Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета

Фото: страница движения «Планета Тайга» на vk.com

«Природа буквально поглотила это место»

В хабаровской тайге впервые нашли остатки двух разграбленных советских поселков геологов
Юлия Старинова
2 ноября, 2015 14:49
8 мин
Печные трубы, торчащие из-под земли, осыпавшиеся штольни, отвальные хвосты высотой в десятки метров, разрушенные дороги. Активисты движения «Планета Тайга» нашли в Хабаровском крае заброшенные поселки геологов Лунный и Снежный, где в 1950-е годы шла разработка крупнейших в стране полиметаллических и оловянных месторождений. Что осталось на их месте, поисковики рассказали «Русской планете».
Организаторы «Планеты Тайги» Андрей Дзюба и Виктор Решетников рассказывают: движение начиналось как туристическое. Краеведы изучали и снимали интересные природные уголки Хабаровского края, собирали связанные с ними легенды. А вскоре узнали и о двух поселках, которые находятся где-то посреди тайги.
– Поселок Снежный до сих пор отмечен на некоторых картах — он существовал до начала 1990-х. А Лунный совсем старенький, из него люди ушли еще в 1970-е, и его в географических картах не найти, — рассказывает Виктор Решетников. — Более того, и каких-либо исторических свидетельств, документов об этих поселках не осталось. Когда мы готовились к экспедиции, я все перерыл, но не смог отыскать даже точной даты их основания. В народе считается, что эти поселки были построены где-то между 1956–1959 годами. Освоение нескольких соседних месторождений шло такими темпами, что было не до документирования. Нашли металлы, объявили ударную комсомольскую стройку, начали врубаться в тайгу, копать, взрывать, исследовать, добывать... И рядом с геологами архивариусов, понятное дело, не было. Так что сейчас мы историю того времени собираем буквально по крупицам и в основном со слов очевидцев. Которых, к сожалению, в живых тоже не так много осталось...
Фото: страница движения «Планета Тайга» на vk.com
Фото: страница движения «Планета Тайга» на vk.com
Виктор и Андрей никогда не узнали бы о поселках, тем более не добрались бы до них, если бы не Анатолий Богданов, заслуженный геолог, проживший в поселке Снежном и отработавший на месторождении Соболином 9 лет.
– Жизнь в этих местах закипела, когда в 1955 году выдающийся геолог, лауреат Ленинской премии Олег Кабаков обнаружил здесь крупнейшие в СССР запасы олова и других металлов. Вдвоем с коллегой они изучали гранитные массивы хребта Мяо-Чан, причем дело было зимой, в январе, в страшные морозы, — рассказывает корреспонденту РП Анатолий Богданов. — И вот разыскал Кабаков эту зону с рудными запасами, доказал их объемы. Через год в эти места пошли трактора. Так началась разработка оловянного месторождения Солнечного, которое остается крупнейшим в стране до сих пор. Затем началось и строительство ГОКа. А я работал по соседству, на полиметаллическом Соболином. Там разрабатывали медь, ее вторичные соединения, вольфрам. И кварцевая жила здесь была.
Анатолий Иосифович, которому уже за 80 лет, отправился в экспедицию вместе с участниками «Планеты Тайги». Сначала искали даже не сами поселки, а дорогу до них. Снежный и Лунный считаются местами удаленными и труднодоступными, хотя по карте до Снежного от Комсомольска-на-Амуре не больше 100 км. Даже на эмчеэсовских «Уралах» преодолевать это расстояние пришлось больше 10 часов.
– Все заросло, дороги разрушены. Малейшая непогода, и они становятся непроходимыми. А ведь когда в поселках жили люди, туда из Комсомольска ходил автобус «ПАЗ». По-моему, со стороны водителя это был настоящий героизм. Да и со стороны его пассажиров тоже. Анатолий Иосифович нам рассказывал, что иной раз зимой приходилось всю ночь этот автобус толкать, чтобы просто с места сдвинуть, — рассказывает Андрей Дзюба.
И в конце концов, оба населенных пункта нашлись. От Снежного еще остались полуразрушенные здания, правда, соседние речки и ручья разнесли деревню почти подчистую, а мародеры так же подчистую растащили все, что плохо лежало. А Лунный вообще представляет собой сплошные заросли.
– Мы идем по тайге, и вдруг Анатолий Иосифович говорит нам: здесь! — вспоминает Решетников. — Мы удивились: вокруг нас чаща лесная. Потом стали приглядываться: труба из-под земли торчит. Вскоре печку нашли здоровенную — на ней, видимо, на весь поселок готовили. Заметили обвалившийся погреб. Сорок лет прошло, и природа буквально поглотила место, где жили и работали люди.
Участники экспедиции увидели прорубленный в горе тоннель длиной около 20 км, связывающий поселки Горный и Солнечный: в одном руду добывали, в другом перерабатывали, а тоннель должен был сократить время на ее перевозку. А также заброшенные штольни, уникальные как по своему наклону, так и по глубине 200–300 метров. Огромные, высотой с 30-этажный дом, отвальные хвосты, перегородившие ручьи, и хвостохранилища, напоминающие лунную пустыню.
А поблизости от Снежного Анатолий Иосифович в полуразрушенном сооружении узнал камеральное помещение, где геологи составляли свои документы.
– У нас работали семеро геологов, десять техников-геологов, несколько буровых бригад. Жили в Снежном и их семьи — всего население поселка было человек двести, — вспоминает Богданов. — Жили ясно как: бараки, дровяное отопление, удобства на улице. Поселок называли Снежным, потому что здесь не редкостью были так называемые снежные удары, после которых люди оказывались напрочь отрезанными и от внешнего мира, и от электричества, а мы, геологи, если в то время находились в тайге — то и от поселка тоже. В таких случаях с бульдозерами и грузовиками и дороги чистили, и линии электропередач восстанавливали, и нас в лесу разыскивали. Кстати, от снежного напора страдали не только люди, но и деревья: ели здесь все как одна под углом 45 градусов растут. Последствия навалившихся снегов.
Фото: страница движения «Планета Тайга» на vk.com
Фото: страница движения «Планета Тайга» на vk.com
И ведь при всем том, вспоминает Богданов, жизнь в поселке кипела. Рождались дети, для них построили садик. В Снежном был собственный клуб, в котором отмечали праздники, проводили утренники для детей, концерты своих же, «геологических» творческих коллективов.
– Меня, человека относительно молодого, это просто поражает: люди жили абсолютно автономно, фактически изолированно от внешнего мира, и в то же время такой полной, насыщенной жизнью, — говорит Виктор Решетников. — Я сейчас общаюсь с людьми, которые Снежный еще застали, и все в один голос говорят, что с радостью вернулись бы в то время и в те места. Это было не только профессиональное, но и, можно сказать, духовное единение.
Сейчас вернуться в те места вряд ли у кого-то получится. Поселок Снежный прекратил существование в начале 1990-х. Но, в отличие от Лунного, не потому что запасы месторождения Соболиного иссякли — они еще велики, их хватит не на одно десятилетие. Причиной стал постсоветский экономический упадок. Из-за него же фактически не работает и Солнечный ГОК. Да и вся оловодобывающая отрасль в России находится сейчас в застое, несмотря на то, что наша страна по запасам олова — первая в мире. Региональные и федеральные власти время от времени обещают возродить работы на Соболином и перезапустить Солнечный, но пока эти планы не осуществились.
– В этом году отмечалось 60-летие начала освоения крупнейших рудных месторождений Хабаровского края, но память их первооткрывателя, Олега Кабакова, до сих пор никак не увековечена. Ни в одном ныне действующем поселке и ни в одном предприятии даже мемориальной доски нет, — говорит Виктор Решетников. — Так что историю местной геологии, видимо, предстоит воссоздавать нам. Сейчас мы собираемся в новую экспедицию, и Анатолий Иосифович Богданов пообещал, что отправится в нее с нами. 
Поделиться
ТЕГИ
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ