Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета

Фото: Виктор Погонцев / ТАСС / Interpress

«Никто нам не помощник и все мы в этом мире одиноки»

Продавец пирожков с читинского рынка — о кризисе, китайских огурцах и о том, как жить дальше

Вера Чеботарёва
6 февраля, 2015 10:18
5 мин
Тетя Нина с городского рынка Читы с Нового года перестала делать пирожки с мясом: кризис. Это важная городская новость, потому что за пирожками к Нине Петренко (фамилия изменена по ее просьбе) уже девять лет ездят из самых дальних кварталов. «Русская планета» спросила у продавщицы, что она думает о происходящем в стране и городе сегодня.
– Я знаю уже, например, что Петр покупает четыре с мясом и два с капустой каждое утро, Надежда Николаевна — учительница из школы, что недалеко — берет на вечер мужу через день по пять с картофелем и так далее. В девять я уже на рынке раскладываюсь, и торговля начинается. К 10:30 можно идти домой: к обеду мои покупатели запаслись. Следующий мой выход — в шесть вечера, когда с работы домой потянутся.
Кризис и меня подкосил, уж не думала, что на пирожковом бизнесе так скажется. Я раньше, еще даже до декабря 2014-го, в основном с мясцом пекла пирожки, с ливером и рисом. А сейчас, конечно, слишком все подорожало. На мясо разве напасешься? Да и в стоимость мясного пирожка если вложить теперешние расходы на мясо, даже на курицу — кто за такую цену его купит? Нет, остались у меня постоянные мясоеды мои, которые говорят: «Константиновна, хоть по сто рублей будет пирожок твой с мяском, мы брать будем, как обычно!» Но таких раз-два и обчелся. Так что сейчас картошка в основном у меня в ходу, капуста, яблоки. Даже с яйцом с луком особо не делаю, потому что яйцо дорогое, лук зеленый — так и вовсе.
Вы думаете, как я тут стою? На каких правах? Не так все просто. Ящик не поставишь и не начнешь торговать, где вздумается. У меня, конечно, не место в палатке, на такое я бы никакими пирогами не наработала. Но так, возле дороги, тоже не встанешь на птичьих правах. И у этой обочины есть так называемые хозяева. Я когда начала торговать, два дня простояла себе спокойно, выручка вся была при мне. Вот, думала, наговаривают люди про какой-то рэкет и отстегивания. Радовалась, глупая.
На третий день и до меня дошли руки у ребят, называть их не стану. Так за три дня с меня содрали неустойку: дескать, торг вела, деньги с места имела, а налог? И потом, уже полюбовно договорившись, условились об оплате раз в неделю. Так и плачу который год. А сейчас, когда доллар скакнул, когда вся эта неразбериха началась под конец года, и у моих «хозяев» такса поднялась. Теперь я плачу почти вдвое больше за место. Убытки несу: я не наторговываю так, чтобы для меня это было так же, как раньше.
А жить надо все равно! Я инвалид третьей группы по зрению, лекарства покупать надо, обследоваться. Дочь у меня не работает временно: сократили в конце года. Она санитаркой работала. Вот, сейчас только на пирогах и выживаем. Благо их же и едим, ими и зарабатываем.
Операция моя на глаза стоит 100 тыс. рублей. Я и в министерство здравоохранения писала обращение, чтобы помогли как-то, и в приемную общественную ходила, а воз и ныне там. Так, два года посражалась, и руки опустились сами. От усталости, от равнодушия. Тогда-то я уже точно поняла, что никто нам не помощник и все мы в этом мире одиноки, как ни крути.
А еще Чита. Я сюда 12 лет назад переехала: как мужа похоронила в Белгороде, так сюда к дочке и к внуку приехала. Какие тут все-таки люди злые, скажу я вам! Ох! У нас бы никогда в беде не оставили ни соседа, ни прохожего, ни тем более больного человека. Как-то сердечнее народ там у нас. И я такая же, всю жизнь там прожила. А тут… До сих пор я не обвыклась с этим жестокосердием. Даже торгую, никого не трогаю, а нет-нет кто-нибудь слово бранное скажет, как-то обидит, унизит, оскорбит, толкнет. За что? Зачем? Сами не знают. А уж если о помощи попросишь, особенно у тех, кто выше тебя, так и вовсе взглядом одним испепелят. Взять вот и министерство здравоохранения. Приходила — двери просто захлопывали перед носом. То дни неприемные, то специалист на выезде. Разве это дело? Да хоть бы сказали по-людски, а то отгавкивались, помню. Слуги народа! А на деле народ у них в ногах валяется. И везде так.
Я в Белгород обратно не поеду: боюсь! А вдруг меня незрячую обманут с продажей квартиры? На дочь большой надежды нет, несильна она в делах таких. Еще внук Олежка привык к местной школе: здесь друзья, здесь секция по плаванию. Ради него, по большей части, тут и остаемся. Хотя, конечно, что сравнивать? Там и город красивый, и климат сносный, и фрукты-овощи не то, что здесь.
Ведь те же яблоки куплю на пироги — ой. Скорее стараюсь сделать с ними да продать, чтобы съели, а то ведь день-два полежат и портятся. А помидоры? У них вообще срок годности на часы идет. Помидоры гадостные, а огурцы сейчас и не берем. Кто бы знал, что огурцы — вода, по сути-то! — деликатесом станут. По 250 рублей за кило! Грабеж да и только, с ума они что ли сошли, китайцы эти? Да был бы вкус и толк в этих огурцах!
Знаете, что народ местный говорит? Что только хуже будет, уж в Забайкалье точно. Поглядите, как народ сокращают, зарплату задерживают, урезают надбавки! Люди ходят даже не злые, а подавленные. А в газетах прочтите: «Нет фона протестного в городе!» — чинуши говорят. А они в этом городе бывают?! Вот так, чтобы выйти просто в народ? На рынок, в магазины простые, в очередях в поликлиниках потолочься? Из окон машин, когда сыто и карман набит, думается проще и на жизнь смотрится легче. Но это они, а это мы! Мы на разных полюсах находимся. Так что им жизнь, а нам — выживание.
Вы вот спрашиваете: как дальше жить будем? А так и будем. Пока есть возможность хоть картошкой пирожки заправлять, будем лепить с ней, родимой. И кормить таких же простых работяг, как сами. Нам выбора особого не предлагают. Я на пирожках заработок сколочу, «хозяева обочины» — на нас, власть местная тоже на нас. Так подумаешь: на нас все и держится! Потому нам надо жить и работать, куда без нас.
Поделиться
ТЕГИ
5 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ