Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

В активном поиске

Почему иностранцы, окончившие уфимские вузы, не находят работу в Башкирии
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: из личных архивов
По данным Института социально-политических и правовых исследований Академии наук Башкортостана, рост цен на продукты питания и безработица являются наиболее актуальными проблемами для жителей Башкирии. Последняя проблема особенно актуальна для иностранцев, приезжающих учиться с целью найти работу поближе к нефтяной и газовой трубе.
Она стоит настолько остро, что многие иностранцы Башкортостана в раздражении отказываются о ней говорить. Как, например, Майра Поведа из США. Она вышла замуж за уфимца, но с работой по-прежнему «настолько все сложно, что даже не стоит об этом разговаривать, извините».
Юйнань Су из Китая неохотно признается, что о достойном заработке уже долгое время он только мечтает. Законы слишком суровы, поэтому она живет на деньги родителей, пока учится в Башкирском государственном университете. А потом, вероятнее всего, вернется домой, поскольку в Уфе с ее паспортом и гражданством вряд ли удастся куда-то устроиться.
У всех иностранцев-собеседников «Русской планеты» при поиске работы в Башкирии есть две главных проблемы: отсутствие российского паспорта и рабочей визы. Студенты приезжают по учебной визе, и после получения диплома они вынуждены ехать домой: прежде, чем получить разрешение приехать работать, надо найти официальное место и получить приглашение от работодателя.
Фото: из личных архивов
Сегун Адебайо пять лет назад приехал в Уфу из Абуджи, столицы Нигерии. В прошлом году он получил диплом Уфимского государственного нефтяного технического университета, факультет «Бурение нефтяных и газовых скважин», и, чтобы его не депортировали, поступил в магистратуру и продлил таким образом учебную визу. На работу инженером-нефтяником в Башкирии его после нескольких попыток трудоустроиться так и не взяли. Зато его другу повезло: спустя месяц поисков работы его позвали на Сахалин трудиться по специальности, в нефтегазовой отрасли. Без российского паспорта. Сегун о таком везении только мечтает и пока работает не по своей профессии: преподает английский язык в школе для взрослых.
– За свой кусок хлеба не переживаю, ведь человек с руками и головой нигде не пропадет. Найдет способ заработать. Правда, хочется верить, что я не зря высшее образование получил и в нефтяной Башкирии по-прежнему нужны хорошие инженеры в области бурения нефти и газа. Вот только сложностей при трудоустройстве слишком много. Сами видите, пока я их не преодолел, нахожусь на нижней ступени пирамиды, — говорит Сегун РП. — Самая большая проблема в том, что я иностранец. Поэтому претендовать могу только на временное разрешение на проживание в России.
Чтобы ускорить процесс, думаю скорее жениться на местной девушке и обзавестись ребенком. Пожалуй, это единственный путь найти в Башкирии работу по специальности такому человеку, как я. И то не факт, что найду! Конкурентов много. Честно говоря, не знаю таких иностранцев в своей профессии, кто остался бы работать в вашем регионе. Среди моих знакомых их точно нет, — заключает он.
– Тогда на какую работу может рассчитывать гражданин другого государства с иностранным паспортом?
– Это будет работа точно неофициальная, примерно как у меня сейчас: преподаватель английского языка, бармен или официант. Вот варианты, которые чаще других предлагаются иностранным гражданам. Правда, живя в Уфе уже несколько лет, хорошо уяснил для себя, что, даже будь я местным, без связей вряд ли получил бы хорошую работу по специальности: эти места на вес золота.
Об этом же говорит и китаец Ян Бо, живущий в столице республики «вынужденно» уже четвертый год. Он уже неоднократно пытался трудоустроиться, только боится, что, «если поймают», за неимением рабочей визы придется выплачивать солидный штраф. Единственный вариант, который он еще рассматривает — это языковые переводы, в идеале с китайского на английский. Но искать столь специфические заказы негде, говорит Ян Бо: Уфа не Москва. С русским китаец пока не в ладах. «Не говоря уже о башкирском», — шутит он.
Фото: из личных архивов
По российским законам, иностранный студент не может работать в России: это не соответствует заявленной цели его пребывания. Еще и поэтому, объясняют приезжие, они если и находят работу, то устраиваются неофициально.
Аспирантка УГНТУ из Венесуэлы Ланди Замбрано говорит, что в России сложно сдавать введенные с этого года экзамены для трудовых мигрантов и долго ждать получения документов. Непросто и найти работодателя, готового платить налоги за иностранный труд. Но, хоть она и признает всю тяжесть своего «особого положения» в Башкирии, все же, в отличие от других, видит свет в конце тоннеля.
– Найти такого работодателя — дело непростое, и не только в Уфе, а вообще везде, в любом регионе России. Общаюсь в социальных сетях с такими же соискателями, поэтому знаю. Тем не менее, могу с уверенностью добавить, что законы потихоньку меняются в лучшую сторону и за последние годы правительство стало лояльнее относиться к иностранцам! Верю, что в ближайшее время Россия откроется для нас.
– Какие же улучшения в законах появились? Как вы это почувствовали на себе?
– У меня пока нет работы, так как я еще не получила разрешение на временное проживание, не сдала экзамен. Радует то, что уже сейчас при наличии диплома о высшем образовании в России разрешение на временное проживание получить намного легче и быстрее, чем раньше. Вчера я встретила друга из Сомали — он недавно закончил бакалавриат и уже работает на Севере! Года три назад это было из разряда несбыточных мечтаний.
К сожалению, подобных сбывшихся сказок немного — и все иностранцы пересказывают их друг другу.
Еще сложнее приезжим открыть в Башкирии собственный бизнес. Но и примеры таких попыток есть.
Фото: из личных архивов
Иранец Резо Борзу живет в Уфе с 2009 года по учебной визе, а его отец Сирус Борзу — по рабочей. Решение переехать на ПМЖ с семьей привело не к такому успеху, как они надеялись: мать и сестру Резо год назад депортировали из-за канцелярской ошибки, а свой бизнес открыть так пока и не удалось. Хотя документы уже начали готовить и даже название для собственного ресторана придумали: «Персия».
– Часть проблем мы смогли решить. В частности те, что касаются работы. При наличии рабочей визы это труда не составило, — рассказывает РП Резо. — Помещение, которое отвоевали с помощью представителей мечети Ихлас, оказалось слишком маленьким для ресторана, зато отлично подходило для кафе. Начали капитальный ремонт здания при поддержке имама Хатиба. Но когда мать и сестру депортировали в Иран, мы с отцом бросили все дела и сейчас занимаемся отменой этого несправедливого постановления суда. Из-за переживаний я заболел, пришлось взять академический отпуск.
– Для того чтобы получить вид на жительство и рабочую визу, многие иностранцы женятся, пусть даже фиктивно. Ты пойдешь на этот шаг?
– По закону, иностранец должен иметь рабочую визу для работы, но, пока я учусь, ее мне никто не даст. Зато после женитьбы на уфимской девушке спустя некоторое время разрешение на временное проживание можно получить без проблем. Многие мои сверстники ради этого женятся фиктивно, но у меня свои принципы и традиции: брак для меня — дело святое и возможен только по любви. На сделку с совестью я никогда не пойду.
– Твой отец в полушаге от того, чтобы открыть малый бизнес в Уфе. Какая самая большая опасность подстерегает иностранного гражданина на этом пути?
– Понимаете, у иностранца, что бы он здесь ни открывал и ни организовывал, нет никаких юридических гарантий. Начиная ремонт здания для кафе за свои деньги, мы постоянно боялись, что завра придет чиновник и, сославшись на отсутствие каких-либо документов, рабочей визы или канцелярскую ошибку в бумагах, закроет нас или даже вышлет из страны, как это произошло с моей мамой.
– Можно ли избежать подобной ситуации в будущем?
– Мы уже думали об этом, вот к какому выводу пришли: нам необходимо искать русского партнера по бизнесу, доверенное лицо, на которого было бы оформлено наше кафе или ресторан, что уж получится организовать... Рискованно? Да, конечно. Но другого выхода нет. Зато, когда в следующий раз придет проверяющий чиновник, наш русский друг выйдет вперед и скажет, что кафе — его собственность, а не наша. К местному парню власти не так строги, лишних вопросов задавать не будут. Такой закон. Хотя это тоже палка о двух концах: как в чужой стране найти надежного человека, которому можно доверить свои деньги и бизнес? Задачка… Только, если это у нас получится, значит, по плечу и все остальное.
А преимуществ бизнеса в Уфе достаточно много: столица Башкирии — прекрасный город, который с каждым днем становится все краше. Появляются новые сферы торговли. Конкуренция пока небольшая, к тому же у нас будет свое «ноу-хау» — традиционная персидская кухня. Турецких кафе здесь хоть отбавляй, а персидских еще нет, — надеется иранец.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин