Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«По-моему, я миллионер!»

«Русская планета» провела один день с сельским механизатором
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Алина Шарафутдинова
Аграрии Татарстана уже заканчивают весенний сев. Корреспондент «Русской планеты» провела один день с трактористом на пашне и узнала, как живут современные ударники труда и почему сельские профессии всегда будут в почете.
Арский район находится в полутора часах езды от миллионной Казани. Минуя поля одуванчиков, заезжаю в деревню Старый Яваш. Никакой общественный транспорт здесь не предусмотрен и добраться можно только на машине с высоким клиренсом. В когда-то процветавшем селе сегодня только 60 дворов и чуть больше 200 жителей. Неудивительно, что большинство из них ездят работать в Казань: вакансии тут могут предложить только в маленькой школе для начальных классов и на ферме. Но и они заняты.
– Вы как на поле поедете? — механизатор с 21-летним стажем Данил Рахимов встречает меня возле административного здания управления агрофирмы. — Со мной на тракторе?
Утро в старом Яваше начинается в 4:00. 5–6 мужиков, закончив с домашними делами, собрались около управления: ждут «разнарядку» на сегодня.
На входе в здание цветы, но благоухания не заметишь: рядом коровник. Прожевывая сено, упитанные телята с номерами и бирками в ушах внимательно наблюдают за происходящим.
Ожидая приезда агронома, Данил Рахимов обсуждает с председателем рабочие планы в небольшой комнатушке. На лице последствия праздника: вчера Рахимов отмечал рождение внучки. На нем голубая синтетическая футболка, спортивные штаны, спецовка и сланцы.
Тракторист — почти единственный сельский работник, который может обходиться без резиновых сапог и галош.
– Я же всегда за рулем, — говорит Данил, — земли не касаюсь почти.
К 6:00 на старой «Ниве» агронома едем в поле. Рядом с березовой посадкой остановился огромный бельгийский трактор, на котором вот уже 8 лет трудятся поочередно Данил Рахимов и его сын Рамиль.
– Сын на нем с 18 до 6, а я днем, — говорит Рахимов, потягивая свою сигарету. — Весной пашем землю, летом я на «касемсоте» (К-700 — советский колесный трактор. — Примеч. РП.) тружусь над заготовкой силоса.
Проводив глазами «Ниву», увозящую агронома и сына Рамиля, Данил взбирается в кабину трактора. Рев огромной махины окончательно прогоняет сон. Рабочий день начался.
Трактор Рахимова может выполнять прямой посев. Это означает, что техника будет сеять рапс без предшествующих мероприятий по обработке почвы. Другими словами, трактор вспахивает почву, сеет зерно и удобряет одновременно.
Стальному «пахарю» нипочем бездорожье и ухабы. Техника оставляет за собой черную полосу вспаханной плодородной почвы.
– За сутки нам с сыном нужно посеять 100 гектаров земли, — перекрикивая шум, комментирует Рахимов. — А при дисковании (рыхление почвы с ее частичным оборачиванием для уничтожения сорняков, измельчения дернины, улучшения качества последующей вспашки. — Примеч. РП.) нужно выполнить норму 180 гектаров на двоих.
Выполняя однообразную работу, любуясь поднимающимся все выше солнцем, Рахимов работает до 11 часов. Именно тогда специально для него в поле из столовой привозят обед. В меню сегодня борщ, гуляш и компот.
– Айдате сюда, в тенек, — осторожно удерживая несколько тарелок в руках, механизатор останавливается возле берез и присаживается на свежую траву. — Давайте и вас угощу.
– Не могу я без поля, — говорит он. — С ноября до марта я работаю на ферме, потому что на селе работы другой нет. Нам выплачивают по 6 тысяч рублей в месяц, чтобы мы от безработицы не уехали в город. Как только почую запах весны, так душа просится. Вот уже 21 год с землей работаю. И родители у меня на селе трудились.
Каждые 20 дней отец с сыном меняются сменами: сын трудится в дневную смену, а Данил — в ночную. «Вечером и ночью намного легче работать, — говорит механизатор. — Жара спадает, а земля отдает неповторимый свежий аромат, как после дождя».
Снова направляемся к трактору. Перепрыгивая через влажную почву с кишащими червями, стараюсь ступать по следам тракториста. Грохочущий трактор медленно ползет вперед.
– Недавно сеяли ячмень, — продолжает Данил Рахимов. — Летом сеять не будем. Осенью озимые культуры — рожь и пшеницу.
В деревне Старый Яваш, как и практически во всех деревнях России, мало молодежи.
– Раньше к механизаторам относились как к отбросам общества, сейчас ситуация меняется. В трактористы никто не идет, и поэтому власти стараются достойно оплачивать наш труд. За один весенний месяц я получаю около 80 тысяч рублей. По-моему, я миллионер (смеется). Как считаете, это мало? — говорит Данил Рахимов, выпрыгивая и закуривая.
– А выходные у вас бывают? — стараюсь перекричать технику.
– Нет, — недоуменно улыбаясь, вытирает пот со лба Рахимов. — В 18:00 меня сменит сын, я посплю и снова приду утром сюда.
Немного подумав, добавляет, что в свободные часы ходит на рыбалку.
– Один летний день зиму кормит. Работы много: посеять, заготовить, убрать, подготовить к зиме, — говорит он.
Посвятив два десятка своей жизни полю, Данил Рахимов не раз удостаивался звания «Батыр сева».
К 16:00 Данилу привозят ужин. Перекусывая, тракторист рассказывает о семье:
– Жена у меня на инвалидности дома сидит. Старшая дочь в Казани живет и работает, младшая — абитуриентка, в училище хочет поступать. Сыну 24. Недавно дочь у него родилась. Ему работа в поле надоела, не раз просился отпустить в город. Каждый год его уговариваю еще немного поработать. Молодым такая тяжелая работа не нравится. Хочется легче деньги получать.
По мнению Данила Рахимова, сельская молодежь не задерживается в деревнях также из-за нехватки жилья:
– Вместо того, чтобы строить новые дома на селе, их возводят в городах. А чем будут питаться в будущем, когда мы умрем? Хлеб растить некому будет! А это, между прочим, святое дело, — улыбается Данил, провожая меня после смены.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин