Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Лишь бы чиновники нам не мешали»

«Приморский кондитер» после «войны фантиков» снова решает бюрократические проблемы

Владимир Лактанов
4 мин

Фотография предоставлена фабрикой «Приморский кондитер»

Два месяца назад фабрика «Приморский кондитер», где в 1967 году придумали сорт «Птичье молоко», окончательно потеряла право использовать этот бренд. В октябре российское правительство отклонило законопроект, позволяющий всем бывшим советским фабрикам продолжать использовать торговые марки, под которыми они выпускали свою продукцию до 1991 года.
Теперь «Птичьим молоком» в магазинах страны называют только продукцию фабрики «Рот Фронт» группы компаний ГУТА — на нее зарегистрирован этот товарный знак. А конфеты из Владивостока продаются как «Приморские», «Классические» или, например, «Нарцисс». Также у приморцев больше нет сладостей с названиями «Мишка косолапый», «Кара-Кум», «Буревестник», «Красная Шапочка» и других.
Корреспондент «Русской планеты» попыталась выяснить, как живет владивостокская фабрика после брендовой войны. И увидела, что ее руководство меньше всего на свете хочет об этом разговаривать, потому что сейчас есть новая проблема.
О «птичьих» правах
О визите на «Приморский кондитер» мы с трудом договорились за три недели. В итоге нас встретили сразу три директора: председатель совета директоров Аркадий Гордиян, гендиректор управляющей компании Александр Беккер и исполнительный директор фабрики Игорь Гурский. Отвечать на вопрос о последствиях отмены законопроекта директора сразу отказались.
– Вы из Москвы получили задание? Я думаю, в Москве ситуацию знают намного лучше, чем мы здесь на местах. А что самое интересное, вы не туда пришли со своими вопросами, — говорит Аркадий Гордиян. — Вам надо идти в Совет Федерации, в Госдуму.  Там поднимался вопрос не одной только нашей фабрики. И первую скрипку там играли не мы, а более серьезные представители других фабрик, входящие в Совет Федерации. Если мы будем об этом говорить, то вы не опубликуете этот материал. А если не опубликуете вы, то каково нам? Нам лучше вообще ничего не говорить.
– А рецепты вслед за брендами у вас поменялись?
– Все старые рецепты, используемые сегодня на фабрике, пришли из советских времен и не менялись. Их прелесть в том, что они составлены согласно тем старым советским ГОСТам, когда пищевая промышленность в нашей стране была идеальной системой для людей, а не той, что есть у нас сейчас, — говорит Александр Беккер. — Тогда это был целый институт кондитерского производства: все проверялось на уровне министерства, когда фабрики получали задания создать рецепт и потом он проходил многоступенчатую проверку. В Москве собирали представителей фабрик, и на базе больших московских предприятий собирались производственные группы, совместно создающие продукты, которые, в свою очередь, проходили несколько пунктов контроля качества, в том числе и с участием специалистов-химиков. Рецепт утверждался и расходился по всей стране.
Но в каждом регионе есть свои особенности, поэтому каждый рецепт можно назвать оригинальным. Например в советские времена продукт под названием «Птичье молоко» благодаря особой рецептуре отличался по вкусу от того, что производили в центральной России (приморские конфеты изначально изготавливались на диетическом яйце и на агар-агаре, растительном аналоге желатина — Примеч. РП.). Наши сотрудники получали много наград от Министерства пищевой промышленности. Но, кроме старых добрых рецептов, конечно, есть и те, по которым делается новый ассортимент, постоянно расширяемый.
– Какой из ваших продуктов покупают сегодня лучше всего?
Директора начинают улыбаться.
– Здесь ничего не изменилось — это «Птичка». Кроме нее, набирает обороты продаж шоколад, массовым производством которого мы раньше не занимались, — продолжает Беккер. К новому году планируем угостить новым тортом, сегодня будет уже третья дегустация. Думаем, что он будет не менее вкусный, чем популярная «Мечта». Скоро запустим новое печенье.
Кроме того, с 2010 года мы занимаемся молочным производством с полным циклом: сначала это был молокозавод, а когда нас перестало удовлетворять качество сырья, мы решили организовать свою ферму. И сегодня у нас 1800 голов скота, в ближайшее время хотим догнать до трех с лишним тысяч, позже — до семи тысяч.
Новый конфетный период
В ходе «войны фантиков» фабрика приостанавливала некоторые линии производства и даже была под угрозой банкротства. В июне этого года руководство заключило с группой ГУТА мировое соглашение, по которому за незаконное использование советских брендов «Приморский кондитер» выплатил правообладателям более 6 млн рублей. На этом «война» в открытой фазе закончилась. Но появились новые проблемы.
– Зачем вы решили войти в состав территории опережающего развития «Надеждинская»?
– Нам надо строить новое производство. Фабрика у нас старая, площадь цехов не позволяет сейчас развиваться теми темпами, которые мы запланировали. Например, любая новая линия занимает порядка 120–150 метров в длину, а наши цеха размером максимум 66 метров. Технология выпуска продукции поменялась кардинально, поэтому проще построить новое производство, чем модернизировать старое.
– А региональные власти помогают?
– Знаете, здесь — лишь бы не мешали, — Аркадий Гордиян понижает голос. — И надо определиться с понятием «помогают». Власти зачастую говорят правильные вещи, для них и для нас. И, как правило, только говорят. Возьмем последнее выступление президента, где он сказал, что если на предприятие зашел какой-то контролирующий орган и проверил его, то больше туда можно никому не ходить. На деле происходит иначе. Все ранее принятые упрощения на практике оказываются совсем непростыми. Бюрократия никуда не исчезла, документов меньше не стало. А кто будет разбираться с теми, кто требует кипы разного рода бумаг? Никому не известно. Чиновники не слышат указаний сверху или не хотят слышать. Очень вяло исполняются законы и указы.
Мы уже год занимаемся оформлением земли под строительство новой фабрики в пригороде Владивостока. Не пытаемся перепрыгнуть через головы, чтобы побыстрее все сделать, а упорно и последовательно проходим те этапы, которые должны пройти. Практически на каждом шагу мы сталкиваемся с той самой бюрократией. Подписываем очередной документ, а нам говорят, что не хватает еще чего-то, и так каждый раз. Очень твердый пласт бюрократии не наверху, а внизу.
Есть случай, когда после подписания документов у мэра бумаги надолго застревали в нижестоящих коридорах. Одну территорию мы не можем оформить уже очень много лет, первый мэр, подписавший нам разрешение, был Виктор Иванович Черепков (Черепков был главой Владивостока до 1998 года — Примеч. РП.), и после него подписывали мэры. Они подписывают, а дальше бумаги протолкнуть законным путем крайне сложно, увы.
Сегодня, чтобы провести исследование выбранной территории для строительства фабрики, нам нужно заплатить 600 тыс. рублей. Ее могут не утвердить, а деньги нам уже не вернут, и поэтому мы вынуждены выбрать сразу три места, чтобы одно «стрельнуло».
– Как на вашем производстве отражаются последствия международных событий?
– В такой же степени, как и на всех остальных людях. Мы тоже потребители определенного товара, например оборудования. Совсем недавно нам пришлось в итоге заплатить за оборудование по новому курсу валют, то есть почти в два раза дороже, чем мы планировали, — говорит Александр Беккер.
***
Пока «Приморский кондитер» не построил новое производство и не переехал, он остается небольшой региональной фабрикой и вылезает из «минуса». Сейчас он опирается прежде всего на «старые добрые» рецепты и на людей. Как рассказали руководители, многие из сотрудников — более 20 лет у станка.
Пока мы разговариваем с директорами, начальник бисквитного цеха и несколько сотрудниц несут тот самый торт, который сейчас проходит дегустацию. Все женщины пережили девять руководителей «Приморского кондитера» и говорят, что им очень нравится работать сейчас.
– Мы сами очень любим свою продукцию. Особенно шоколад, трюфеля и шоколадное ассорти с жидкими ликерными начинками, — смеются сотрудницы. — Нам нельзя подрывать качество, иначе мы не сможем сказать потребителям: «Покупайте "Приморский кондитер"».
Я прошусь в цех посмотреть, как делают конфеты. Но директора меня на всякий случай не пускают. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин