Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Человеколось, чудь и богатырь

Пермяки создают компьютерную игру по мотивам коми-пермяцкой и мансийской мифологии
Владимир Лактанов
6 мин
Человеколось в чудской деревне. Фото из сообщества игры в соцсети «Вконтакте».
Игра под названием «Человеколось» или «Mooseman», поскольку создатели ориентируются на глобальную аудиторию, заполнена персонажами мифов и сказок. Загадочная и мрачноватая атмосфера погружает игрока в мир людей и духов. Демо-версия игры должна выйти в августе, затем группа разработчиков, объединенная под названием «Мортешка» , планирует поучаствовать с ней на онлайн-фестивале SiliconJam. Корреспондент «Русской планеты» побеседовал с разработчиками и узнал у эксперта, насколько сюжет игры совпадает с историями мифологии.  
«Человеколось» — это приключенческая компьютерная 2D-игра, действие которой разворачивается в загадочных землях пермской чуди. Аватар игрока — человеколось, персонаж изделий пермского звериного стиля, который и вдохновил авторов на создание игры.
– Особой причины обращения к этим мотивам нет. Кроме той, что нам просто нравится пермский звериный стиль, — объяснил Владимир Белецкий, один из создателей «Человеколося». — А человеколось — уникальный персонаж этого стиля, поэтому выбор аватара был очевиден. Изначально, правда, хотелось, чтобы он был также человекоптицей, но из-за ограничений по ресурсам сосредоточились на одном воплощении.
По сюжету игры, человеколось — это шаман. Одновременно и обычный человек, и сын Зарани и Перы — персонажей коми-пермяцкой сказки. В игре он совершает духовное путешествие по слоям мироздания: нижнему, среднему и верхнему. «Вам предстоит посетить леса нижнего мира, пройти через мир живых, подняться по горному хребту ящера к верхнему миру, там превратиться в воду, чтобы туманом снова спуститься на землю», — рассказывают о сюжете игры разработчики.
Изначально энтузиасты «Мортешки» планировали создать небольшую игрушку за майские праздники. Но начали изучать мифологическую литературу, и так увлеклись, что вышли за пределы своих задумок.
– Тогда сами мифы стали диктовать нам истории, которые разворачиваются в игре. Человеколось не только путешествует по трем элементам мироздания, как планировалось, он встречает различных духов, про которых есть мифы.
Справляться с этими духами и иными препятствиями, и есть задача персонажа. В отличие от большинства подобных игр, здесь он не может ни стрелять, ни драться, ни прыгать. Не будет также «инвентаря», который нужно собрать и затем использовать. Одолевать духов шаману предстоит либо смекалкой — изучив поведение духа, либо обманом, либо «шаманской хитростью» — с помощью своей способности перемещаться из мира людей в мир духов и обратно.
– Например, представим, что некий дух в мире людей является всего лишь неоживленным и неподъемным камнем, — объясняется механика игры на странице в социальной сети. — Однако в мире духов — это существо, которое боится Человеколося. Далее нашему герою нужно забраться на скалу. Но она так высоко, что не помешал бы какой-нибудь склон… Я думаю, вы понимаете, что нужно делать.
По ходу своего духовного путешествия, Человеколосю предстоит преодолеть смоляное болото, где души злых людей вечно вязнут в черной жиже, не в силах достигнуть железной горы духов. Он побывает в чудской деревне и поможет ее жителям. Встретится с персонажем коми-пермяцкого национального эпоса Кудым-ошем — легендарным богатырем и жрецом, наделенным сверхъестественной силой.
Часть мифов фигурирует в игре как декорация — где-то на заднем фоне, рассказал Владимир Белецкий:
– Многие игроки, скорее всего, и не догадаются, что это связано с мифологией, будут думать, что это просто декоративные элементы. Но мы стараемся, чтобы в игре все имело какое-то значение.
Так, для фона использовано одно из преданий «Мифологии загробного мира» Павла Лимерова: «Карликовая чудь однажды нашла серп, ходила вокруг него, смотрела и решила потрогать. Затем стала поднимать и уронила. Серп, падая, прошелся по горлу чудскому и напрочь отрезал ему голову. Из утробы выскочили гады и устремились в разные стороны: кто в реку угодил — стал водяным; кто в лес — лешим; кто заполз под валежину — ящерицей». Так, по преданию, и образовался нижний мир.
– В игре будет лежать отрубленная голова, а тело Чуда будет переходом в следующую локацию, — объясняет Владимир.
Мотивы пермского звериного стиля, коми-пермяцкие и мансийские легенды и мифы вплетаются в игру самым причудливым образом. Где-то заимствуется реальный миф, а где-то разработчики сами становятся мифотворцами.
– Это все-таки игра, а не исследование. Перед нами не стоит задача полной достоверности, — говорит Владимир. — Игра должна быть в первую очередь интересна, поэтому первым делом мы придумываем загадки и цепочки действий, а уже потом под них подбираем одежку из мифологии или придумывается что-то свое.
Работа над пост-медвежьим уровнем. Фото предоставлено группой «Мортешка»
Работа над пост-медвежьим уровнем. Фото предоставлено группой «Мортешка»
По использованным элементам «Человеколось» эклектичен. Разработчики использовали сказки, мифы, легенды, произведения Домнина, «Мифологию загробного мира» Лимерова и собственную фантазию. Ее же пришлось подключать при создании звукового ряда. За музыку и звуки отвечает второй разработчик — Михаил Швачко. Он подбирал и писал треки, вдохновляясь образами уже созданных игровых уровней.
– Просто включал народные песни, что-то под них наигрывал, записывал. Некоторые треки — это переложение коми-пермяцких народных песен. Некоторые написаны в попытке им подражать, — рассказал Михаил. — В одном треке использованы сэмплы народных инструментов коми из выступления коллектива «Зарни Ань» Михаила Бурдина, но мы пока не получили разрешения на их использование, поэтому не ясно, будут ли они в финальной версии.
И визуальный, и звуковой ряд, и задумка в целом снискали разные отзывы в сети. Есть и недоуменные, но больше позитивных. «Проект удивительный, с русской душой, с неповторимой атмосферой», — пишет один из пользователей социальной сети «Вконтакте». «Очень аутентично!» — добавляет другой.
Положительно задумку оценили не только геймеры.
– Я равнодушна к компьютерным играм, но то, что я увидела у этих ребят, мне показалось симпатичным. Выбранная ими условность и минимализм очень хорошо соответствуют эстетике пермского звериного стиля, — прокомментировала «Русской планете» фольклорист-полевик, доцент кафедры русской литературы ПГНИУ и сотрудник лаборатории культурной и визуальной антропологии Светлана Королева.
Она согласна с тем, что игре необязательно быть на сто процентов достоверной с исторической и мифологической точек зрения. Передать дух, стиль и эстетику выбранной темы разработчикам, по ее мнению, удалось. К тому же, считает эксперт, они имели право на собственные интерпретации мифологических образов.
– Те же предметы пермского звериного стиля — да, они завораживают. Но «немые». Они не могут точно и подробно рассказать о тех мифологических поверьях, которые стоят за ними. Есть много интерпретаций — например, у Любови Грибовой, Владимира Оборина, но это тоже лишь интерпретации, пусть и научные. Разработчики игры могли создать свою версию.
По мнению Светланы Королевой, очень правильно, что разработчики вдохновлялись также и сюжетами мансийской мифологии.
– Во-первых, она более колоритна, экзотична и интересна — в том смысле, что гораздо меньше похожа на русскую, — говорит эксперт. — Во-вторых, это исторически оправдано. Ведь есть две точки зрения относительно происхождения пермского звериного стиля. Кто-то считает, что эти культовые предметы создавались дальними предками коми-пермяков, а кто-то — что угорскими народами, предками современных хантов и манси. В советское время возобладала первая точка зрения, но сегодня в археологии восстанавливается альтернативный подход к этому вопросу.
Солнечная локация. Фото предоставлено группой «Мортешка»
Солнечная локация. Фото предоставлено группой «Мортешка»
Сама Светлана Королева как раз склоняется ко второй версии. Во-первых, потому что свое начало культовая металлическая пластика берет в VII веке до нашей эры, а предки коми-пермяков, как установили антропологи, пришли на пермские земли значительно позднее — лишь в XI–XII веках нашей эры. Во-вторых, характер культовых изображений говорит о том, что пермский звериный стиль создан носителями шаманской культуры. Она характерна как раз для хантов и манси, но довольно проблематично найти ее отголоски в культуре коми-пермяков.
Получается, что главный персонаж игры — шаман, скорее, мансийский. А проходит он по землям чуди. Могло ли такое быть? Почему бы и нет. Возможно, чисто случайно разработчики воссоздали вполне допустимую ситуацию. Чудь (от праславянского слова «чужой») — это, судя по всему, коми-пермяки и есть. Придя на территорию современного Пермского края, они встретились тут с угорскими племенами (у которых как раз и были шаманы). А чудью — то есть «чужим народом» — их назвали русские, пришедшие на пермские земли немного позднее, в XIV веке. Между прочим, коми-пермяки отчасти восприняли это представление о себе как о «чудском народе», и в некоторых районах Коми-Пермяцкого округа на Троицкую субботу до сих пор поминают чудь как своих предков.
Что до предания из книги Лимерова про карликовую чудь, не сумевшую совладать с серпом, то здесь, поясняет Светлана Королева, находит отражение склонность пришлого народа мифологизировать своих предшественников:
– В мифологии известно множество примеров, когда тем народам, которые жили на какой-то территории раньше, приписываются прямо-таки фантастические черты. К примеру, они описываются как великаны или, наоборот, как карликовые человечки. В соответствии с этим мифологизированным представлением, представители пермской чуди были настолько маленькими, что серпа поднять не могли, а колосья жали, протыкая шилом.
Контакты же коми-пермяцкой «чуди» и предков манси были довольно тесными, это достоверный факт.
– Кстати, именно такую картину рисует в своем романе «Чердынь — княгиня гор» писатель Алексей Иванов, показывая контакты манси-вогулов с коми-пермяками в XV веке. Кто читал эту книгу, помнит, что там даже святищиле у них общее, — напоминает Светлана Королёва. — Поэтому в каком-то смысле встреча чуди с Человеколосём — вполне возможна...
По мнению фольклориста, если говорить о коми-пермяцкой мифологии в чистом виде, то она для создания загадочной и мистической игры подходит немного меньше. В ней есть представления о колдунах, развит пласт сюжетов, связанных с лешим, интересная водная мифология, красивые мифологические образы различных природных явлений.
– Например, радуга — это по коми-пермяцки небесный бык, — поясняет фольклорист. — То есть радуга — это большой бык, живущий у бога, который наклонился к реке попить воды. Красивый образ, но он другой совсем по характеру, по настроению... Может, поэтому коми-пермяцкую мифологию реже используют, когда надо создать что-то мрачное, загадочное, таинственное?
К тому же, по словам Светланы Королевой, коми-пермяцкие мифы начали интенсивно фиксировать сравнительно поздно, с середины XIX века, когда уже состоялась христианизация коми-пермяков, когда они уже находились под большим влиянием русской культуры.
– Коми-пермяцкие мифологические представления испытали большое влияние восточнославянского фольклора, хотя и сохранили свою национальную специфику. Чаще всего это микс, который разделить уже очень сложно, — говорит эксперт. — И самое главное, там почти нет того заряда архаики, того отпечатка безумной древности, которая завораживает современного человека в пермском зверином стиле. Мифология коми-пермяцкая, которую мы знаем, — это мифология земледельцев, пусть и сохраняющих тесную связь с лесом. Поэтому, кстати, Человеколось никак не может быть сыном силача Перы и дочери солнца Зарани. Во-первых, потому что история женитьбы Перы на Зарани вообще, по-видимому, не фольклорная, это литературная сказка, созданная талантливым коми-пермяцким писателем и собирателем фольклора Василием Климовым. В устной традиции, насколько мне известно, этот сюжет не фиксировался. А сам Пера, конечно, герой аутентичный, но гораздо более поздний. По преданиям, он «современник» Ивана Грозного и рода Строгановых, которые получили во владение от московского царя земли по Каме и Чусовой... Это во всех смыслах уже совсем другая история!..
Тем, кто все же хочет познакомиться с коми-пермяцкими поверьями поближе, Светлана Королева рекомендует книгу пермского этнографа Татьяны Голевой «Мифологические персонажи в системе мировоззрения коми-пермяков». 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин