Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Право на знание родителей и право на жизнь — в разных весовых категориях»

Сторонники и противники беби-боксов единодушны в одном: необходимо развивать государственную политику по поддержке материнства и семейных ценностей
Елена Коваленко
4 мин
Детский реаниматолог принимает ребенка, оставленного в краснодарском беби-боксе. Фото: Андрей Кошик / «Русская Планета»
Заявление сенатора Елены Мизулиной, внесшей на рассмотрение Госдумы законопроект о запрете беби-боксов, вызвало новый виток обсуждения щекотливой темы. У сторонников и противников «окон жизни», как еще называют беби-боксы, немало обточенных в интернет-баталиях аргументов. «Русская Планета» узнала, как к ним относятся в Краснодарском крае, где они появились первыми в России.
Беби-бокс — специальный ящик размером метр на полметра, вмонтированный в стену медицинского учреждения. Его устанавливают в безлюдном отдаленном месте, чтобы страх быть узнанной не остановил решившую оставить ребенка женщину. Как только открывается окошко и внутрь попадает малыш, включаются свет и тепло, а в детском отделении срабатывает сигнализация. Подкидыш проходит полное обследование, после которого попадает в обычную палату, откуда спустя примерно месяц его забирают органы опеки. Подобные устройства стали реальной альтернативой убийству новорожденных, которых находили в мусорных баках и выгребных ямах.
– Мы выслушали все аргументы «за» и «против» и сформировали свою позицию. Мы определенно за беби-боксы. Но только при медучреждениях. Не нужно устанавливать детские приемники при общественных или религиозных организациях. Ребенка должен принимать врач. Именно так происходит на Кубани, — рассказала «Русской Планете» секретарь Общественной палаты Краснодарского края Любовь Попова. — Я уверена: если женщина хочет избавиться от ребенка, она найдет способ сделать это. А если нежеланное дитя останется в семье, оно может подвергнуться домашнему насилию или полному пренебрежению. Так не лучше ли предоставить возможность сохранить ему жизнь и здоровье? Возможно, этот ребенок принесет счастье другой семье. На мой взгляд, беби-бокс — цивилизованная возможность отказаться от ребенка, не причиняя ему страданий.
Главврач краснодарского роддома Александр Сторожук рассказал «Русской Планете», что благодаря беби-боксу в его учреждении спасли четверых малышей. Последнего подбросили в этом апреле.
– Как только опускают новорожденного, в ординаторской и коридоре раздается сигнал: внутри беби-бокса установлена камера, и врач видит, кто оказался внутри, — пояснил медик. — В двух случаях с ребенком положили записку, указав дату рождения, всегда дети в приличном одеяльце, пеленках, опрятной одежде. Они не оставляют впечатления малышей из крайне малообеспеченных семей.
Александр Сторожук опровергает аргумент противников беби-боксов о неучтенности подкидышей — согласно утвержденному Минздравом алгоритму действий врач тут же информирует краевое министерство и муниципальное управление по вопросам семьи и детства, а также полицию.
– Не вдаваясь в юридические и этические тонкости, отмечу: лучше оставить новорожденного в беби-боксе, чем выкинуть в лесу, — комментирует главврач. — При этом никто не отменял официальную процедуру отказа от ребенка. В этом случае с матерью беседует медицинский психолог. Может быть, некоторые боятся, что их будут «обрабатывать», поэтому альтернативный механизм сохранения жизни ребенку должен иметь место.
Осенью 2011 года первые в нашей стране беби-боксы появились в Сочи, Краснодаре, Армавире и Новороссийске. За неполные пять лет благодаря им спасены 17 малышей — девять мальчиков и восемь девочек. Любопытно, но одного из крох в беби-бокс Сочи подбросили на следующий день после инаугурации президента Владимира Путина, сочтя это символичным, врачи назвали мальчика в честь главы государства. В четырех случаях новорожденные возвращены родителям: сознав ошибку, мамы доказали генетическое родство и забрали ребенка в семью.
Противников у беби-боксов немало. В частности, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов неоднократно заявлял, что «окна жизни» могут подтолкнуть мать, попавшую в трудную жизненную ситуацию, к необдуманному шагу.
Последний аргумент частично подтверждают истории из Краснодарского края — в марте 2013 года приезжая женщина оставила девочку в беби-боксе Новороссийска, но затем добилась ее возвращения. Врачи тогда пояснили, что «затмение» на мать могло найти из-за послеродовой депрессии. В начале 2014 года полуторамесячного мальчика по имени Джафар в краснодарский беби-бокс опустила студентка из Волгограда. Возлюбленный молодой мамы отказался жениться, из-за этого она решилась на роковой шаг. Уже на следующий день студентка одумалась и написала заявление о возвращении малыша, процедура с доказательством генетического родства заняла около месяца.
Противники также ссылаются на эмоциональный аргумент — мол, матери-«кукушки» и матери, убивающие новорожденных, — это разные психотипы, поэтому даже при наличии беби-боксов убийца совершит черное дело, выместив на ребенке обиды и страхи.
Главный довод сторонников — спасенные жизни. Можно бесконечно рассуждать о том, подталкивают ли беби-боксы к необдуманному поступку, влияют ли на статистику инфантицида (убийства детей. — Примеч. РП), но порядка полусотни сохраненных жизней (из них 17 на Кубани) являются веским доказательством их необходимости.
«Окно жизни» в краснодарской больнице скорой медицинской помощи. Фото: Андрей Кошик / «Руская Планета»
– Когда меня пригласили в Общественную палату России на круглый стол по защите прав новорожденных, я через соцсети опросила многодетные семьи региона об их отношении к бэби-боксам. В опросе участвовали больше тысячи человек. Они высказались — беби-боксы должны существовать как один из способов сохранения жизни ребенка, — рассказывает «Русской Планете» председатель союза многодетных семей «Кубанская семья» Светлана Недилько.
Собеседница уточнила: на круглом столе звучали и аргументы противников беби-боксов, но они ее не убедили.
– Например, говорят, что по закону ребенок обязан знать родителей. Но если мать бросила его в канаву, она что, предсмертную записку с именем оставит? А когда новорожденного положат в беби-бокс, он остается жив и получает возможность попасть в нормальную семью, — объясняет Недилько. — Право на знание своих родителей и право на жизнь — в разных весовых категориях.
При этом председатель союза многодетных семей уточнила, что государственная политика в отношении семейных ценностей и поддержки материнства требует кардинальных перемен.
В этом с ней согласна председатель краснодарского отделения Родительского всероссийского сопротивления Анастасия Шабалина, выступающая за закрытие беби-боксов.
– Они фактически не влияют на статистику по выброшенным новорожденным, а значит, не работают. С другой стороны, беби-боксы делают безнаказанным оставление ребенка, делают его чуть не благодеянием. Посмотрите на формулировку — благодаря беби-боксу мать не бросает новорожденного, а спасает ему жизнь. Произошла подмена понятий, — прокомментировала «Русской Планете» Анастасия Шабалина. — Чем больше внимания к беби-боксам, тем выше искус оставить ребенка. А материнство и воспитание детей должны вернуться в ранг почетной обязанности.
Священник Свято-Троицкого храма Краснодара протоиерей Андрей Кравченко считает, что беби-боксы не решают системно проблему с сохранением жизни новорожденных, от которых намерены отказаться родители.
– Сама по себе идея придумана, возможно, из благих побуждений, но она очень далека от того, чтобы стать фундаментом, опорной точкой для спасения жизни ребенка и заботы о матерях, попавших в трудную ситуацию. Здесь соглашусь с отцом Димитрием Смирновым и омбудсменом Астаховым — система беби-боксов не несет пользы в долгосрочном времени, она тушит даже не весь условный пожар, а единичные очаги возгорания, — пояснил «Русской Планете» отец Андрей. — С другой стороны, если уж мать решается убить дитя, если в ней настолько все внутри извращено в этот момент, она вряд ли будет через интернет искать адрес ближайший беби-бокс.
Собеседник добавил, что оставление новорожденного в «окне жизни» обезличивает саму процедуру отказа от ребенка, которая всеми народами и во все эпохи осуждалась.
–Когда женщина решилась на этот шаг, она должна прочувствовать свой отказ. Насколько я знаю, в роддомах и при женских консультациях работают психологи, которые помогают матери увидеть ситуацию с разных сторон, не замкнуться в проблеме. Из-за послеродовой депрессии или эмоционального затмения женщина может считать этот шаг оправданным, но потом всю жизнь будет о нем жалеть. И задача православного психолога — помочь ей понять это, — подытожил священник.
Уполномоченный по правам человека в Краснодарском крае Сергей Мышак рассказал «Русской Планете» что является сторонником беби-боксов.
– Активно ведется полемика, призывающая усилить профилактическую работу и принимать антикризисные меры в отношении молодых матерей. Я это поддерживаю, но одно другого не отменяет. Зачем рубить то, что работает, зачем ликвидировать то, что реально спасает жизни детей? — считает кубанский омбудсмен. — По Краснодарскому краю спасено 17 новорожденных. Последний младенец, девочка, оказался в беби-боксе 1 июня, в День защиты детей, когда в Краснодаре грохотала гроза. Лучше, когда ребенка в мусорку выкинут? Пока будем менять отношение к материнству и семейным ценностям, пусть эта система работает. Нельзя сразу ломать то, что не приносит вред. Беби-бокс никакого вреда не приносит, а положительного от него очень много.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин