Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Фото: Спиридонова Екатерина // "Русская планета"

«Где ты так долго была?»

Почему биологические родители отказываются от детей, а родными становятся чужие люди
Екатерина Спиридонова
19 марта, 2015 20:42
20 мин
Когда общество избавится от тюрем и детских домов, его можно будет считать идеальным. И хотя воспитатели трудных подростков и беспризорных детей не верят в утопию, они стараются донести до них, что не следует брать пример с непутевых родителей. Как рассказывает заместитель директора по учебно-воспитательной работе детского дома № 9 в Уфе Ильмира Баркутова, мотивация действует почти всегда. И, несмотря на катастрофически большое количество брошенных детей в регионе, за последние годы заметно увеличилось число малышей, попавших в благополучные семьи.
– Мы стараемся привить воспитанникам семейные ценности. Но как они могут поверить в то, чего сами лишены? Зато безоговорочно верят рекламе праздной и легкой жизни, которая зовет и манит с экранов телевизоров и со страниц глянцевых журналов. Нам трудно тягаться с этой махиной! В итоге мальчики стремятся быть не умными и ответственными, а крутыми, девочки же с юных лет мечтают выйти замуж за олигарха. Вот откуда ранние аборты и брошенные дети у 16–летних мамаш! В их шкале ценностей такие понятия, как любовь и семья, находятся где-то на периферии. Чтобы этого не было, наверное, необходимо перестроить все общество в целом. Ежедневно сталкиваясь с детскими поломанными судьбами по долгу службы, мы особенно остро это чувствуем.
О том, чтобы взять на воспитание ребенка из детского дома, начинают задумываться обычно люди бездетные. Правда, некоторое время назад это стало модным. По словам Баркутовой, вслед за многодетной мамой Анжелиной Джоли усыновлять и удочерять детей стали известные люди. Кроме того, все чаще ребенка выбирают по внешним признакам, просят здорового, красивого и умного.
– Некоторые еще хотят, чтобы с голубыми или карими глазами, да с такими-то вот ресницами. Разве за это детей любят?!.. Таких потенциальных мамочек мы, конечно, не приветствуем, а всех детей, находящихся на патронатном воспитании в семьях, держим на постоянном контроле.
Как за последние несколько лет изменилось количество детдомовцев, попавших в полноценные семьи?
– Динамика усыновления и удочерения детей в последние годы заметно выросла. За примерами далеко ходить не надо: из шести поступивших к нам в декабре детей двоих — мальчиков 7 и 12 лет — уже берут в патронатные семьи, сейчас готовим для них документы. Это прогресс, ведь буквально несколько лет назад такого интереса к бездомным детям не наблюдалось. Правда, больший спрос все-таки на мальчиков, предпочтительно дошкольного возраста.
– Как стать приемным родителем? Знаю, что в вашем детском доме идет строгий отбор потенциальных мам и пап, с чем это связано?
– В принципе, абсолютно любой гражданин РФ может придти к нам и взять к себе на патронатное воспитание ребенка — мальчика или девочку. В этом случае он становится как бы нашим сотрудником (патронатным воспитателем): получает зарплату, пособие на содержание ребенка, стаж работы в трудовой книжке. Поэтому наша задача побеседовать с каждым претендентом и выяснить истинные мотивы его желания, — может быть, ему просто деньги нужны, а до ребенка нет никакого дела. В этом случае мы имеем право ответить отказом.
Какие можете выделить наиболее частые причины усыновления и удочерения детей?
– Я лично беседую с кандидатами в приемные родители. Как уже упомянула, в большинстве случаев детей берут как дополнительный источник дохода жители деревень — родом из районов, где нет работы и денег. Ведь, становясь приемными родителями, они автоматически начинают считаться сотрудниками нашего детского дома; им выплачиваются деньги на содержание приемного ребенка, за счет чего и живут, бывает, целой семьей. Также к нам часто приходят бездетные семьи или родители, потерявшие детей. Так, недавно беседовала с 51–летней женщиной, у которой погиб сын. Теперь ее самое большое желание — взять на воспитание девочку из детдома, светленькую, похожую на нее, «чтобы достойно воспитать, оставить ей квартиру и все остальное имущество». Самые редкие, но так радующие нас случаи усыновления и удочерения происходят «по зову сердца», «велению души» и «от любви к детям». Такие причины называют мамы и папы «по призванию», которые не делают разницы между своими и приемными ребятишками — для них все они родные.
Какие наиболее частые причины отказа от ребенка и возврата детей, уже взятых на патронатное воспитание?
– Возвращают чаще всего девочек в возрасте 14–15 лет. Как раз, когда начинается так называемый переходный подростковый возраст, и в пору первой влюбленности гормоны берут свое. И если с обычным ребенком бывает сложно справиться в это время, детдомовские дети зачастую вообще неуправляемы. Не будем забывать, что наследственность у них, как правило, не самая хорошая. Ведь их родные матери — непутевые — каждый год рожают, как кошки. И за детей ответственности не несут, бросают.
Мальчиков нам возвращают реже, только если уж совсем ситуации критические. Как, например, недавно женщина отказалась воспитывать приемного ребенка 12 лет из-за психических отклонений последнего: бегал за ее родным сыном с топором, чуть не убил. Естественно, подвергаться такому риску благополучная семья не захотела. И правильно. Хотя мальчишку жалко: многое ему пришлось повидать и пережить в его еще такой недолгой жизни. Неудивительно, что детская психика не справилась — с 6 лет он наблюдается в психиатрической лечебнице.
Приобретенные в течение жизни психические отклонения часто встречаются?
– Каждый ребенок приходит к нам со своей личной болью и историей. Есть и такие, за которыми неоднократно приезжают родственники или биологические родители. Но через некоторое время из-за безалаберности родных детки снова оказываются у нас. Последний такой случай — совсем недавний. К нам поступила маленькая девочка, мать которой лишили родительских прав за алкоголизм. Только оставшись без дочери, женщина сумела справиться с пагубной привычкой, бросила пить и восстановила родительские права. Но, получив ребенка, что называется, на руки, тут же снова сорвалась, и девочку вернули к нам. Естественно, нежная психика ребенка от таких кардинальных перемен в судьбе сильно страдает. Дети становятся озлобленными, грубыми, жесткими и жестокими, больше не верят взрослым, да и вообще никому.
Насколько в последние годы выросло или, наоборот, уменьшилось количество брошенных детей (при живых родителях, не сирот)?
– И в Башкирии, и в отдельно взятом нашем учреждении цифры совпадают: количество брошенных детей уменьшилось более чем в два раза. Так, если пять лет назад в стенах нашего детского дома воспитывалось около двухсот ребятишек, сегодня это число сократилось до 85 человек: 41 ребенок наблюдается в стационаре и 44 содержатся на патронате.
Какие, на ваш взгляд, самые распространенные причины беспризорщины и большого количества брошенных детей?
– В 12–13 лет многие дети начинают жить половой жизнью, молодые девушки пьют и курят. В 14 лет подростки рожают и сбегают из роддомов, оставляя ненужных им детей. Это наши сегодняшние мамы! И пока они ведут такой разгульный и безответственный образ жизни, наши детские дома никогда не закроются. Мы так и говорим своим воспитанникам: «Будете жить, как бросившие вас родители, тогда и ваши дети тоже попадут к нам. Этого хотите?»
К сожалению, статистика неутешительная: с каждым новым поколением детки все хуже и хуже. Сравниваем с другими детскими домами, разница небольшая. Практически везде самые лучшие группы — это дети 18–19 лет, а наиболее неуправляемые, «оторвы», а также дети с самым низким уровнем развития, граничащим с умственной отсталостью, — как правило, наблюдаются в младших группах 7–8 лет. И, боюсь, дело тут не в «трудном возрасте», а в общей нездоровой и неутешительной тенденции, которая является прямым следствием вышеперечисленных мной факторов… Мы, работники детских домов, уже готовы к тому, что наши будущие воспитанники побьют нездоровый рекорд низкого уровня развития сегодняшней молодежи. Хотелось бы верить, что ошибаюсь.
Фото: Спиридонова Екатерина // "Русская планета"
Семья Салиховых в деревне Юлушево привыкла к повышенному вниманию и пересудам соседей. Люди они хорошие и семья дружная, но главная причина популярности и неутихающих разговоров — семеро приемных детей. И это еще не предел: супруги задумываются о восьмом и девятом ребенке.
Ильдус Исмагилович и Фарида Фанильевна люди не бездетные. Они вырастили двух сыновей — Азамата и Земфира (34 и 29 лет), которые уже обзавелись собственными семьями и живут отдельно. Только с их уходом тихо и пусто стало в доме, «по углам сидеть неинтересно», и к решению усыновить ребенка из детского дома пришли обоюдно. Вот в 2006 году и появился Андрюша, хоть и не поворачивается язык называть так здорового, красивого 18–летнего парня, который уже в 9 классе напоминал русского богатыря: косая сажень в плечах при росте метр восемьдесят. Совсем другое дело — его родной восьмилетний брат Максим: худенький, похожий на ангелочка мальчик с озорными искорками в глазах.
– О Максимке узнали случайно, — рассказывает Фарида Фанильевна. — Когда мать Андрея за алкоголизм лишили родительских прав, она через некоторое время родила второго ребенка. А спустя 3 года на глазах малыша ее зарезал муж. Умирая, присмотреть за сыном женщина попросила подругу, которая без особого рвения исполнила волю умирающей.
Это время мальчик вспоминает неохотно: плохо ему было — и били, и есть не давали, и чего только не натерпелся! Скоро женщине совсем надоело «возиться с ребенком», и она отдала его в приют. Только тогда Салиховы узнали о случившемся от случайных людей и сразу начали поиски мальчика. Сейчас, глядя на смешливого жизнерадостного Максимку, сложно поверить, что в свои восемь лет ему пришлось пережить столько страшных событий. Отвечая на вопросы, он весь искрится от еле сдерживаемого смеха, а смешит его буквально все.
– В приюте еще было ничего, только кормили не очень. А вот до приюта я жил плохо, — говорит он и тут же готов засмеяться опять, ведь теперь все сложилось и любящие родители рядом.
Восьмилетнюю Альбину, родных брата и сестру Айнура и Алину (9 и 5 лет) супруги Салиховы взяли на воспитание в 2008 году, пока велись поиски Максима.
– Над этими малышами пришлось изрядно потрудиться: приходилось корректировать речь, заниматься дома по книжке, неоднократно прибегать к помощи психолога. Результат оправдал ожидания, сами видите! 12-летняя Алина любит танцевать и рисовать, она артистичная и любознательная девочка. Альбина в свои 14 лет — скрытый лидер. Сколько грамот у нее — трудно пересчитать (штук 50 уже точно есть!). И до сих пор она продолжает занимать призовые места на конкурсе чтения «Урал-батыр».
Родные братья Саша и Никита — последние «приемыши», взятые от матери-полубездомной в прошлом году. Саше 8 лет, Никите — 4 года. Малыш помнит, как ютились по подвалам, и женщина, которую он ни разу не назвал мамой, сажала его на высокую кровать, с которой «нельзя было слезть». Своей новой и самой настоящей маме он часто задает один и тот же вопрос: «Где ты так долго была, почему не забирала меня?» «Тебя у нас украли, — каждый раз отвечает Фарида Фанильевна, — а мы долго-долго искали нашего Никиту! И вот, наконец, нашли!» Ребенок успокаивается, а родители верят, что скоро негативные воспоминания сотрутся, перестав тревожить детскую психику. Пока же малыш смотрит только на маму и вообще, ходит за ней хвостиком, как привязанный, — боится, как бы его опять не украли, а ей не пришлось бы снова его искать.
– Конечно, они шалят и балуются, как все дети. Но иной раз не получается даже голос повысить, прикрикнуть, особенно когда вижу, что сами они расстроены произошедшим, — делится впечатлениями Фарида Фанильевна. — Есть люди, которые осуждают нас, потому что не находят ответа на вопрос: зачем мы взяли такое количество детей, для чего? И единственное, что им приходит в голову, — якобы, мы просто позарились на детские деньги и дотации. А нам, честно скажу, все равно, что говорят! Пусть думают, что хотят! А хорошие родители с нами согласятся: для достойного содержания ребенка никаких дотаций не хватит! Дети — удовольствие дорогое, это каждый знает. Бюджет трещит, но не жалеем, ведь это такое счастье! Отдача колоссальная!!! Детки не дают нам с мужем стареть, скучать и вообще — сидеть, сложа руки. Любим их, живем ими. Как же иначе?!
Многодетная мама Елена Габидова вместе со своей мамой Татьяной Алексеевной живет в далеком пригороде Уфы — поселке «Максимовка». Когда все в сборе, обычная трехкомнатная квартира превращается в «трам-тарарам», но по первому требованию взрослых мгновенно наступают тишина и порядок. И это тем более удивительно, что Елене одним поднятием бровей удается усмирить не только детвору, но и «прочую живность»: двух собак, кота, попугая и крыс, которые чувствуют себя в доме полноправными членами семьи. Елена говорит, что при безумной любви к каждому ребенку не менее важна и строгость: если виноват один, наказаны будут все. Тем не менее, живут по принципу: много любви не бывает и «один за всех и все за одного»!
– Решение удочерить детдомовского ребенка как нечто само собой разумеющееся появилось одновременно у меня, мужа и мамы. Дело в том, что я пережила очень тяжелые роды. Родила быстро, но пролежала в коме три дня. К счастью, испытание для меня закончилось хорошо, выписалась с сыном Тимуром из больницы и зажила счастливой семейной жизнью, как все живут. Тем не менее, мы с мужем очень хотели девочку. Так что поездка в детдом даже не обсуждалась — это будет, и точка. Понятно и так.
– Говорят, каждый детдомовский ребенок трудный по-своему. Как получилось, что вы выбрали самый сложный вариант?
– Наверное, это судьба. Мы сами не ожидали, но иначе уже не могли поступить. Судите сами…
28 декабря в детском доме № 9 был утренник. И в толпе детей одна четырехлетняя девчушка глаз с нас не сводила — оборачивалась, глядела только на нас, буровила взглядом. Сердце екнуло — поняли, что должны забрать домой именно ее. Воспитатели отговаривали — «трудный ребенок, очень сложный, больной, намучаетесь с ней». «Ну, если уж решили, возьмите сначала на время, чтобы понять окончательно — потяните ли, справитесь и нужно ли вам это бремя?» Но для нас все было ясно и так — потянем, справимся, и именно эта девочка нам и нужна. Невозможно объяснить логически это чувство — когда вот оно, твое. Твой ребенок!
Ее звали Владой. А в личном деле значился целый список тяжелых болезней и диагнозов: среди прочих проблемы с сердцем, рахит в запущенной форме и легкая умственная отсталость. Доктор сказал: «С такими заболеваниями и от родных детей отказываются, а вы чужого ребенка берете». Но это меня не оттолкнуло. И мама поддержала. А вот муж оказался слабее — оставил нас в скором времени. Поэтому для деток уже много лет родители — это мы, мама и бабушка.
Недоумеваю — неужели вот эта 15–летняя девушка модельной внешности и есть та «насквозь больная» девочка из детдома? Оказывается, да.
Больное дитя это всегда очень сложно. Как удалось поставить на ноги такого проблемного ребенка?
– Как известно, для нормального развития любой малышке требуется постоянное общение — чтобы с ней разговаривали, читали сказки, стихи, играли, уделяли внимание. Сами понимаете, в детдоме при наличии стольких детей у воспитателей просто нет физической возможности соответствовать всем этим требованиям. Поэтому каждый там выживает, как может, закон джунглей. Влада в этих джунглях была слабейшей — больной, замкнутой девочкой. Но уже после недельного пребывания в нашей семье вы бы видели, как она начала раскрываться! Хоть и практически не спала — происходила адаптация, но в считанные дни изменилась до неузнаваемости. Оттаяла, как Снегурочка из сказки. Когда поверила (поняла!), что ее любят, как родную, благодарность малышки не имела границ. И большинство ее «страшных» диагнозов испарились, как по волшебству.
– Вторую девочку вы удочерили, когда той было уже 9 лет. Как это произошло?
– Света попала к нам случайно. Как тут в судьбу не поверить?! Ее отдали в патронатную семью, но мама заболела, и девочку срочно надо было приютить на пару дней. Нам предложили, мы сразу согласились. Вот только принять ребенка, а затем отправить обратно оказалось просто невозможно. Это же не игрушка — живое существо! Даже с котенком бывает трудно расстаться, а тут — уже сформировавшийся, взрослый человечек… В общем, оставили ее, не отдали. Моим деткам тогда по семь лет было, в школу пошли. Вот так у родного сына Тимура появилась еще одна сестра, на этот раз старшая.
– Ваши дочки знают о том, что они приемные? Или считают вас единственной своей мамой?
– От своих детей мы не скрываем, что они не родные, потому что «доброхотов» и «правдорубов» много, скажут, да еще в грубой форме, — и нанесут глубокую психологическую травму ребенку. Поэтому на семейном совете решили: пусть знают правду, все равно это не мешает нам горячо и искренне их любить, а деткам, в свою очередь, называть и считать меня единственной настоящей мамой.
Влада сирота. Биологические родители умерли, и родственников тоже нет. Только родной брат, старше ее на два года, был взят на воспитание в другую патронатную семью.
У Светы — напротив, есть родная мама-алкоголичка, лишенная родительских прав, и куча родственников. Но никто из них никогда не интересовался здоровьем девочки и вообще не узнавал, жива ли она, все ли в порядке, не голодает ли, как живет.
– Из-за детдомовского прошлого не возникают ли у девочек проблемы в общении со сверстниками? Ведь дети подчас бывают очень жестоки.
– Жаль, ярлык «детдомовская» приклеивают не только несознательные дети, но и вполне сформировавшиеся взрослые люди… Дело в том, что после девятого класса Света хотела поступать в кулинарный техникум. Но там отнеслись к нам в высшей степени некорректно. Замдиректор не дал мне и слова сказать, запричитал: «Ой-ой-ой, кто вас надоумил обратиться именно к нам? Не надо нам детей из детского дома! Зачем вы вообще пришли? Аттестат без троек? Ну и что? А может, вы его купили?! Скорее всего, она вообще у вас дурочка, ничего не соображает!»
Мой ребенок сидел в слезах, но как только пыталась ее защитить, меня грубо затыкали: «А вы вообще помолчите, милочка! Не с вами разговариваю!»
Вышли мы оттуда, как оплеванные, а Света в слезах повторяла: «Мама, скажи, я вообще никому не нужна, да?» К счастью, в строительном техникуме к нам отнеслись по-другому: можно сказать, приняли с распростертыми объятиями, да еще и комнату в общежитии предложили.
Случай с кулинарным техникумом единичный. На нашем пути встречаются, в основном, хорошие и отзывчивые люди. Это потому, что все в жизни возвращается бумерангом — каждый добрый и злой поступок; этому я учу и своих детей.
– Что бы вы хотели пожелать другим патронатным родителям?
– Не задумываться и не бояться! И еще помнить, что детдомовский ребенок, попав в семью, может сначала огрызаться, испытывая новую маму на прочность и слабину. Но это только до поры-до времени. Любовь и терпение творят чудеса. А дети — отличные психологи, и главное для любого родителя — не прогибаться и не поддаваться на их уловки. Вот, например, я мама строгая, но справедливая. И дети знают: при всей моей безумной любви к ним, у меня не забалуешь! Но, несмотря на трудности, бессонные ночи и хлопоты, я счастлива. И если бы пришлось проходить этот путь по новой, ничего бы в моей жизни не изменилось. Наверное, это судьба!..
Поделиться
ТЕГИ
20 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ