Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Бедная мама

Почему после конфликта с участковым у жительницы Читы отняли двоих детей

Владимир Лактанов
4 мин

Общежитие, где живут Альбина Мясниченко и Нина Моргунова. Фото: Яндекс. Карты

Жительница Читы Альбина Мясниченко почти пять лет не видела сына, которого у нее забрали органы опеки в пятимесячном возрасте. Ее лишили прав за отсутствие постоянной работы и «неприемлемые условия проживания». В «Русскую планету» она обратилась после того, как у нее перестали требовать алименты: это означает в лучшем случае то, что ребенка усыновили. Наш корреспондент побывала дома у Альбины и ее мамы Нины Моргуновой и попыталась выяснить, где сейчас их ребенок.
«И Леша начал протоколировать»
– У нас была хорошая семья, — рассказывает РП Нина Моргунова. — У меня двое детей: Альбина и сын Евгений. Женя живет отдельно от нас со своей девушкой, работает водителем общественного транспорта. У Альбины семейная жизнь не сложилась, и она со своей дочерью Аленой приехала жить ко мне. Несмотря на то, что дети выросли в этом общежитии, Альбину и ее дочь здесь прописывать не хотят: находят тысячу отговорок, мол взрослая уже, чтобы у матери прописываться в и без того маленькой комнате.
Нина Григорьевна живет в комнате площадью 17 кв. метров. По санитарным нормам, здесь может жить только один человек. Но другого дома у Альбины нет. В комнате небогато, но чисто. Но в коридоре стоит неприятный запах кошачьей мочи, а за стеной орет кот. Как говорит Нина Моргунова, соседи держат его на цепи.
– Соседи по секции — люди, сидевшие в тюрьме, и жизни они нам не дают. Не раз я видела у них нашего участкового, который распивал там спиртные напитки, — рассказывает она. — Говорю ему: «Леша, ты не должен так делать, ты должен протоколировать». И Леша начал протоколировать. Только не нарушителей.
После этого, по словам Моргуновой, на Альбину поступила жалоба от участкового: «Альбина Мясниченко лежала у себя в комнате пьяная, вокруг нее лужицы крови». Нина Григорьевна утверждает: во-первых, это ложь, во-вторых, в их комнату участковый в тот день вообще не заходил. Как уверяют женщины, они обе не пьют — и действительно не похожи на алкозависимых. Альбина работает, правда неофициально: по документам, она бездомная.
Потом Альбина стала встречаться с мужчиной, но, забеременев от него, узнала, что у того уже есть семья и дети. В марте 2010 года родился сын Ваня, и Альбина осталась теперь уже с двумя детьми на руках.
В ночь с 14 на 15 августа 2010 года Нина Григорьевна лежала в больнице с астмой. Вечером ей в больницу позвонил вахтер общежития и сообщил, что в коридоре бьют Альбину, а пятимесячный Ваня плачет в коляске.
– За несколько недель до того дня я перестала кормить ребенка грудью по часам, — рассказывает РП Альбина Мясниченко, — начала давать прикорм. И подумала, что ничего страшного не будет, если я выйду во двор погулять с сыном и выпью немного пива. До следующего кормления у меня было не меньше 12 часов. После прогулки, когда я заходила в подъезд, вылетел пьяный сосед. Спросил: раз я сама пью, тогда почему я пишу на его друзей жалобы? Я ответила, чтобы он отстал. В ответ он меня ударил.
– Я прибегаю, благо больница недалеко от дома, и вижу, что Альбину бьет сосед. И выкрикивает, что она кляузничает на его друзей, с которыми мы живем в одной секции, — подтверждает Нина Григорьевна.
Через несколько минут приехала целая комиссия: участковый, представитель по делам несовершеннолетних и детская медсестра.
– Почему именно в таком составе? Ведь Альбина с детьми не стояла на учете в органах опеки, они ее не патронировали, в алкогольной зависимости замечена не была. И почему не приехала скорая помощь? — спрашивает Моргунова. — Они начали кричать: «Мы забираем ребенка!» Я схватила Ванечку и пыталась бежать, но меня нагнал этот правовой отряд и, как показывают в фильмах, повалил на землю и отобрал его. Без всяких на то документов у нас забрали пятимесячного ребенка на грудном вскармливании.
О том, что Ваня находится в больнице, мать и бабушка узнали только через 10 дней. Несколько раз навещали его. Потом у Альбины попросили анализы и флюорографию из поликлиники, где она должна быть на учете. Но прикрепления к медучреждению у нее не было, как и постоянной регистрации. После этого, как она говорит, к Ване ее уже не пустили.
– Мне сказали в органах опеки, что прописки у меня нет, работы нет: «Вдруг ты этого ребенка продашь?» Но я ведь не могла тогда работать: ребенку было четыре месяца! — говорит Альбина. — Дали срок, чтобы я прописалась и устроилась на официальную работу, а еще чтобы сделала ремонт в секции общежития.
Альбина написала временный отказ от сына на полгода: женщины говорят, специалист органов опеки угрожала в противном случае отобрать и старшую дочь Алену. За месяц Альбину так и не прописали, позднее ей пришло письмо о том, что она лишена родительских прав. Дальше она спокойно рассказывать не может: начинает рыдать.
– Все наши визиты в органы опеки заканчиваются одинаково: мне говорят, что я от ребенка отказалась сама и что если мы еще раз придем, то на нас напишут заявление, что мы ходим и угрожаем сотрудникам соцзащиты.
Неприемлемые условия
Как сообщили нашему изданию в Управлении МВД РФ по Забайкальскому краю, за два дня до ночной драки Нина Григорьевна сама жаловалась в полицию на Альбину — из-за ее пьянства.
«12 августа 2010 года лейтенанту милиции Вигибарьянсу А.Н., старшему участковому уполномоченному полиции Центрального отдела милиции УВД по г. Чите, поступила устная жалоба от Моргуновой Н.Г., что ее дочь …, проживающая вместе с ней в общежитии, находится в состоянии алкогольного опьянения и не осуществляет контроль за несовершеннолетними детьми», — сообщает начальник отдела информации и общественных связей УМВД по Забайкальскому краю, полковник внутренней службы Лариса Иванова в официальном ответе на запрос «Русской планеты».
При этом в том же письме отмечается: Нина Моргунова «испытывает неприязнь к участковому за то, что он неоднократно привлекал ее дочь к административной ответственности за антиобщественный образ жизни». Превышения полномочий со стороны самого участкового проверка МВД не выявила.
«Мясниченко А.Ю. детьми не интересуется, никаких мер по возвращению детей не принимает, не работает», — сообщает Лариса Иванова. И добавляет: органы опеки считают неприемлемыми для содержания детей жилищно-бытовые условия в общежитии у бабушки.
Нина Григорьевна дает нам посмотреть семейный альбом с фотографиями внучки Алены. Девочка везде — в ярких платьях, опрятная, в дневнике хорошие оценки. До ноября 2013 года бабушка возила ее в бассейн и на танцы.
А потом Алену тоже отняли.
– Альбину осудили за неуплату алиментов и посадили на 15 суток, несмотря на то, что у нее дома еще один несовершеннолетний ребенок, — говорит бабушка. — Через неделю позвонила учительница Алены и сказала, что органы опеки забрали девочку прямо из класса. Куда увезли — неизвестно. В итоге Алену нашли в приюте.
Прав на дочь Альбину не лишили, но Алена уже год живет в Краснокаменске, у второй бабушки по отцу. По словам Мясниченко, органы опеки запретили ей даже пытаться забрать старшего ребенка, пока она не предоставит «приемлемые» жилищные условия для детей.
«Русской планете» не удалось выяснить, где сейчас находится Ваня Мясниченко. Эти данные охраняются тайной усыновления.
– Раз суд лишил ее родительских прав, суд и должен восстанавливать, — комментирует РП Раиса Чимитдоржина, начальник отдела опеки и попечительства несовершеннолетних Министерства труда и социальной защиты населения Забайкальского края. — Пусть пишет исковое заявление, где объяснит, что в данный момент она работает и создала все условия для воспитания ребенка. Также ей нужно обратиться в органы опеки по месту жительства, чтобы они осуществили патронаж. О нынешнем местонахождении ребенка мы вам ничего сказать не можем, так как эту информацию третьим лицам мы не разглашаем.
Сейчас женщины просят о помощи: они ищут возможность где-то зарегистрировать Альбину, и им нужна юридическая поддержка на суде. На хорошего адвоката, говорят, денег нет. По сути, все их проблемы — от бедности: у них нет просторного жилья, официального дохода, и из-за этого они боятся любого конфликта с чиновниками.
– У соседей, с которыми конфликт начинался, двое детей. Они пьют, мы спим под постоянный крик кошки, — жалуется Альбина. — Они сидели в тюрьме за серьезные преступления, и детей у них никто не забрал. Почему мои дети не рядом со мной?
От редакции. «Русская планета» рассказала эту историю Забайкальскому правозащитному центру. Контакты руководителя центра мы передали Нине Григорьевне. Свою помощь также предложил аппарат уполномоченного по правам ребенка в Забайкальском крае. Но семья должна сама прийти на прием к омбудсмену, а этого мать и дочь опять же боятся. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин