Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Сокращенные истории

«Русская планета» составила портрет магнитогорского безработного
Елена Коваленко
6 мин
Фото: Елена Пальм/Интерпресс/ТАСС
В Магнитогорске на учете в Центре занятости населения состоит 2 тыс. 962 человека, рост безработицы за первый квартал составил 11,7%. По данным центра, среди них треть составляет молодежь — люди от 16 до 29 лет. Причиной, по которой растет число обращений в ЦЗН, стали сокращения на городских предприятиях — с начала 2015 года заявления о предстоящем увольнении сотрудников подали 32 организации. В то же время более чем на 10% уменьшилось количество вакансий, предоставляемых соискателям работодателями через центр занятости.
Летняя ярмарка вакансий прошла 18 июня в магнитогорском Дворце им. Ромазана. Свои вакансии для безработных горожан предложили 20 предприятий и организаций. Корреспондент «Русской планеты» тоже посетил мероприятие и узнал, кто сегодня в Магнитогорске ищет работу.
– Рассказать о себе могу, почему нет, — кивает полный молодой человек, одетый в яркую футболку с ядовито-зелеными полосками. — Только, если можно, без фотографий и без фамилии. А то у нас, сами понимаете, город небольшой, и как-то не хочется, чтобы кто-нибудь увидел и узнал меня.
– Может быть, хотя бы имя назовете?
– Зовут меня… Константин, — парень при этом задумчиво смотрит вдаль, и создается такое ощущение, что имя себе он только что придумал. — Я айтишник, пришел сюда искать работу, потому что меня сократили на предприятии.
У Константина за плечами учеба в Магнитогорском государственном техническом университете, а в трудовой книжке — целый ряд должностей. В основном, он работал на должности инженера или сисадмина в разного рода компаниях. К 25 годам несколько раз был уволен, несколько раз увольнялся сам. Говорит, что иногда проще уйти, чем вступать в бесконечные конфликты. Честно признается, что порой увольняли заслуженно — за допущенные ошибки.
Последнее предприятие, на котором работал Константин, это одна из структур Магнитогорского металлургического комбината. Там он был инженером, занимался сетями и компьютерами, пока в феврале ему не принесли уведомление о сокращении. С тех пор поиск новой работы — главное, на что он тратит свое время.
– Ищу самыми разными способами. И на сайтах объявлений, и в газетах, и в социальных сетях. Проблема в том, что часто попадаются мошенники. Предлагают сначала заплатить деньги, приобрести какие-нибудь материалы. Один адрес я уже наизусть выучил, как только вижу его в объявлениях, сразу понимаю, туда ехать не надо, — улыбается он.
На ярмарку вакансий Константин особых надежд не возлагает. За 15 минут он успел пробежаться по всем столикам, за которыми сидят работодатели, и убедиться в том, что особо здесь ловить нечего. Главная проблема — низкая зарплата. В предложенных вакансиях редко попадается что-то выше 10 тыс. рублей, а он ищет работу с зарплатой минимум в 25 тыс.
– Я сюда только для очистки совести зашел. Откровенно говоря, мне ничего здесь не подходит. Работодатели жадные. Можно я буду прямо говорить? Они ставят минимально возможные зарплаты и ждут, что человек пойдет к ним работать за копейки. И людям приходится идти, потому что нормальные места с нормальной зарплатой заняты блатными, которых никуда не подвинешь.
Константин замечает, что отсутствие работы вгоняет в депрессию.
– Безработица вредна тем, что у тебя опускаются руки, ты перестаешь заниматься собой. Проще говоря, тупеешь. Да и физически тоже сплошные минусы — сидишь на диване и пузо растишь.
Павел без работы еще с прошлого года. Уточнять, когда именно его сократили, он не хочет. Работал продавцом в сетевом продуктовом магазине «Семья», пока руководство не объявило, что точка закрывается. Помещение выкупила конкурирующая сеть «Пятерочка», но туда не взяли никого из «Семьи» — пришли свои кассиры. С тех пор для Павла настали тяжелые времена. Месяц за месяцем он искал работу, несколько раз ездил на собеседования, но пока не нашел ничего подходящего.
– У меня проблема в том, что нет никакого опыта работы, кроме продавца. А на опыт сейчас очень смотрят, — говорит он.
– А образование у вас есть?
– Даже два! Одно средне-специальное и еще одно высшее. Филиал челябинского вуза заканчивал. Потом пошел работать продавцом, а потом мой магазин закрылся. Вот такая короткая у меня история.
Павел без работы еще с прошлого года. Фото: Ренарт Фасхутдинов // «Русская планета»
Павел без работы еще с прошлого года. Фото: Ренарт Фасхутдинов // «Русская планета»
Выжить в трудной ситуации пока помогают семья и друзья. Но чем больше проходит времени, тем неприятнее целиком полагаться на них. На вопрос, какую работу и с какой зарплатой он ищет, Павел невесело усмехается: любую! Будет предложение на десять тысяч — хорошо. Будет меньше — тоже пойдет.
– Я вот прошелся сейчас по работодателям, посмотрел вакансии. Вроде бы нашел подходящую — кассир в боулинг-центре. Сегодня же позвоню и поеду, если позовут. Очень надеюсь, что возьмут!
У Юлии Федоровны летняя ярмарка вакансий оставила только разочарование. Буквально с первых секунд она начинает жаловаться на скрытных работодателей:
– Что это такое, ничего от них не добьешься! Спрашиваю прямо: какую зарплату вы мне предлагаете. А они говорят: давайте вы к нам подъедете, обсудим подробности. Хватит, наездилась уже! Всегда, когда не отвечают сразу, значит, зарплата низкая!
Без работы она с прошлого декабря. Работала инженером связи в «Ростелекоме». Причем редкий случай — по призванию! Целенаправленно поехала в юности учиться этой специальности в Воронеж, потом вернулась в родной город с твердым намерением стать связистом. Все сложилось удачно — довольно быстро она заняла должность, о которой мечтала, и с удовольствием проработала на ней 23 года. А в прошлом году эта счастливая история закончилась сокращением. Говорит, во всем виноваты новые информационные технологии. Последние инновации позволяют с тем же объемом обязанностей управляться гораздо меньшему количеству человек. Поэтому часть сотрудников, в основном, тех, кто постарше, сократили.
Теперь Юлия Федоровна неожиданно столкнулась с тем, что долгий срок ее спокойной и стабильной работы на одном месте стал препятствием для дальнейшего трудоустройства.
– Мне так и говорят: у вас слишком большой стаж на одном месте! — возмущается она.
– А это проблема?
– Оказывается, да, проблема! Почему-то сейчас считается, что у человека должна быть серия работ. Везде мне дают заполнять анкеты, а там написано: укажите три своих последних места работы. А у меня оно одно за всю жизнь! Когда я об этом говорю, на меня сразу косо смотрят и начинают выпроваживать.
Вместе с Юлией Федоровной работу ищет и ее муж — военный пенсионер, вышел в отставку в 39 лет. Пока они вдвоем живут на его пенсию. А есть еще мама-инвалид, которой надо помогать. Плюс дочка-отличница, которая учится сразу в двух школах — одна специализированная. Если бы не это, может быть, и махнули бы на все рукой, попробовали бы счастья в другом городе. Мысли такие были. Но семья держит крепко.
– У меня для Магнитки профессия самая обычная — сталевар. Работал понятно где. Ну а недавно сократили. Не меня одного — сейчас там от всех пенсионеров избавляются. А я на самом деле уже давно на пенсии, просто продолжал работать. Жалко, конечно, было уходить оттуда. Зарплата на комбинате очень приличная, теперь мне такой и близко не увидеть.
Дмитрия уволили в мае. Сразу же он зарегистрировался в Центре занятости населения. Заодно там и узнал, что планируется ярмарка вакансий. Опытным соискателем его пока не назовешь — всего месяц на рынке труда. Но уже есть неприятные открытия — в городе даже на рабочие специальности устроиться некуда.
В Магнитке Дмитрий прожил всю жизнь. Фото: Ренарт Фасхутдинов // «Русская планета»
В Магнитке Дмитрий прожил всю жизнь. Фото: Ренарт Фасхутдинов // «Русская планета»
– Я покупаю газету «Из рук в руки» с объявлениями, смотрю везде, какие есть вакансии. Вроде бы что-то предлагают, но все не то. В Центре занятости, например, дали мне вакансию менеджера, говорят, съездите, побеседуйте. А какой из меня менеджер, что смеяться-то! — Бывший сталевар весело мне подмигивает. — Я хотел бы слесарем устроиться, но не берут. Причем знаю, что есть хорошие места, но без блата туда не попадешь.
– Вы, кстати, не первый мне сегодня об этом говорите.
– Потому что оно так и есть. Не я один с этим сталкиваюсь, мои знакомые тоже.
В Магнитке Дмитрий прожил всю жизнь. Закончил училище, получил средне-специальное образование. Радовался в свое время, попав на комбинат. Не из-за высокой зарплаты — тогда это было не столь важно. Вдохновляло то, что попал на легендарный ММК — фразу про каждый второй танк и третий снаряд из магнитогорской стали в его детстве знал каждый мальчишка. На родное предприятие не обижается.
– Хотя, может быть, это потому что я безработным-то, считай, еще не был. Ну, ничего, вы вот про меня напишете и мне обязательно повезет с работой. Точно ведь?
– Общий портрет типичного безработного дать очень трудно, — говорит Анна Шарипова, специалист по связям с общественностью магнитогорского Центра занятости населения. — Для того, чтобы его составить, требуется провести огромную предварительную работу, проанализировать все данные, которые мы собираем. И все равно уже через несколько месяцев он устареет, потому что ситуация на рынке труда меняется быстро, буквально каждый квартал. В феврале, например, к нам приходило примерно равное количество мужчин и женщин, а сейчас поток женщин резко вырос. Не берусь объяснить, с чем это связано. Возможно, мужчинам в теплое время года легче найти подработку, заняться ручным трудом.
Психолог Любовь Байбурдина рисует свой портрет магнитогорского безработного:
– Еще недавно понятие «безработный» было асоциальным, в представлении общества такой человек был неблагополучным лентяем и неудачником. Сейчас же ситуация в корне изменилась. Есть, конечно, контингент, не желающий работать, но все больше в Центр занятости обращаются люди с высшим образованием, настоящие профессионалы, которые хотят и могут работать, но оказались невостребованными. Так, в бюджетной сфере после массовых сокращений педагоги, психологи, логопеды, специалисты по социальной работе вынуждены получить статус безработных. Возможности трудоустройства крайне ограничены, подходящих вакансий или нет или предоставляются рабочие места с заработной платой в 6-8 тысяч рублей.
Многие находятся в стрессовой ситуации из-за потери работы, считает Любовь Байбурдина.  По ее мнению, из-за страха вообще не найти работу у горожан происходит снижение самооценки, человек чувствует себя ненужным. В то же время есть довольно большой процент мобильных людей, которые легко переучиваются, осваивают новые специальности.
– Они понимают, что нужно продолжать жить и работать, и начинают частную деятельность по своей специальности. Занимаются репетиторством или совершенно кардинально меняют направленность. Педагог, например, учится печь торты, дает объявление и принимает заказы от населения. Важно понимать, что безработица — одна из современных тенденций в обществе, поэтому нужно быть готовыми действовать в изменившейся жизненной ситуации и не опускать рук, — заключает Любовь Байбурдина.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин