Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Титульная страница
Русская планета

Пропавшее дело

Фото: Юрий Белинский / ТАСС
Забайкальские предприниматели жалуются, что их бизнес умирает, пока владельцы сидят за решеткой
Владимир Лактанов
27 июня, 2016 13:48
4 мин
Накануне бизнес-омбудсмен Забайкалья посетила заключенного предпринимателя Андрея Яковлева, обвиненного в мошенничестве, который жалуется на то, что его бизнес «загибается», пока он находится в следственном изоляторе. Бизнесмен уверен, что его невиновность докажут, однако к этому времени предприятие он уже потеряет. Опрошенные «Русской планетой» правозащитники уверены, что такая практика превентивного содержания предпринимателей под стражей в Забайкалье уже стала массовой.
Упомянутый экс-директор машиностроительного завода «88 Центральный автомобильный ремонтный завод», выпускавшего в Забайкалье популярные автомобили «Гуран», подозревается в мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и организации ОПГ. В ноябре 2015 года после возбуждения ряда уголовных дел бизнесмена поместили в следственный изолятор.
– Сам Яковлев не жалуется на условия содержания под стражей, их назвал вполне удовлетворительными, — прокомментировала свою беседу с бизнесменом бизнес-омбудсмен края Виктория Бессонова. — Вопрос у него вызывает лишь обоснованность его содержания именно под стражей. После ознакомления с деталями дела такой же вопрос возник и у меня. 
Бизнесмен «проходит» не по «тяжелой» статье — «мошенничество и превышение полномочий», — поэтому его адвокат настаивает на том, что угрозы для следствия или окружающих его освобождение из-под стражи до суда не создаст. Зато нахождение предпринимателя за решеткой угрожает, по его словам, бизнес-процессам на его предприятии и ставит под угрозу всех сотрудников «ЦАРЗ».
– Поэтому я и привел в обращении к бизнес-омбудсмену слова президента РФ Путина по этому поводу, которые он адресовал Федеральному Собранию в конце прошлого года: «В ходе следствия по экономическим составам помещение под стражу нужно использовать как крайнюю меру, а применять залог, подписку о невыезде, домашний арест», — цитирует президента обвиняемый.
К слову, опрошенные юристы и правозащитники опасения Яковлева поддерживают. По их оценке, практика повального заключения привела к тому, что почти 85% всех обвиненных по какой-либо уголовной статье предпринимателей края в ходе следствия потеряли свое дело, полностью или частично.
– Приговор при этом получили лишь 10% таких бизнесменов, у большей части он вылился в условные сроки или штрафы. То есть большинство из них пострадали незаслуженно и вполне могли избежать финансовых потерь, если бы не мера пресечения, на которой настояло следствие, — уверен юрист, специализирующийся на вопросах уголовного преследования, Иван Решетов. — К слову, характеризуются многие предприниматели очень хорошо. Взять того же Яковлева — он спас в свое время загибающееся предприятие, до его ареста компания поставляла грузовики даже на экспорт, а самого директора избрали председателем забайкальского отделения общероссийской общественной организации «Союз машиностроителей России». Это ведь о многом говорит.
Опрошенные РП правозащитники уверяют, что случай Яковлева далеко не первый: только в прошлом году в похожей ситуации общественному движению по защите прав предпринимателей пришлось поддерживать около десяти бизнесменов, незаконно содержавшихся за решеткой.
– Вспомнить нашумевший случай Кузнецова, известного предпринимателя, — приводит пример известная правозащитница Забайкалья Анна Пехтерева. — В то время, когда он сидел в СИЗО, его бизнес был подвергнут рейдерскому захвату. Случаев таких очень много по Забайкалью. Правда, пострадавшие бизнесмены боятся публичности, опасаются, что будет еще хуже.
Сами предприниматели в основном говорят, что случаи рейдерства все же происходят не так часто, как банальное «угасание» бизнеса, пока его основного двигателя, владельца, нет на месте.
– Не скажу, что у меня был рейдерский захват. После того как я вышел, я добровольно продал за бесценок свою сеть общепитов, — на условиях анонимности признается бывший ресторатор из Краснокаменска Роман. — Дело в том, что к моему выходу из-под стражи бизнес из успешного стал нерентабельным. Это участь всех мелких предприятий – без собственника у руля компания угасает.
Примечательно, что юристы, ознакомленные с историями трех таких предпринимателей, анонимно согласившихся рассказать детали заведенных на них дел, единодушно заявили, что содержание под арестом во всех трех случаях может расцениваться как необоснованное.
– Условием законности долгого содержания под стражей (а тут у нас речь о сроках от 2 до 3 лет) является неизменное и обоснованное подозрение в том, что арестованное лицо совершило преступление. Однако в двух случаях мы имеем дело лишь с косвенными уликами, в третьем подозреваемый вообще по ходу дела меняет статус с обвиняемого на свидетеля. Понятно, что прямых доказательств его вины вообще у следствия не было, — недоумевает эксперт по уголовному праву, правозащитник Сергей Медяников. — При этом любой студент юрфака помнит о том, что обвиняемый в совершении преступления всегда должен освобождаться из-под стражи до суда, если обвинение не доказало наличия существенных и достаточных причин, оправдывающих его долгое заключение под стражей. Вообще любой, даже незначительный срок ареста должен быть обоснован. В рассматриваемых нами случаях не было оснований полагать, что обвиняемый пойдет на следующее преступление или решит скрыться. У задержанных не было таких попыток, инкриминируемые им статьи не угрожали жизни и здоровью окружающих, а их статус не позволял думать о возможности влиять на следствие. Один был ИП, другие — мелкие ООО.
Уполномоченная по правам предпринимателей в Забайкалье Виктория Бессонова признается, что уровень взаимодействия власти и бизнеса в крае «крайне низок». За год, по ее оценкам, в крае закрылось свыше 4 тыс. предприятий МСБ.
– У меня есть данные, что за прошедший год число малых и средних предприятий в Забайкалье уменьшилось на 4323 компании. Основная часть закрывшихся — ИП, — делится бизнес-омбудсмен. — При этом многие компании из этого числа не закрылись, а попросту переехали в другие, более благоприятные для бизнеса регионы. Как сообщает председатель отделения общероссийской организации «Опора России» в Забайкалье Юрий Кон, многие уехавшие из Забайкалья здесь закрыли свое дело, и открыли аналогичную компанию в Иркутске, Новосибирске или соседнем Улан-Удэ. Ключевой причиной для ухода бизнесменов из Забайкалья Кон правильно назвал «отношение власти».
Глава ассоциации товаропроизводителей края уверен, что дело не только в предвзятости надзорных органов, но и в отсутствии законов.
– Мы построили рыночную экономику, но законов для защиты предпринимателей в этих условиях не создали. Ни на уровне федерации, ни в отдельных регионах. Получается, сегодня нам приходится жить по законам, действовавшим, за редким исключением, еще в СССР. К примеру, такого понятия, как рейдерство, в российской юриспруденции нет вообще, — сетует руководитель ассоциации Владимир Алексеев.
Тем не менее, за предыдущий год аппарату бизнес-омбудсмена в крае удалось помочь освободить от уголовного преследования около 20 бизнесменов.
– Надо понимать, что это не только один человек, владелец компании, или его семья — за каждым предпринимателем всегда стоят его работники, контрагенты, — напомнила Бессонова.
Кстати, в офисе уполномоченного по правам предпринимателей края призывают забайкальцев настойчивее пользоваться своим правом приглашать бизнес-омбудсмена на процедуру проведения проверки их компаний различными контролирующими органами.
***
На сегодня после беседы в СИЗО с бывшим директором «88 ЦАРЗ» Андреем Яковлевым бизнес-омбудсмен Бессонова намерена обратиться в центр общественных процедур «Бизнес против коррупции» с требованием освободить предпринимателя из-под стражи.
– По итогам посещения заявителя бизнес-омбудсмен Забайкалья принял решение, что необходимо вмешаться в процесс и направить материалы дела Яковлева  в центр «Бизнес против коррупции», – написали на сайте уполномоченного.
Известно, что Бессонова уже выдвигала в суде ходатайство о применении меры пресечения, не связанной с изоляцией Яковлева от общества, однако в тот раз суд принял решение продлить арест.
Поделиться
ТЕГИ
4 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ