Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Голос из тесноты

Корреспондент РП проехал на междуреченской электричке, в которой сократили количество вагонов
Елена Коваленко
5 мин
Фото: Павел Лавров / «Русская планета»
Электропоезд Междуреченск-Бискамжа-Междуреченск курсирует ежедневно. На этой ветке, соединяющей Кузбасс и Хакассию — это самый удобный, популярный и практически безальтернативный вид пассажирского транспорта. Пассажирский поезд на Абакан — не в счет, поскольку он останавливается только на крупных станциях, проскакивая небольшие населенные пункты. Спрос на перевозки явно превышает предложение.
Туда: на старт, внимание…
Курить на перроне нельзя. Мужики в камуфляже делают вид, что курят «тайком», пряча табак в кулаке. Наряд полиции делает вид, что не замечает мелких нарушений. На курильщиков ворчат только женщины из самых бойких. Народу на перроне — и без дыма не вздохнуть. Две сотни человек только что сошли из новокузнецкой ночной электрички. Для них тут — пересадка. Еще полторы сотни — местные, междуреченские. Всем надо туда — в сторону Хакассии. Электричка раз в день. Попадут ли сегодня эти люди на свою станцию, зависит от того, удастся ли им взять штурмом вагон.
– В прошлый раз ехал — народу так еще и больше было, — задумчиво обсуждают происходящее два рыбака в свернутых ниже колен болотных сапогах. — Слет какой-то спортивный был. Толпа детей в электричку так и не села. Не вошли. По телевизору потом сказали — больше 200 человек на перроне остались.
– Причем с билетами, — кивает второй в ответ.
– А те, кто позже сесть хотел — на Городской, на Депо — вообще не вошли, — подхватывает незнакомая девушка. — Двери открываются, а из тамбура народ и так чуть не вываливается. Кого там — из форточек люди торчали.
Знакомо свистнуло вдали. В ожидании поезда толпа качнулась к рельсам и напряженно замерла.
– Твою дивизию! — вытягивая тощую шею, ругнулся юноша в очках. — Сегодня четыре только!
– Четыре вагона! — эхом отозвалось по рядам.
– Да это безобразие! Что ж это делается, товарищи! — с нотками зарождающегося скандала голосит пожилая дачница с брезентовым рюкзаком за плечами. Ей не отвечают.
Двери электропоезда расходятся с тихим шипением, но для толпы это — как сигнал стартового пистолета.
– Поберегись! — молодецки вздымает над головой горный велосипед двухметровый великан, наступая на ряды впереди стоящих. Ряды нехотя подаются в стороны, пропуская.
– Ребенка мне не задавите! — кричит молодой отец, поддерживая за плечи девочку лет девяти.
– Папа! — в ужасе кричит та, когда тяжелыми рюкзаками их начинают оттирать друг от друга. Отец делает усилие, отпихивает всей массой соседа и успевает практически забросить ребенка в проем тамбура.
– Тут, главное, уцепиться за поручень, — сдавленно комментирует молчаливую борьбу парень лет 20, просовывая руку в вагон. — А там подтянемся. Дедушка, вы поднимаетесь?
– Не пихай! Не пихай, собака! — замахивается костылем пенсионер на лезущего вперед молодого человека.
– И эти люди не могут сидеть на лавочках в поликлинике! — язвит в ответ малолетний хам.
Внутри вагона алгоритм действий прост: увидеть свободное место, добежать до него первым.
– Занято здесь, я тебе говорю! — кричит парень, не снявши рюкзака, развалившийся в полный рост на вагонной лавочке. — Пятеро нас тут поедет! Ясно тебе? Пятеро!
Парня пытаются спихнуть с сидений, но он цепко впился в доски руками, а ноги упер в противоположное сидение. Судя по агрессии того, кто пытается прогнать парня, назревает мордобой.
– Спокойно! Он нам занял! — подходят к лавочке спутники отчаянного. Их и впрямь поедет пятеро на трехместной лавке: три взрослых мужика возьмут на коленки девушек. Накал страстей как-то сразу спадает. — Молодец, Серега, не отступил, — хвалят самого юркого, который стойко держал свободные места для своих.
Фото: Павел Лавров / «Русская планета»
Фото: Павел Лавров / «Русская планета»
В середине вагона слаженно действует группа туристов. Два парня загораживают вход в «купе» между двумя лавочками, еще двое — втаскивают через окно рюкзаки, которые им подают оставшиеся на перроне товарищи. Рюкзаки большие, влезают с трудом. Последними — так же, через узкую вагонную форточку — карабкаются оставшиеся члены группы. Единственная в этой компании девушка повизгивает, когда ее вносят в вагон на руках.
– Ребята, у вас в рюкзаках нет ничего хрупкого или мнущегося? – интересуются те, кто зашел в числе последних. Все багажные полки уже заняты: рюкзаками, ведрами, сумками, коробками уставлены все проходы. В торцах вагона громоздятся башни из рюкзаков.
– Нормально, не помнешь. Складывай, — кивают им. Рюкзаки ложатся поверх прочей поклажи «третьим ярусом». — Только придерживай, чтобы не скатилось ни на кого.
Это особенность электрички Междуреченск-Бискамжа: практически все станции, расположенные по ее маршруту — глухие таежные поселки. И автомобильных дорог туда нет. Любой, кто едет в поезде — с грузом. Охотники, рыбаки, туристы, альпинисты, сборщики дикоросов, геологи, путейцы железной дороги. А такое количество багажа в вагоне тоже надо умудриться разместить. Даже дачники, которые едут сравнительно недалеко, стараются прихватить с собою максимум.
Осторожно, двери не откроются
… Первые двадцать минут пути — самые нервные. Электричка делает несколько остановок в городе и пригородах. Там штурм вагона повторяется, как под копирку — стараются подняться новые пассажиры.
– Граждане, а давайте немного схитрим? — предлагает товарищам по несчастью едущий в тамбуре парень. Тут тесно даже стоять, а через окошко видно, что на перроне станции «Городская» столпились люди, которые сейчас попытаются зайти в вагон. — Только вы никому об этом не говорите, пожалуйста.
Парень протягивает к двери руку и трехгранным железнодорожным ключом блокирует дверь электрички. Когда поезд останавливается, к двери бросается толпа, но дверь остается закрытой. Люди на перроне в панике бросаются к соседним тамбурам.
– И откуда у тебя ключик, родной? — вкрадчиво интересуется пожилой дядя, утирающий платочком пот с обширной лысины.
– Ну, мало ли где я работаю. А представь, сюда к нам ну хотя бы еще два человека втиснется? Я вот — и так на одной ноге стою.
Поезд трогается, и парень снова открывает замок. Дальше — только многокилометровые перегоны через тайгу и глухие полустанки. Люди будут выходить. Теснее уже не станет…
…– Папа, мне плохо совсем, — хнычет девочка, согнувшись в три погибели на ступеньках внутри тамбура. — Тут очень душно!
– Снимай майку, — очень спокойно, без суеты говорит отец, дотягиваясь до рюкзака. Из-под клапана баула появляется бутылка воды. — Пей.
Ребенок пьет, отец девочки наливает на майку минералки, отжимает ее, натягивает мокрую одежду на свою дочь. Заключительным штрихом просит ее зажмуриться и бережно поливает ей голову. Пена шипит на косичках.
– Дыши очень глубоко и спокойно. Сейчас всё пройдет.
Наблюдающий за манипуляциями мужчина самого уголовного вида вдруг резко разворачивается к дверям между вагонами и толстыми татуированными руками раздвигает стоящих там людей. Открывает двери.
– Расступитесь, — басовито рокочет жмущимся друг к другу людям. — Не видите, ребенку нехорошо стало?
Через приоткрытую дверь дует легкий сквозняк. Становится свежее. Девочка больше не плачет.
Фото: Павел Лавров / «Русская планета»
Фото: Павел Лавров / «Русская планета»
– И каждый раз так?
– Что вы, хуже бывает, — вздыхает женщина, опираясь на свой высокий рюкзак. — Когда самый сезон — люди сидят на багажных полках, которые под потолком. На спинки сидений встают. С детьми в такие дни лучше вообще не соваться, — она смотрит на прикорнувшую на ступеньках девчушку. — В начале лета в электричке 8 вагонов было. И то не хватало. Потом сократили до шести. Знаете, сколько крику было?
– И что?
– Да ничего. Видите же, сегодня четыре вагона прислали. Видимо, на зимний график уходят. Никого не волнует, что сезон и погода с календарем не дружат…
..Полчаса душного пекла позади. Постепенно становится легче: покинули вагон дачники, которым нужно ехать в пригородные поселки. Пассажиров стало меньше как минимум вдвое. Вагон, как говорят, «утрясло» — стоящие расселись по баулам, на коленки к соседям, подперли собою башни рюкзаков.
– Проездные документы готовим к проверке! — уже в третий раз громко объявляет девушка в форме Красноярской железной дороги. На кителе — бейдж билетного контролера.
– Не буду я вам платить! За что? — со злорадным удовольствием начинает скандалить одетый в брезентовую штормовку пенсионер. — Я еду на одной ноге, стоя. Без удобств. Где мое сидячее место? Где вентиляция?
– Ключевое слово тут — ЕДЕТЕ, — вздыхает привычная и не к такому кондуктор. — Так что оплачивайте проезд или предъявляйте документы. — Скандалист продолжает ворчать, но беззлобно, скорее, ради бесплатного развлечения. Едет он тоже бесплатно — льготник, показал корки удостоверения.
– Девушка, ну ведь как со скотом с людьми же поступают, — с чуть плаксивой интонацией вступает в разговор пенсионерка.
– А мне, думаете, как? — повышает сотрудница голос. — Я в каждом вагоне каждый божий день оправдываюсь не за свои грехи! Это я придумала — электричку сократить? Да вот такая она несчастливая — по красноярской железке бегает, а возит в основном кузбассовцев. И кто будет разбираться — кто кому платить за нее должен? Это же деньги — больше вагонов — надо больше денег.
«Русская планета» выяснила, что перевозки на этом направлении являются убыточными. Как сообщила пресс-служба администрации Междуреченского муниципального городского округа, само существование электропоезда на Бискамжинском направлении стало результатом компромисса между кузбасскими властями и Красноярской железной дорогой. С 2014 года существует договоренность: количество вагонов в этом поезде не должно быть меньше шести. Помимо этого рассматривается возможность снижения убыточности перевозок за счет внедрения электронной системы регистрации льготной категории граждан и упрощения схемы оформления проездных документов для этой категории.
– «Краспригород» обеспечивает транспортные услуги по заказу. То есть, сколько нам заказали, столько вагонов мы и предоставили. Если нас попросят сделать больше вагонов – электричка станет больше. Пока заказа не было, — поясняет Ольга Гацко, начальник отдела по работе со СМИ Красноярской железной дороги. — У каждого пассажира есть возможность повлиять на ситуацию. Есть телефоны «горячей линии» для пассажиров. Их можно найти в каждом вагоне. На нашем сайте имеется форма для обращений к руководству нашей компании. А мы — компания очень мобильная. У нас ни одно обращение не остается без ответа или реакции. Мы готовы видеть проблемы, если они есть, и решать их. По Красноярскому краю у нас за это лето вообще не было жалоб от населения. В идеале — заказ на расширение электрички должна сделать местная администрация, можно обращаться еще и туда. Но пока нет официальных обращений — ситуация навряд ли изменится.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин