Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Жила за печкой. Забеременела»

Корреспондент РП узнала, куда обратиться, если у тебя рухнула крыша

Владимир Лактанов
7 мин
Фото: Екатерина Вулих
Корреспондент «Русской планеты» посетила реабилитационный центр «Семья», находящийся в Рязани на улице Чкалова. Здесь принимают нуждающихся в юридической, психологической, социальной помощи и помогают женщинам, которых бросил муж, а также тем, у кого родился нездоровый ребенок, развалилось жилье — словом, тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации. Тех, кто состоит на учете у инспектора по делам несовершеннолетних или вернулся из колонии, но так и не нашел общего языка с родителями и окружающими, — тоже ждут в социальном центре. Специалисты центра помогают людям адаптироваться к обществу и правилам жизни в нем, оформить необходимые документы.
Социальный центр «Семья», находящийся в Рязани на улице Чкалова, принимает всех нуждающихся в юридической, психологической, социальной помощи. Специалисты нужного профиля помогут всем оказавшимся в сложной жизненной ситуации адаптироваться к обществу и правилам жизни в нем, оформить необходимые документы.
Во дворе между административным и жилым корпусами все идет своим чередом: дворник метет пыль, водитель приводит в порядок автомобиль с надписью «Социальное такси», хрупкая беременная женщина с ребенком сидит на лавочке. Девочка при моем приближении испуганно жмется к маме. Знакомимся.
– Анжела. А дочку зовут Арина, — представляется она за двоих и замолкает.
– Какая у вас беда случилась, почему вы сюда попали?
– Мать домой не пускает, а мой молодой человек оказался маменькиным сынком. Я ей не понравилась, матери его. Пока тут живем. Мы с юристами подали в суд на признание отцовства и на выплату алиментов.
– А мама ваша и внучку не признает?
– Нет, — коротко отвечает Анжела и прижимает к себе дочку.
Чуть позже директор ГБУ PO «Комплексный центр социального обслуживания населения «Семья» Оксана Артёмкина расскажет мне, что Анжела — инвалид, благодаря социальному центру ей сделали операцию на позвоночнике в Санкт-Петербургской клинике эндопротезирования имени Р. Р. Вердина. Кроме того, Анжеле выделили гуманитарную помощь, а Арину поставили в очередь в детский сад. Они попали в центр уже в третий раз — в первый раз потому, что ее мать перестала общаться с дочерью из-за ее беременности.
А пока Анжела сбивчиво рассказывает о своей судьбе:
– Я вообще-то с отцом воспитывалась. Потом, здесь уже, сотрудники неоднократно связывались с моей матерью, пытались наладить наши отношения, но все бесполезно. Потому мы и здесь. Мать выгнала, а здесь хорошо, кормят и помогают во всем.
Сотрудники центра говорят, что сейчас главное для Анжелы — родить здорового ребенка, а специалисты помогут ей на материнский капитал приобрести хоть какое-то жилье, приемлемое для жизни матери с двумя детьми.
– Я могу сказать точно: Анжела — хорошая мама, она следит за дочерью, водит на развивающие занятия. Просто так жизнь у нее пока складывается неудачно, но мы вместе постараемся все преодолеть, — говорит Оксана Артёмкина и ведет меня в административный корпус.
– Работы у нас много, центр разноплановый, комплексный, работает целых 8 отделений.
Первое отделение — консультационно-диагностическое — в нем ведется первоначальная работа с клиентами, выясняется, какие у них проблемы, в какое отделение направить человека дальше.
– Ведь у нас как получается: приходит та же Анжела и говорит, что ей «просто жить негде», что нужна только временная крыша над головой. Наши специалисты начинают работать и выясняется, что у обратившегося нет регистрации, медицинского полиса, работы, средств на существование, сильная психологическая травма и прочая, прочая, прочая. Вот с этими «прочая, прочая» мы и начинаем разбираться. Разматываем всю ниточку клубка проблем.
 Второе отделение — «Cоциальной помощи семье и детям» — оказывает помощь маломобильным детям, которые не могут самостоятельно прийти в наш Центр. Тут на помощь приходит «социальное такси» и специалисты выезжают на дом к таким семьям. С детьми прямо на дому проводятся занятия по водотерапии, пескотерапии, сеансы психологической помощи. Особенно востребована «Мобильная бригада» (психологи, юристы и педагоги, выезжающие в районы области).
– Прямо скажем, с психологами и юристами в районах дела обстоят не очень. А проблем много. Расскажешь о своих бедах подружке — на следующий день об этом будет знать весь поселок, вот и делятся с нашими психологами. И юридическая бесплатная помощь очень нужна людям. Каждый раз на прием к одному специалисту приходят по 15–20 человек — всем помогаем конкретными советами, гуманитарной помощью или еще чем.
Название третьего отделения — Социальная реабилитация для детей и подростков с ограниченными возможностями здоровья — говорит само за себя. Здесь занимаются с детьми с особенностями в развитии, детьми, которые не могут ходить в обычный детский сад и школу. Звучит сухо. Но, если пройти по комнатам (именно комнатам, кабинетами назвать эти помещения язык не поворачивается), закрадывается мысль: а как бы привести сюда своего ребенка. Да и самой побеседовать с психологом, сидя в манящем кресле, глядя на аквариум с огромными, толстыми, ленивыми рыбами.
В центре есть помещение для занятий гончарным делом, лекотека (развитие через игру. — Примеч. авт.), швейная мастерская и комната будущей домохозяйки (комната, работающая по методике М. Монтессори. — Примеч. авт.). Здесь есть холодильник и стиральная машина, кухня с плитой и гладильная доска с утюгом, даже полотенцесушка есть. Только все игрушечное: маленькое, яркое и безопасное.
Есть в центре комната с детскими тренажерами для занятий адаптивной физической культурой, есть компьютерный кабинет со специальными усилителями звука и другими приспособлениями для детей с особенностями в развитии. Здесь проходят занятия формата «триада», когда логопед, психолог и преподаватель информатики занимаются с посетителями по 15 минут каждый. Также в центре имеется комната логопеда с зеркалами, чтобы ребенок с проблемами речи, проговаривая слова, видел свою артикуляцию.
– В швейной мастерской работает настоящая рукодельница, которая помогает и пеленки для ребенка сшить, и настоящих кукол вместе с детьми и родителями изготавливает — это для нашего кукольного театра, — комментирует Артёмкина.
Отделение четвертое — тут оказывают помощь женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Идем в гости к тем, кому необходима помощь в решении фундаментальных проблем.
– В центре можно проживать до полугода, — продолжает рассказ Артёмкина. — За это время можно восстановить документы, устроиться на работу и даже накопить деньги на первый взнос за съемное жилье. Мы помогаем на это время устроить ребенка в социальное учреждение. Подчеркиваю — временно. Если мама не хочет этого, ребенок остается с ней в центре. Но если женщина и ребенком не занимается, и работу не ищет, нам с ней приходится расстаться. У нас не общежитие для бездельников.
В первой комнате проживает Ирина с тремя детьми. Все они прописаны в отдаленном районе области, но работы там нет, дом признали непригодным для жизни. Пока в доме, по решению суда, ведутся ремонтные работы, мама с Аленой, Егором и Андреем проживают в социальном центре — ребята ходят на развивающие занятия.
В следующей комнате живет Елена с маленьким сынишкой.
– Мы должны скоро уехать, как только квартиру отремонтируем, — сообщает она.
Выяснилось, что у молодой женщины есть квартира в Рыбновском районе, но она нуждается в капитальном ремонте, который уже близится к завершению. Главное, что с помощью специалистов центра в квартиру проведен газ.
А вот дальнейшая судьба следующей постоялицы, назовем ее Татьяной, пока вырисовывается не слишком четко. Училась в коррекционной школе. Родители умерли, сестра продала жилье и приобрела новое, в котором прописалась сама, а также прописала своих детей и мужа. Про Татьяну сестра забыла. Сама постоялица неразговорчива, за нее рассказывает директор центра:
– Жила в прямом смысле слова за печкой, забеременела, к нам поступила из рязанского перинатального центра. Своего ребенка очень любит, но не умеет за ним ухаживать. Татьяне самой присмотр нужен. Думаю, совместными усилиями мы решим их проблемы, — Оксана Васильевна надежду не теряет.
Пятое отделение — Временное проживание (социальная гостиница). Здесь останавливаются семьи, приезжающие из районов для лечения в областных клиниках — те, кому негде больше временно пожить. Для кого-то эта «социальная гостиница» абсолютно бесплатна (трехразовое питание и чистая постель прилагаются. — Примеч. авт.), кому-то обходится в минимальную сумму, в зависимости от достатка и ситуации в семье.
Шестое отделение — Эстетика семьи. Оксана Артёмкина рассказывает, как совместно с ЗАГСом Рязанской области Центр организовал работу этого отделения. Здесь к специалистам могут обратиться молодожены или супружеские пары, отношения между которыми «дали трещину».
Отделение седьмое — Социальная помощь несовершеннолетним, совершившим правонарушения и преступления; несовершеннолетним, отбывшим наказание за совершенные преступления. Сюда могут обратиться подростки, у которых возникли проблемы с законом, и те, кто уже вышел из мест заключения и не хочет возвращаться в свою асоциальную компанию. Оксана Артёмкина рассказывает, что с такими ребятами занимаются десантники 137-го рязанского полка ВДВ — проводят встречи, организуют игры «Зарница».
– Чтобы подростки видели, что мужественным можно быть, не преступая закон, — говорит директор и ведет меня дальше по коридорам, этажам и комнатам.
И, наконец, отделение восьмое —Детский телефон доверия
Об этом кабинете стоит поговорить отдельно. Несколько стеклянных перегородок, за ними столы со стульями, телефонные аппараты. С 2010 года здесь работает «детский телефон доверия». Артёмкина поясняет, что звонят не только дети, но и родители — рассказывают о своих проблемах, связанных с воспитанием детей. Сразу же всплывают в памяти «страшилки» о том, как детей изымают из семей, стоит только ребенку пожаловаться на родительскую строгость.
– Если ребенок пожалуется, что ему не купили айфон, кило креветок и наказали за двойку, к родителям придут из органов опеки?
Оксана Васильевна смеется и рекомендует мне почаще отдыхать от интернета.
– Во-первых, это анонимная служба. Абоненты не обязаны представляться и раскрывать свои данные. Если все же абонент представляется и просит о конкретной помощи, мы эту помощь ему предлагаем, обговаривая с абонентом, куда будет направлена эта информация. Речь идет о конкретной угрозе жизни и здоровью ребенка. Работа службы «детский телефон доверия» направлена на то, чтобы помочь семье, а не наоборот. Иначе зачем бы нам помогать мамам, у которых ни работы, ни дома, ни денег на памперсы? А мы ведь их вытягиваем всеми силами, выталкиваем в нормальную жизнь, потом три месяца патронируем — как бы не случилось чего снова.
В день моего визита на телефоне доверия работала симпатичная молодая женщина — она так и останется для читателя инкогнито: ни ее имени-фамилии, ни фото публиковать нельзя. Интересуюсь, какие сегодня были звонки.
– Сегодня утро веселое, балуются ребята. Не исключено, что они же потом позвонят со своей проблемой: для начала «прощупывают», как с ними будут разговаривать. Может, начнут «читать морали», как родители, тогда не стоит и обращаться. Но мы говорим с ними по-взрослому.
– С какими проблемами обращаются чаще всего?
– С такими, с которыми стесняются подойти к родителям: первая любовь, неудачные отношения с одноклассниками. Позвонить всегда проще, собеседника не видно, не нужно приезжать, смотреть друг другу в глаза — так легче раскрыться, — говорит психолог.
Бытует еще одно мнение: «детка», решив надавить на родителей, может позвонить по телефону доверия, чтобы «припугнуть» маму с папой.
– Хитрецов мы раскусываем очень быстро, шутников тоже. Начинаешь задавать дополнительные вопросы и понимаешь, что это наговор или шутка.
«Телефонный» психолог говорит, что сейчас настала «горячая пора» — ЕГЭ. Звонят и дети, которые переживают, волнуются, нервничают, и их родители, которые хотят помочь ребенку справиться со страхами.
– Это сильнейшее психологическое испытание для семьи, волна тревожных звонков повторяется из года в год. Неделя только началась, а уже поступило более 200 звонков.
Когда речь заходит о реально страшных звонках, вызывающих опасение за жизнь ребенка, Оксана Васильевна говорит, что их совсем немного. Такие звонки сразу же фиксируются и «отрабатываются» — специалисты центра связываются с правоохранительными органами и органами опеки. Но, еще раз уточняет Артёмкина, никто не стремится отобрать ребенка у матери с отцом, какими бы родители ни были.
Идем к выходу. В коридоре кипит «общежитская» жизнь: двое маленьких мальчишек бегают из комнаты в комнату, молодая мама идет в душ с ребенком, две других — выводят детей на прогулку.
– В таких условиях и при такой помощи, наверное, просто невозможно не решить своих проблем? — спрашиваю напоследок.
– Заметили? — руководитель центра искренне улыбается. — Четкое подтверждение афоризма: «Кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — ищет причины».
Приглашает заходить. Не с жизненными бедами, от которых, конечно, никто не застрахован, а просто так, на праздники.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин