Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Ребус архитектора

«Русская планета» об истории железнодорожного вокзала в Симферополе
Владимир Лактанов
6 мин
Фото: Роман Миненко
– Симферопольский вокзал всегда поражал своим величием и структурой, — говорит Владимир Гуркович, старший сотрудник КРУ «Научно-исследовательский центр памятникоохранных исследований Республики Крым». — Что-то может показаться излишним и не функциональным, но это не так. Чтобы понять, нужно вспомнить, когда возводилось здание. Послевоенное время. Люди возвращаются с фронта, настроение победное, душевный подъем, торжество созидания. И вокзал строился как антипод войне. Поэтому должен был стать величественным архитектурным событием. Воротами Крыма.
Символично и то, что строить вокзал помогали пленные немцы. Документов не сохранилось. Но разговоры ходили, что было дано условие: если они построят здание по проекту и аккуратно, то пленным будет дарована свобода. И действительно, выполнено все было капитально и добросовестно. После многие судачили, что не будь немцев на строительстве, здание не вышло бы таким, как сейчас, прочным. А так, за полвека провели только одну реставрацию. И то, ремонт был косметический: побелили, помыли, почистили.
Что касается «знаков», спрятанных Алексеем Душкиным (советский архитектор, по проекту которого строился вокзал. — Примеч. РП.) в архитектуре зданий, то здесь не может быть случайности. Так как в монументальном строительстве все ошибки и неточности — дорогостоящи. Нельзя позволить себе неправильных интерпретаций.
Кто-то сказал, что у каждой тайны есть свои хранители. В данном случае их двое. Юрий Толмачев, старший электромеханик, отвечает за завод механизма часов в башне. Александр Павлов работает в музее истории Симферопольского дорожного узла. Здесь хранятся архивные фото и документы.
– Я сейчас больше «по звонку» работаю, — объясняет Павлов. — То есть мне можно позвонить, и я приду провести экскурсию. В последний раз ученики одной школы так приходили.
Александр Павлов последние 15 лет посвятил музею. Когда только начинал, помещение было завалено рабочим мусором вперемешку с экспонатами. Сегодня у каждой детали истории крымской железной дороги свое место, музей пополнился новыми предметами.
– Мало кто знает, что Амет-Хан Султан, дважды Герой Советского Союза, работал слесарем в железнодорожном депо Симферополя и одновременно учился в аэроклубе, — воодушевленно рассказывает хранитель музея, переходя от одного стенда к другому. — Вот у меня и фотографии есть, — указывает на доску, покрытую архивными снимками и заметками.
– Душкина я считаю великим архитектором и гением, — продолжает Павлов, оборвав рассказ о кочегарской лопате. — Без тайн здесь точно не обошлось. Его ведь посадить хотели за ту надстройку на здании вокзала. Но утряслось. Обвиняли в излишествах и растрате госбюджета. А посмотрите, как смотрится замечательно. Благодаря ей в главный вестибюль попадает дневной свет. Про мистику я не знаю. Я вам лучше покажу.
Через минуту передо мной лежала кипа газетных вырезок и несколько журналов.
– Здесь все есть, — уверяет Александр Николаевич. — Больше я не расскажу. Вы присаживайтесь, не стесняйтесь, почитайте.
Из всего просмотренного интерес вызывает статья в журнале «Полуостров сокровищ» (№ 10, август 2012 года). В ней авторы ищут символы древних славян в объектах вокзала. Кратко изложу находки исследователей.
Первоначально на шпиле башни была установлена не пятиконечная звезда, как сейчас, а венок из золотых колосьев пшеницы, символизирующий славянскую богиню Мерцану (Заря, Заряница — Примеч. ред.). Венок олицетворяет собой утреннюю зарю и борьбу с темными силами. Отсюда предположение: античный храм на здании вокзала — святилище богини. Помимо этого, архитектура вокзала напрямую связана с направлением движения солнца. Фасад смотрит на юго-восток. Оттуда светило встает 22 декабря (день зимнего солнцестояния). Главный вход в здание вокзала ориентирован на северо-восток. Оттуда солнце появляется в день летнего солнцестояния, 22 июня, когда древние славяне отмечали День солнцеворота. Нам он больше известен по названию День Ивана Купалы. Нетрадиционный знак зодиака, расположенный на циферблате часов, имеет также связь с верованиями славян. Вместо Тельца, Девы и Весов здесь изображены Псы, Лебедь и Змееносец. Гончие псы на древних изображениях запряжены в колесницу Даждьбога, покровителя плодородия и солнечного света. С образом змеи олицетворялся Велес, бог сказителей и поэзии. Ладу — богиню весны и любви, связывали в славянской мифологии с образом белого лебедя. Остальные знаки зодиака симферопольских часов остались без изменений, но нарушена их последовательность. 
Возле башни меня встречает Юрий Толмачев. Теперь он ухаживает за часами. Раньше этим занимался известный в Симферополе часовых дел мастер Владимир Дробязко.
Чтобы добраться до механизма, нужно подниматься по крутым лестницам.
– Я сюда раз в десять дней захожу. Для завода часов. Этого достаточно. Сами часы точные, корректировки не требуют.
Мы проходим мимо огромного резервуара с водой.
– Точный объем не скажу. Но вода сюда поступает из артезианской скважины, которая, собственно, и питает весь вокзал и депо. Поэтому и туристов не водим. Плюс соблюдение техники безопасности. Сами видели, какие тут лестницы. Людей водить опасно.
Наконец поднявшись, я увидел сердце здания, изготовленное Первым Московским часовым заводом полвека назад.
– За все время только анкерную шестерню заменили. Те, кто заходит в башню, обычно думают, что здесь повсюду шестеренки вертятся, причем огромные, на все здание. А механизм вот какой маленький.
Через стену от нас циферблаты часов, диаметр каждого из которых более трех метров.
– Меня постоянно про знаки зодиака спрашивают. Что означают? А ничего не означают. Мне не кажется это таким важным. Почитайте, что другие написали. Каждый видит то, что он хочет видеть. И не более. Мистика здесь ни при чем.
После беседы с Толмачевым я решил найти того, кто сможет разобраться в подобных символах. Ответить согласилась Светлана Сердюк, профессиональный астролог:
– Зодиакальный круг — это уже своего рода часы, а расположенный на циферблате в интерпретации Алексея Душкина, он приобретает особенный символизм.
Крым находится под знаком Скорпиона — одним из самых сильных в гороскопе. Он наполнен загадками и мистикой. В этой связи вокзал хранит особую энергию и знаки, которые говорят нам о постоянном движении, цикличности, пребывании и убывании. Примечательно, что в сочинском варианте на месте знака Скорпиона расположены Весы.
На симферопольском циферблате вверху круга стоит Козерог, он является символом гор и высоты, как нечто недоступное, но притягательное. Каждый из знаков по-своему раскрывает природу, людей и различные особенности Крыма. Они говорят нам о великой здравнице, общности, мистических загадках, о природных ресурсах, изумительной природе и о многом другом.
Почему Душкин использовал три созвездия, не входящие в зодиакальный круг? Гончие Псы как вечные охранники сидят на страже, в данном случае они как образ тельца. Лебедь же — символ чистой любви и красоты, прекрасной девы. Змееносец — это неутомимый лекарь, прообраз Эскулапа. Ведь не зря в больницах мы видим изображения змея. Так и Крым со своей благодатной природой и воздухом излечит как тело, так и душу.
В свою очередь интересным предположением поделился местный экскурсовод Алексей Волошин. По его словам, Душкин увлекался архитектурным стилем Древнего Египта. О чем, в частности, говорит его исполнение станции метро «Кропоткинская» в Москве. Поэтому на циферблате может быть зашифрована дата окончания строительства вокзала.
– Подобную картину мы наблюдаем на часах, расположенных на вокзальной башне в Сочи, — говорит Волошин. — На мой взгляд, нетрадиционный зодиак сочинского вокзала несет такую же информацию.
Стало ясно, что загадка кроется в самом Алексее Душкине. А чтобы понять одного архитектора, нужно обратиться к другому, который не понаслышке знает о творчестве мэтра советской архитектуры. Таким человеком оказалась Ольга Ильинична Сергеева — член Союза архитекторов, архитектор-реставратор, Кавалер ордена святой Варвары I степени, преподаватель Национальной академии природоохранного и курортного строительства.
Она уверена, что Алексей Душкин — бриллиант, который сверкает теми гранями, с какой стороны на него смотришь. Начала она исследовать архитектуру вокзала в 1979 году. Причем одна из многочисленных авторских задумок была раскрыта только в 2009 году.
– Хороший архитектор закладывает в свои произведения загадку, пищу для ума, ­— рассказывает Ольга Ильинична. — Не у всех, конечно, выходит. У Душкина это получалось великолепно. Начнем с того, что это он создал тип Южного вокзала.
– Значит, не зря симферопольский вокзал называют Воротами Крыма?
– Именно так. Театр начинается с вешалки, а курорт начинается с привокзальной площади. Человек должен сразу понимать, куда он приехал. В этом родственная связь с вокзалом в Сочи, они практически идентичны друг другу. Симферопольский вокзал до сих пор считается визитной карточкой полуострова. Его печатали и печатают на открытках, марках и сувенирной атрибутике.
– Кажется, это уже устоявшийся образ — аркада и башня с часами…
– Но не все так просто. Ведь башня является водонапорной, в ней хранится запас воды для нужд вокзала. Резервуар, в который насосы закачивают воду из артезианской скважины. Подумайте сами, возводить такую высокую конструкцию нерационально и дорого. А архитектор интерпретировал ее как часовую. Дальше еще интереснее. Сначала это было на уровне фантазии, уже позже появились подтверждения. Оказалось, что аркада вместе с часовой башней составляют образ: паровоз с прикрепленными к нему вагонами. Отчетливо это видно ночью, когда из прожектора, вмонтированного в башню, бьет свет. Тогда, стоя во внутреннем дворике, можно угадать очертания отъезжающего поезда. На этот образ играет и то, что люди, которые проходят под арками, как будто садятся в вагоны либо выходят из них. Опять же, если находиться под аркадой вокзала и смотреть на отходящий с перрона поезд, то создается ощущение, что движетесь именно вы, а не состав напротив. Попробуйте в следующий раз.
– А что касательно пристройки на самом здании вокзала, которую не так просто разглядеть с земли? Многие считают, что Душкин ее просто спрятал, и в этом кроется некий смысл.
– С точки зрения архитектора и это можно объяснить. Как вы говорите, пристройка? На деле это образ античного храма, напоминающий нам о прошлом Крыма. В дневное время центральный вестибюль наполнен естественным светом. В ночное — парит над зданием вокзала. Эффект достигается за счет подсветки, направленной на храм. При этом сам вокзал погружен во тьму.
– В то же время мотивы античности прослеживаются и во внутреннем дворике вокзала.
– Здесь прототипом служат греческий атриум и итальянский патио. Скорее, симбиоз между ними. Причем в интерпретации самого Алексея Душкина.
– А в образе фонтана, расположенного в центре дворика, тоже есть авторская задумка?
– Конечно. У Душкина все не просто так. К примеру, статуэтки голубей. Сооружение удивительной простоты. Но зачем усаживать птиц там, где их и так предостаточно? Вы же обращали внимание, что там постоянно голуби садятся? Таким образом, происходит сочетание живого и неживого.
– А есть что-то такое в архитектуре вокзала, что не дошло до нас или не было реализовано?
– Я назову две вещи, которые незаслуженно опустили и просто убрали. Это цветочный календарь в итальянском дворике. Первоначально была клумба, где цветами выкладывалась дата. Затем каждый день менялась. Второе — розарий на месте автомобильной стоянки. По задумке, человек, только приехавший в Крым, сразу попадал в его флору и фауну. То есть уже ощущал, что он на курорте.
– Удивительно. Но, насколько я понял, сегодня раскрыта только часть авторских решений и задумок Душкина. Отчего так?
– Наверное, от того, что мы не видим тонкостей, а видим только крупное. Многие и головы не хотят поднять, не то что задуматься. К примеру, на циферблат с его особенным зодиаком обратили внимание только в начале 1990–х. Когда цветная пленка вытеснила черно-белую, а фотоаппараты с хорошей оптикой стали доступнее.
– Вот тогда, наверное, и начали замечать мистицизм и эзотерику в объектах симферопольского вокзала?
– Мне кажется, что мистика появляется там, где человек не может найти чему-либо объяснения. Тогда сразу вспоминают про высшие силы. Но на вокзале всему есть логичное разъяснение. Достаточно напрячь извилины.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин