистам ЦПК, которые занимаются подготовкой космонавтов, платят среднюю заработную плату по Московской области. В Москву наши специалисты уходят работать на зарплату 100–120 тысяч рублей, что в несколько раз больше.
Но каким все-таки будет следующий шаг в развитии космонавтики?
– Вокруг Земли все уже понятно, хотя работы еще много, но нужно осваивать Луну, Марс, Венеру. Нужно готовиться к этому. Однако одна страна полет на Марс или Венеру осуществить не сможет, должна быть международная кооперация. Чтобы осуществить такие полеты, нужна подготовка к длительным полетам и выполнение этих длительных полетов. В СССР такие наработки велись: Поляков Валерий Владимирович — 438 суток, Титов Владимир Георгиевич и Манаров Муса Хироманович — 365 суток, и так далее. Сейчас готовится полет продолжительностью на один год. По этой программе готовятся в настоящее время Михаил Борисович Корниенко, космонавт России, и Скотт Келли, астронавт США. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин