Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Торг невозможен

Почему малый бизнес Челябинска не хочет и не может принимать участие в госзакупках

Владимир Лактанов
5 мин

Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Председатель регионального отделения общественной организации «Опора России» в Челябинской области Артем Артемьев заявил, что малый бизнес региона отказывается от участия в госзакупках. По его словам, это невыгодно по цене, и от госзаказчиков трудно дождаться денег за выполненную работу. «Русская планета» выясняла, кто мешает челябинским предпринимателям создавать конкуренцию и получать положенную им по закону долю государственных денег.
Основная претензия малого бизнеса к муниципальным организациям — в том, что те не торопятся рассчитаться за уже полученные товары и работы. По словам Артемьева, госзаказчики нарушают прописанные в договорах сроки и не платят по 3-5 месяцев, лишая таким образом бизнесменов жизненно важных для них оборотных денег.
– Это правда, администрация не рассчитывается по уже исполненным договорам месяцами, — подтверждает в разговоре с корреспондентом РП предприниматель Владимир Дольников. — Мы ждали оплаты за поставки оргтехники два месяца. И это нам еще повезло. У моего знакомого охранная фирма. Так вот, с ним муниципальное предприятие не рассчитывалось три месяца. Ему нечем было сотрудникам зарплату платить. Может, для крупных предприятий такие задержки и не критичны, но для нас — смерти подобны.
Администрация Челябинской области в официальных комментариях категорически отрицает факт отсрочек выплат.
– Никаких задержек по оплате поставщикам при проведении государственных контрактов для малого бизнеса у нас нет, все оплачивается вовремя, — заявила РП Светлана Зайкова, начальник отдела контрактной службы администрации губернатора Челябинской области. — При заключении госконтракта заранее четко оговаривается срок оплаты по нему. Максимальная отсрочка по платежам, которая у нас предусмотрена в заключаемых контрактах, составляет 30 календарных дней. Она также прописывается заранее. Но на деле, как только исполнитель предоставляет нам акты выполненных работ, мы все оплачиваем буквально в течение трех дней. Сбои по срокам платежей могут быть, если субъект малого предпринимательства предоставил нам неправильно оформленный акт, в котором есть нарушения по предмету договора. В этом случае документы возвращаются исполнителю, исправляются и подаются заново. Но даже в этом случае мы укладываемся в прописанную в договоре отсрочку в 30 календарных дней и успеваем провести все платежи.
Если законная отсрочка в 30 дней подрядчика не устраивает, он имеет полное право не участвовать в торгах, говорит Зайкова.
– За любые нарушения при проведении госзакупок законом предусмотрены штрафные санкции в отношении государственного заказчика. Они составляют 2,5% от общей суммы контракта (для сравнения, предприниматель за любое нарушение по закону будет оштрафован на 10%. — Примеч. РП.), — добавляет начальник отдела контрактной службы. — Кроме того, согласно Бюджетному кодексу, в случае задержек с оплатой по госконтракту субъект малого предпринимательства имеет право предъявить заказчику претензию и потребовать компенсацию в размере 1/300 от общей суммы контракта за каждый день просрочки. Однако на данный момент мы ни разу не были оштрафованы за нарушения при проведении госзакупок и не получили ни одной претензии.
Как рассказал РП специалист по госзаказу одного из департаментов администрации Челябинской области Сергей Петров (фамилия и имя изменены по просьбе собеседника), если предприниматель обратится с претензией и потребует компенсации за задержку оплаты, то администрация сразу же все заплатит, не дожидаясь обращения в суд. И даже не откажется в дальнейшем от сотрудничества с таким заказчиком: «Мы не можем выбирать. Откуда нам знать, кто скрывается на аукционе под тем или иным номером? Если скандальный предприниматель выиграет торги, будем с ним работать».
Но откуда тогда берутся просрочки по платежам, на которые жалуются челябинские предприниматели? И почему они не подают претензии, не требуют компенсацию, на которую имеют право по закону? Ответ на эти вопросы нам удалось получить лишь неофициально.
– Иногда при заключении госконтракта мы заранее договариваемся с исполнителем, что ему придется ждать оплаты два или три месяца. Разумеется, договариваемся устно, — признается Сергей Петров. — Особенно часто мы вынуждены предупреждать о задержках перед Новым годом, когда не успеваем провести все выплаты. Но, соответственно, и мы со своей стороны в таких случаях идем на какие-то уступки. Например, предъявляем к подрядчику менее строгие требования, закрываем глаза на некоторые недочеты. Например если исполнитель сам не укладывается в сроки, мы можем задним числом переделать документы, чтобы на бумаге все было гладко. Можем не предъявлять претензии к мелким недостаткам, что особенно важно, к примеру, для строительных фирм. Если исполнитель начнет жестко требовать от нас, чтобы мы выполнили все, что прописано в контракте, то и мы потребуем от него того же самого. Тогда он сам просто «завалится».
Из слов анонимного чиновника следует: челябинским предпринимателям самим невыгодно пользоваться своими законными правами и требовать жесткого соблюдения сроков оплаты по госконтрактам. Они протестуют и жалуются лишь в кулуарах, а при работе с государственными заказчиками молчат, если к ним самим есть что предъявить.
Вторая претензия малого бизнеса к госзаказчикам — слишком низкие цены контрактов на торгах.
– Мы просто не имеем возможности принять участие в госзакупках, — поясняет в разговоре с корреспондентом РП предприниматель Александр Ситников. — Мы поставляем бумагу, канцтовары. Отпускная цена завода-изготовителя — 198 рублей за пачку. На торгах госзаказчик выставляет изначальную цену в 180 рублей за пачку. Это уже дешевле, чем мы закупаем оптом. А побеждает вообще тот, кто предложил стоимость в 156 рублей. Откуда такие цены? Почему победитель торгов готов поставлять бумагу себе в убыток? У меня два объяснения, как такое возможно. Первое: победитель договорился с администрацией, что компенсирует свои убытки на другом, более «сладком» контракте, который ему за это достанется. Второе: это «левая» бумага, которая, возможно, и пришла с того же самого завода, но по неофициальным каналам. Грубо говоря, ее просто украли и теперь сбывают по демпинговой цене. Как бы то ни было, в результате нас — тех, кто работает по закону — лишают возможности получить прибыль.
В администрации Челябинской области объясняют: бюджет на госзакупки верстался еще в прошлом году, до падения рубля и повышения цен. Однако особой проблемы в этом не видят: говорят, участников аукционов пока достаточно и после демарша «Опоры России».
– Желающих принять участие в госзакупках хватает. Может, и хотелось бы, чтобы их было больше, но пока проблем при проведении аукционов у нас нет, — говорит Светлана Зайкова. — На сегодняшний день с начала года мы отклонили один, ну, максимум два аукциона. И то лишь потому, что представленные документы не соответствовали нашим требованиям. Случаев, чтобы аукцион не состоялся в принципе, пока не было.
Наш анонимный собеседник из администрации области подтверждает: госзакупки в первом квартале удалось провести без проблем, хотя все цены действительно были прошлогодними, сентябрьскими. А разбираться, почему предприятия готовы поставлять товар себе в убыток, государственные предприятия не станут.
– У нас одна задача — убедиться, что товар надлежащего качества и все документы на него в порядке, — говорит Сергей Петров. — А проверять их происхождение мы не имеем права по закону. Я не исключаю возможности, что исполнитель поставляет так называемый «левый» товар. А возможно, и сам завод-изготовитель выставляет отпускную цену выше той, по которой реально готов продавать свою продукцию, а потом поставляет его нам через свои дочерние организации. Кто знает? Могу сказать одно: глупо утверждать, что потом поставщик компенсирует свои убытки за счет победы в другом, «договорном», аукционе. По новому ФЗ мы никому не можем обеспечить гарантированную победу. Это обвинение основано лишь на незнании процедуры проведения госзаказа.
Повышать цены контрактов в правительстве региона пока не намерены, хотя и не исключают этого в будущем.
– Мы работаем в основном с поставщиками услуг, иногда — работ, — комментирует Светлана Зайкова. — То есть работаем с той сферой, которая не особенно связана с импортными комплектующими и прочим. Поэтому я не понимаю, почему после снижения курса рубля должна существенно вырасти, к примеру, стоимость услуг интернет-сайта? Почему мы должны повышать начальные цены? Если говорить о закупке товаров, то, возможно, и нужно будет со временем поднять стоимость. Мы имеем право повысить цены на 10%. Если не будет желающих работать с нами по старым расценкам, мы так и сделаем. Но пока этой проблемы нет.
По закону, на долю малого бизнеса должно приходиться не менее 15% от общего объема госзакупок. Однако челябинские малые предприниматели утверждают, что на торгах их переигрывают представители бизнеса среднего, мимикрирующие под малые предприятия.
– Вот простой пример: недавно мы участвовали в торгах на изготовление информационного проспекта, — рассказывает корреспонденту РП предприниматель Денис Евдокимов. — Работу дизайнеров, верстальщиков, литредакторов и прочих наших сотрудников посчитали по минимальным тарифам. Договорились с типографией, что они напечатают нам проспект с огромной скидкой. В общем, цену выставили ниже некуда, почти на грани рентабельности. Нам важно было в принципе получить заказ, а не заработать на нем, чтобы люди не сидели без дела. Крупные издательства выставили цену в полтора-два раза выше, что подтверждает, что мы должны были победить. И что в итоге? Торги с ценой еще ниже нашей выиграл никому неизвестный ИП. Мы стали выяснить, кто это такой. Полиграфический рынок в Челябинске очень маленький, все всех знают. Поэтому очень скоро мы обнаружили, что эта компания принадлежит той самой типографии, просчитавшей нам заказ на печать. Это крупная типография, отнести ее к малому бизнесу нельзя никак. Потом из неофициальных источников мы узнали, что эта типография часто так поступает: выигрывает госзаказы себе в убыток, чтобы мелкие издательства, вроде нашего, разорялись и у них не осталось конкурентов. А тогда они уже смогут диктовать любые цены, какие им заблагорассудится, и никто от них никуда не денется.
– Это действительно так, средний бизнес пытается принять участие в торгах для малого бизнеса через свои ИП и ООО, через подставных лиц. И в ходе работы мы реально понимаем, что чаще всего победитель фиктивный, на самом деле это другое предприятие, крупное, — признает Сергей Петров.
Однако у госструктур нет законных методов борьбы с подобными махинациями.
– Если мы выясняем, что на торгах для малых предприятий победило среднее, мы имеем право расторгнуть контракт на основании подачи исполнителем недобросовестных сведений, — объясняет Светлана Зайкова. — Но как мы можем это выяснить? Участвуя в госзакупках, предприниматели сами декларируют, что они — субъекты малого бизнеса. И только они несут ответственность за добросовестность представленных ими сведений. А мы можем лишь руководствоваться здравым смыслом, пытаясь понять, с кем действительно имеем дело. Если это интернет-сайт, то он вполне может относиться к малому бизнесу. Если это федеральная газета, то очень вряд ли. Если типография — вопрос сложный, потому что в Челябинске много небольших типографий. Как мы можем проверить?
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин