Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Вокруг дома, сада и могилы

Почему жители Екатеринбурга огораживают глухими заборами
Владимир Лактанов
6 мин
Источник: УралБизнесКонсалтинг (http://urbc.ru)
Многие дома в Екатеринбурге окружены заборами, а входы во дворы перекрыты решетками или шлагбаумами. Опрос, проведенный в сообществе «Типичный Екатеринбург» среди 3500 респондентов, показал, что более 44% жителей города выступают за установку ограждений вокруг многоквартирных домов.
«Русская планета» выяснила, какие проблемы создает постоянный рост числа заборов в городе, насколько законна их установка, и что любовь к огораживанию говорит о жителях Екатеринбурга и обществе в целом.
Чтобы вернуть возможность проехать к собственному подъезду, которой они лишились из-за перегороженной забором единственной автомобильной дороги, жители дома № 161 по улице Бажова вынуждены были обратиться в прокуратуру. А полутораметровый забор вокруг «свечки» на улице Восстания, 97, перегородивший короткий путь к магазину, стал причиной настоящей коммунальной войны. И таких случаев десятки.
Любители решеток и замков создают серьезные проблемы не только соседям, но и самим себе. Если в защищенном от посторонних дворе произойдет ЧП, то спецтехнике МЧС для начала придется преодолеть возведенные препятствия. Лишь после этого они смогут, потеряв драгоценные минуты, начать спасать людей. То же самое с автомобилями скорой помощи.
К глубокому сожалению представителей экстренных служб, действующее законодательство дает жильцам полное право пренебречь собственной безопасностью, ограничив доступ к дому или во двор.
– Прилегающая к многоквартирному дому территория — это общедомовое имущество, — поясняет корреспонденту РП юрист Владимир Емельяненко. — Его коллективным собственником являются все владельцы квартир в том или ином доме. Они имеют полное право распорядиться придомовой территорией по своему усмотрению. Если они хотят ограничить к ней доступ, то могут это сделать на законных основаниях, как и организовать там, к примеру, платную парковку.
Чтобы установка забора или шлагбаума полностью не противоречила законодательству, жильцам придется предварительно согласовать проект в районной администрации и пожарном надзоре. После этого ни один суд не сможет оспорить право на существование ограды.
– Есть лишь одно исключение: решение об установке на общедомовом собрании должно быть принято более чем 2/3 жильцов, — продолжает Владимир Емельяненко. — Получить такое количество голосов не всегда удается. В этом случае любой из собственников жилья, несогласных с решением, может подать в суд и добиться, чтобы использование прилегающей к дому территории признали незаконным, а все установленные конструкции снесли или же, например, запретили запирать калитки и ворота. Впрочем, на практике такое случается крайне редко.
Как правило, жильцы дома рады появлению еще одной линии обороны от внешнего мира.
– В нашем ТСЖ пока территорию огородили жильцы всего одного дома, — рассказывает корреспонденту РП председатель ТСЖ «Полет» Ольга Голенюк. — Общая длина забора получилась более 250 метров. Плюс расходы на установку двух автоматических ворот, трех калиток, приобретение чипов и брелков. Затраты вышли серьезные, в среднем по 12 тыс. рублей на квартиру — в зависимости от площади. Однако никто не отказался платить, кроме трех семей пенсионеров. Остальные жильцы взяли на себя их долю. И теперь все очень довольны. Жители рады, что их дети могут спокойно играть на детской площадке, а их автомобили под присмотром видеокамер, причем мест всегда хватает, потому что во дворе теперь не паркуются посторонние. Нам же нравится, что во дворе и подъездах стало намного чище. Никаких пьяных компаний, никто не ломает деревья и лавочки, не рвет цветы, не ворует коврики и детские коляски с этажей. Очень надеюсь, что и жильцы остальных домов пойдут по этому пути, невзирая на серьезные расходы. В двух домах уже установлены шлагбаумы на подъездах, но этого явно недостаточно. Они защищают только от чужих машин, а не от людей.
Однако радость жильцов, живущих в огороженном от внешнего мира пространстве, не разделяют не только соседи и сотрудники экстренных служб, но и большинство экспертов, опрошенных РП. Они полагают, что постоянный рост числа заборов и шлагбаумов в городском пространстве — это симптом серьезной болезни общества.
– Это говорит о критически низкой степени доверия людей друг к другу, — говорит корреспонденту РП кандидат социологических наук Сергей Меркушев. — Главное, это свидетельствует о том, насколько безопасно чувствует себя человек в своем доме, городе, стране. Когда он готов отдать серьезные деньги за то, чтобы установить еще одну защиту от внешнего мира, это означает, что он не верит в способность общества и государства о нем позаботиться. Например, что полиция всегда придет к нему на помощь в нужный момент. Чувствуя себя одиноким, незащищенным перед лицом потенциальной внешней угрозы, он возводит все новые и новые линии обороны.
Первая линия обороны — это плотные занавески, жалюзи или даже решетки на окнах. Вторая — сигнализация в квартире. Третья — обязательная железная дверь и, если есть возможность, — еще одна на входе в отсек из нескольких квартир. Четвертая — железная дверь с домофоном на подъезде. Шлагбаум или глухой забор, видеонаблюдение — пятая по счету линия обороны. Может быть и шестая — наемный охранник, который круглосуточно следит за территорией дома-крепости.
Источник: bariers.ru (http://www.bariers.ru)
Источник: bariers.ru (http://www.bariers.ru)
– Количество уровней обороны говорит о степени доверия гражданина к обществу и государству гораздо больше, чем любые социологические опросы, — продолжает Сергей Меркушев. — Ведь это скорее не реальная, а психологическая защита. Настоящего преступника она не остановит, как и тонировка на окнах автомобиля. Но человек за этими иллюзорными препонами чувствует себя более защищенным от общества, и, как не грустно, более отделенным от него.
По мнению Сергея Меркушева, плохой пример своим гражданам подает и само государство. Оно точно так же им не доверяет, устанавливая пропускную систему на входе в административные здания, охраняя кортежи представителей власти и огораживая территории государственных зданий. Самый показательный пример — то, что в прошлом году забор поставили даже вокруг штаба Центрального военного округа на Ленина, многие десятилетия обходившегося без этой дополнительной защиты от враждебного внешнего мира.
– Если уж военные не чувствуют себя в безопасности, опасаются остальных екатеринбуржцев, то чего ждать от простых горожан? — резюмирует социолог. — Говорить о снижении социальной напряженности, выздоровлении общества можно будет только тогда, когда заборы — и частные, и государственные, — начнут не появляться, а исчезать. Надеюсь, когда-нибудь Россия сможет прийти к западной модели «прозрачного» общества, когда горожане не вешают занавески на окна и не запирают двери, а власть дает любому возможность наблюдать за работой через стеклянный купол. В советские времена этот идеал был уже близок — люди оставляли ключи под ковриком, а в исполкомах не стояли рамки для сканирования входящих. Правда, Кремль и тогда был закрыт для свободного доступа, напоминая о существовании тотального забора — «железного занавеса». Когда откроются ворота Кремля, исчезнут и заборы во дворах. Философ Френсис Фукуяма полагает, что главным социальным капиталом любого общества является доверие. Если так, то мы — банкроты, и заборы — наглядное тому свидетельство.
– Чтобы исчезли заборы, должен не только повыситься уровень доверия граждан по отношению друг к другу и государству в целом, но также должны измениться одна из базовых парадигм российского общества, сложившаяся на протяжении всей его истории, — делится своим мнением с корреспондентом РП культуролог Вадим Завадский. — А именно — крайняя зыбкость границы между частной и государственной собственностью. В любое время царь-батюшка мог одарить имением, и по любому капризу — его отнять. Крестьянский общинный «мир» точно так же мог выделить хутор, а потом забрать его назад. За прошедшие с тех пор века ничего не изменилось. Единственным неприкасаемым собственником остается государство.
Незащищенность частной собственности заставляет ее владельцев воздвигать заборы по принципу, чем больше и выше — тем лучше. Глухая ограда вокруг коттеджа, закрытый на замок двор успокоительно действуют на психику собственника недвижимости, создавая иллюзию надежности, защиты. Они психологически отделяют «богатых» не только от покушений со стороны власть имущих, но и со стороны «бедных».
Появление заборов успокоительно действует на психологию не только отдельных собственников, но и целых стран. По тому же принципу США возводит многокилометровые стены между собой и бедной Мексикой, а Израиль отгораживается бетоном от Палестины.
– В России исторически так сложилось, что нет забора — нет собственности, — говорит корреспонденту РП психолог Роман Ольшевский. — Поэтому любой дачник первым делом ставит забор, а любой новосел — шлагбаум на въезде. Даже свои могилы мы огораживаем, чтобы символически их защитить от вторжения посторонних, обозначить свое право на последнее в жизни владение. Забор — это наша психологическая граница между «своим» и «чужим», позволяющая сохранить психологическое здоровье. Пытаться насильственно их рушить нельзя.
Лишь один из опрошенных РП экспертов заявил, что рост количества заборов вокруг городских домов говорит о положительных переменах в российском обществе.
– Когда я вижу, что еще один дом огородил себя по периметру, я искренне радуюсь, — признается в разговоре с корреспондентом РП социолог Дмитрий Егошин. — Это означает, что мы стали еще на один шажочек ближе к Европе. Сейчас объясню свою логику. На Востоке пространство, за которое человек несет ответственность, которое он готов благоустраивать, ограничивается пределами его двора. Он всегда окружен высоким забором, за который не должен проникнуть ни один посторонний взгляд. Внутри может быть благоухающий сад, сияющий от чистоты дом. Это — «свое». А сразу за забором — пусть хоть реки из помоев по улицам текут. Владельца спрятанного за забором рая это никоим образом не волнует. Это — «чужое», что там происходит — все равно.
На Западе ситуация принципиально иная. Дом и прилегающий к нему двор — это личная территория владельца, за которую он отвечает целиком и полностью. Но и все, что за пределами символической ограды, тоже не «чужое», а «наше». Гражданин западного общества чувствует и свою долю ответственности за то, в каком порядке оно содержится, что там происходит. Отсюда и отсутствие высоких заборов — нет никакого смысла в том, чтобы отгораживать «свое» от «нашего». Отсюда и поражающая туристов чистота на улицах западных городов. Никто не станет мусорить на принадлежащей ему территории.
– Россия же, как всегда, где-то посредине между Востоком и Западом, — продолжает Дмитрий Егошин. — Россияне готовы отвечать за порядок на части общественного пространства лишь после того, как обозначат свою к нему причастность, присвоят его. Наглядным символом этого присвоения, готовности разделить ответственность является установка забора. Когда они огораживают многоквартирный дом, это означает, что они готовы следить за чистотой и сохранностью не только своего дома, но и на территории вокруг него. Да, пока для этого она непременно должна быть окружена забором. Но постепенно заборы будут охватывать все большие и большие пространства. Они будут появляться не только вокруг отдельных домов, но и целых жилых комплексов, микрорайонов, поселков. Рано или поздно они охватят все общественное пространство, и лишь после этого — исчезнут навсегда. Только так, по своему оригинальному пути, Россия может приблизиться к открытому, безбарьерному обществу. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин