Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Александр Паненко. Фото из его личного архива

«Наше сражение за память павших продолжается»

Поисковик Александр Паненко рассказал, почему он помогает людям искать погибших родственников

Екатерина Филиппович
12 мая, 2015 16:34
9 мин
«Русская планета» побеседовала с подполковником Александром Паненко, который занимается поиском солдат, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны.
– Историей я начал интересоваться со школьной скамьи, — рассказывает Паненко. — У меня дома хранится множество фотографий родственников дореволюционного, довоенного и военного периодов. Поступив на исторический факультет Ставропольского государственного педагогического института, старался глубже изучить некоторые факты Второй мировой войны. В то время у меня возникла мысль создать летопись своей семьи, начиная от Первой мировой войны и до настоящего времени.
Мечту о родовом древе Александр  начал воплощать во время работы в полиции.
– Мой прапрадед Емельян Федорович Барабаш принимал участие в Первой мировой войне, проходил службу на Кавказском фронте, — продолжает он. — Мой дед Александр Абрамович Паненко прошел Великую Отечественную с 1941 по 1945 год, а брат деда, Андрей, был призван на фронт из села Петровского (ныне город Светлоград — Примеч. авт.) и в 1942 году пропал без вести.
Александр писал в архивы Москвы, Подольска, Санкт-Петербурга. Ему приходил один ответ — установить точное место захоронения нельзя. Уже позже, когда появился доступ к интернету, выяснилось, что следы родственника теряются на Украине, в районе города Славянска Донецкой области.
– Я планировал поехать туда, чтобы окончательно все выяснить, но, увы, сейчас это невозможно. Как раз тогда шло рассекречивание архивов, я стал изучать отчеты на сайтах, типа memorial.ru. Стало понятно, что огромное количество пропавших без вести солдат на самом деле попали в плен. И тогда я начал делать выборки по открытым данным на www.memorial.ru и www.soldat.ru чтобы узнать больше о земляках-ставропольчанах, призванных на фронт.
Его работа вылилась в заметки в районных газетах — писал о солдатах, судьбы которых ему удалось проследить. В статьях он оставлял свой номер телефона, люди стали ему звонить и просить отыскать их родственников. Так он помог более чем полутора сотням семей.
Паненко много лет прослужил в МВД, надеется, с выходом на пенсию появится больше времени для поиска. Более трех лет он работает с электронным банком документов «Подвиг народа». На нем изучает информацию по все еще не выданным орденам и медалям.
На встрече со школьникам. Фото из архива Александра Паненко
– Часть наград периода Великой Отечественной войны до сих пор не вручена. Я обращался в Министерство обороны с просьбой предоставить данные по Ставропольскому краю. Я бы приложил все усилия, чтобы найти родственников этих людей. Но мне ответили, что поделиться такой информацией не могут.
– Это те награды, которые не вручены посмертно?
– Не только. Бывало, что солдат попадал в госпиталь, а потом переводился в другую часть, и медаль оставалась неврученной. Можете себе представить, 70 лет награды лежат и ждут хозяев, которых давно на свете нет.
– С какими проблемами приходится сталкиваться в процессе поиска?
– В архивах множество ошибок в написании фамилий, поэтому надо проверять разные варианты, и смотреть, какой совпадает. Ведь каждому советскому воину выдавался солдатский медальон, такой маленький футлярчик в форме патрона, в нем лежал листок с данными — ФИО, откуда родом, члены семьи. Когда на местах боев раскапывают братские могилы, сразу смотрят на медальоны — читается ли текст в них. Если да, то еще одна фамилия больше не числится в списках без вести пропавших. Но, к сожалению, чернила не выдерживают времени и очень редко сохраняются. Немцы же носили номерные жетоны, которые разламывались напополам. При захоронении один из них отправлялся в канцелярию, а другой оставался на теле. Плюс у нас многие не торопились заполнять лист для медальона — боялись, что так приблизят смерть.
– Часто к вам приходят с просьбами отыскать пропавших?
– Кто-то звонит и просит найти данные о дедушке, кто-то рассказывает, как своих родственников обнаружил. Пожилые люди, в основном, пишут письма. Конечно, хочется помочь всем, но особенно сложно работать по периоду начала Великой Отечественной войны, когда была неразбериха с учетом. Многие призванные на фронт из Ставропольского края попали на киевское направление и сгинули в киевском котле. Кстати, в марте украинские поисковики нашли и привезли для перезахоронения в Ипатовский район останки бойцов-ставропольчан, погибших там в 1941 году.
Недавно заработал сайт совместного проекта Германии и России с местами захоронений советских жертв войны. В настоящий момент в базу внесена информация о 4101 месте, где находятся могилы.
– Данные на этом сайте — по захоронениям на всей территории Германии, — говорит Паненко. — С его помощью я продолжаю собирать информацию по военнопленным, ищу следы своих земляков. Некоторые из них бежали, были замучены.
– Это информация из одного архива?
– Знаете, чтобы найти ответ хотя бы на один вопрос, нужно изучить сразу несколько источников. К счастью, сейчас большинство из них представлено в интернете. Я советуюсь с коллегами, поддерживаю хорошие отношения с людьми, которые занимаются поиском в Москве, Санкт-Петербурге, Казани. Они во многом помогают. Ни в коем случае нельзя давать неуточненную информацию — в сети пишут разное, но во всем, что касается войны, искажения недопустимы. Во время своих исследований я все тщательно перепроверяю, чтобы не закрались ошибки.
– И все-таки, лично для вас что значит поисковая работа?
– Вы знаете, это очень важная часть моей жизни. В память о героическом прошлом нашей страны, я хочу помочь многим людям, которые не имеют никакой информации о своих родственниках, не вернувшихся с войны. Я считаю это своим долгом. Когда ко мне приезжает бабушка, а я нахожу информацию об ее отце, которого она не видела с рождения, или когда люди видят фотографии пропавших прадедов — ради таких минут я занимаюсь всем этим.
В практике Паненко был такой случай, солдат попал в фашистский плен, а при нем был снимок жены с ребенком, он тоже попал в личное дело. Спустя много лет исследователь наткнулся на него в архиве. Карточка была приколота к личному делу и отсканирована вместе с ним.
С воспитанниками детского дома. Фото из архива Александра Паненко
– После того, как люди узнают о судьбе своих героев, что они делают?
– Был такой пример. В Волгограде в раскопанном блиндаже поисковики нашли тело солдата из Кабардино-Балкарии, я написал в нальчикские газеты, ко мне в Изобильный приехали его внуки и сразу же поехали в Волгоград. И таких случаев много. Как правило, те, кто обращается ко мне, стремятся посетить место гибели родственника.
В волгоградской земле покоится и дядя матери Паненко. Кирилл Сергеевич Горбатенко погиб 6 сентября 1942 года. Александр узнал, что погиб он, защищая село Ивановка, и добился того, чтобы память о нем была увековечена на местном мемориале воинской славы.
– Правда, ради трех строчек на гранитной плите пришлось идти к губернатору области. Только после того, как я написал письмо на его официальный сайт, к просьбе прислушались.
– Есть ли у вас истории, которые запомнились особо?
– Однажды меня попросили отыскать в архивах солдата по имени Филипп Лубинец. Я выяснил, что он воевал на киевском направлении, попал в плен и был отправлен в лагерь в Польшу. Плененный, он категорически отказывался работать на немцев. Превратился в живой скелет буквально за месяц. Каждое утро он выходил к колючей проволоке и смотрел на восток. Лубинец умер, глядя в сторону родины.
– А при желании поиском может заняться человек без профильного образования?
– Сейчас очень много информации в интернете на тематических сайтах типа www.soldat.ru есть целые разделы, посвященные советам по самостоятельному поиску. Самое главное — иметь желание.
– На Ставрополье много таких энтузиастов?
– Поисковое движение очень активно расширяется, я замечаю, что появляется все больше людей, заинтересованных, в том, чтобы помогать открывать неизвестные страницы истории. С каждой крупицей информации перед нами вырастает новый пласт для изучения, особенно с учетом того, что раньше многие источники были засекречены. Суворов говорил, война не закончилась, пока не похоронен последний солдат. Поэтому наше сражение за память павших продолжается.
Поделиться
ТЕГИ
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ