По состоянию на 3 июня 10:35
Заболевших432 277
За последние сутки8 536
Выздоровело195 957
Умерло5 215
Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Вверх по «Лествице»

Ирина Хубецова продала квартиру, чтобы открыть центр реабилитации для бездомных
Елена Коваленко
5 ноября, 2013 10:30
4 мин
Ирина Хубецова и ее подопечные. Фото: Данила Буров.
Считается, что бомжей в Заполярье нет и быть не может: разве человек без крыши над головой способен выживать при 40–50 градусах ниже нуля? Могут и выживают. По неофициальным данным, в городе несколько сотен людей без определенного места жительства. На сайте Комплексного центра социального обслуживания населения (КЦСОН) указана более конкретная цифра — 400 человек. Однако ночлежки или социальной гостиницы для них нет.
Полиция Норильска не ведет учета, сколько людей замерзает насмерть в морозы. Но пять–десять человек каждый год — в порядке вещей. Нет статистики и у медиков: с обморожениями в травмпункт и горбольницу поступают не только бездомные, но и вполне приличные люди. Медработники «по рангу» их не делят — они пациенты, которых нужно лечить независимо от статуса. Но и долго держать бездомных врачи не могут: как только человек выздоравливает, его выписывают.
Реабилитационный центр «Лествица» — единственное место, куда бездомные люди могут придти даже без документов. С 2010 по 2012 год в Фонд «Матери против наркотиков» и в реабилитационный центр «Лествица» обратились 188 человек, 48 из них получили паспорта и другие документы, 15 нашли работу, 8 обрели жилье, 9 оформили инвалидность, 12 инвалидов определили в КЦСОН, 7 пожилых людей воссоединились на материке с родственниками, связь с которыми потеряли много лет назад.
В девятом часу утра около дома №5 по улице Строителей района Талнах несколько человек убирают выпавший за ночь мокрый снег. Внутри помещения «Лествицы», занимающей первый этаж хрущевки, кто-то пылесосит, кто-то моет полы, шумит стиральная машинка, из трапезной доносится запах еды и звон посуды. Несколько молодых парней выходят из здания и двигаются в сторону остановки — на работу. Центр сотрудничает с коммунальными организациями, транспортными компаниями, коммерсантами. Так можно заработать на еду, одежду, лекарства, на вещи, необходимые в быту. «Лествица» находится на самообеспечении.
Те, кто передвигается с трудом или только на коляске, собирают мебель, читают православную литературу, смотрят православный телеканал «Союз» (другие — под запретом. — Примеч. авт.). Здесь не играют в карты, не травят анекдоты, не ругаются матом и не курят. Таковы жесткие правила — у людей, склонных к зависимостям, не должно быть свободного времени. Поблажки возможны только для новичков, у них первые три-четыре дня свободный режим: есть время выспаться, прийти в себя.
Фонд «Матери против наркотиков», созданный в 2004 году, был рассчитан на реабилитацию наркозависимых. Проблема наркомании в Норильске в конце 90-х и начале нулевых стояла остро. Кололись и курили в подъездах, школах, вузах, на предприятиях.
Но помощь требовалась и алкозависимым, инвалидам, жертвам домашнего насилия, беременным и матерям с детьми, оказавшимся на улице, бездомным, вчерашним заключенным, нуждающимся в уходе пенсионерам.
Нынешний руководитель фонда Ирина Хубецова с 2004 по 2007 год была добровольным помощником, затем стала директором. В 2012 году по ее инициативе был организован центр «Лествица», получивший два помещения в районе Талнах Норильска.
Мама, как называют ее подопечные, хорошо знакома с проблемой наркозависимости — от нее пострадал ее ребенок. Однако рук Ирина не опустила и сделала все, чтобы вылечить его. Тогда же она решила, что в случае выздоровления посвятит свою жизнь спасению людей, которые находятся в безвыходном положении.
Помещение на Строителей, 5, выделенное под центр — бывший магазин на первом этаже пятиэтажки. В комнатах даже не топили. Это в регионе, где зима длится девять месяцев в году.
Чтобы привести в порядок будущий центр, Ирина продала свою трехкомнатную квартиру. На эти деньги провели отопление, сделали ремонт левого жилого крыла и трапезной, оборудовали ванную комнату, туалет, закупили необходимое в быту. Собрали кухонный гарнитур, столы. Что-то приносили и приносят в центр жители Норильска, помогают предприятия и коммерсанты, органы власти, полиция, соцслужбы.
Основная финансовая нагрузка лежит на самом фонде — это коммунальные платежи, транспортные расходы, питание. Чтобы закончить ремонт в правом крыле центра, необходимо минимум 200 тыс. рублей. Требуется автомобиль для культурных выездов на природу, на турбазы, в кинотеатры и для посещения медицинских учреждений. Это еще не менее 400 тыс.
– К нам приходят люди с похожими историями, — рассказала корреспонденту РП Ирина Хубецова. — Наркоманы со стажем и тюремными сроками за плечами, люди, которые по тем или иным причинам остались без жилья. Кого-то мы вытаскивали с варочных, где готовили дезоморфин, кого-то приводили родственники. Был на моей памяти мужчина, весивший чуть больше 30 кг.
«Лествица» по-старославянски означает «лестница». Ее изображение можно увидеть на многих иконах.
– Лестница соединяет землю и небо. Если проводить параллели, то человек, попавший в наш центр, находится в самом низу этой лестницы и шаг за шагом движется вверх, — поясняет директор центра. — С каждой ступенькой меняется жизнь, появляются перспектива, надежда, вера. Путь может растянуться от нескольких месяцев до нескольких лет.
Система реабилитации в «Лествице» отличается от традиционной. Здесь не выводят из запоя капельницами, не поят таблетками, не ставят уколы. Утренняя молитва, молитва перед приемом пищи, вечерами  беседы со священнослужителями, молитва перед сном. В субботу и воскресенье — службы в церкви.
В день, когда «Лествицу» посетил корреспондент РП, все подопечные центра с утра отправились в храм Святой Троицы. Причастились, прошли обряд елеепомазания, исповедались.
– Мы проводим реабилитацию, стараясь привести человека к Богу, воцерквить, — продолжает Ирина. — Но даже если этого не происходит, внутренне человек меняется, у него появляется воля, он расставляет четкие приоритеты и уже не считает возможным проявлять слабость, поддаться зависимости.
Геннадию (имена изменены из этических соображений. — Примеч. авт.) лет шестьдесят, в «Лествицу» бывший бомж попал в ужасном состоянии: еле передвигался, с трудом разговаривал и почти не воспринимал чужую речь. Сейчас мужчина сам передвигается на костылях, следит за собой.
– Совершенно другой человек! Видно, хочет жить по-новому. Ему осталось получить паспорт, пройти шестимесячную реабилитацию в КЦСОН и при помощи социальных служб переехать в интернат на материке, — говорит директор.
Сергей прошел реабилитацию от алкогольной зависимости, Олег — от наркотической. Поднявшись до последней ступени «Лествицы», оба остались в центре. Теперь они волонтеры.
–Часто навещают центр бывшие подопечные, помогают в быту, присматривают за порядком, готовят еду, — говорит Ирина.
На постоянной основе место повара занимает Игорь. У него одна нога ампутирована до колена, на второй нет стопы. Он был офицером, воевал в горячих точках, потом запил, попал в тюрьму и оказался на улице. В «Лествице» занимаются восстановлением его документов, после чего Игорь отправится на реабилитацию в Комплексный центр Норильска.
– Впервые я, парень из обеспеченной норильской семьи, попробовал наркотики в 14 лет, а в 16 родители отправили в Москву на реабилитацию, — рассказывает 30-летний Михаил. — Все было напрасно. После смерти родителей я вновь оказался на реабилитации. Год провел без наркотиков, но после выхода вновь сорвался.
Михаил уверен: если бы не попал в реабилитационный центр, погиб. Однажды наркозависимая мать троих детей Света ушла из «Лествицы». Три дня скитаний убедили девушку, выросшую в интернате, что поймут и поддержат ее только в центре.
темы
4 мин