Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

От Смертоносной до Воскресенской — один храм

Тверские краеведы и филологи рассказали «Русской планете» о происхождении городских народных топонимов
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Илья Безручко
В тверской блогосфере собирают народные топонимы. Всего за пару месяцев общими усилиями удалось набрать материал на полноценную книгу и серьезное научное исследование. На интернет-игру уже обратили внимание книгоиздатели: ироничные, меткие альтернативные названия зданий и улиц — это настоящая летопись городской истории, зеркало тверского менталитета.
– Народные урбанонимы порой точнее и ярче официальных названий, — объясняет сущность народной топонимики профессор краевед, историк, археолог Вячеслав Воробьев. — Меткие обозначения приклеиваются навсегда и бытуют до тех пор, пока объект существует в пространстве. Народные топонимы несут в себе и оценку инициатив власти, и отношение к отдельным историческим событиям, и некое фрондерство. А недавно появился повод задуматься еще и о народной прозорливости: в знаменитый универмаг «Тверь», который в народе окрестили «Бастилией», переезжает суд. Судьи в «Бастилии» — нарочно не придумаешь!
С этим трудно не согласиться: приведем несколько ярких народных топонимов, в которых, как в зеркале, отразилось народное восприятие городской реальности.
Неизвестно, кто именно впервые назвал памятник Михаилу Тверскому, открытый несколько лет назад к Дням славянской письменности и культуры, Конем. Но этот человек попал в самую точку. Во-первых, так язык сигнализировал о появлении первой конной статуи в областном центре. Во-вторых, у коня странным образом приподнят хвост — что стало предметом для многочисленных городских шуток. Так народная топонимика отреагировала на спешку с изготовлением и установкой памятника, из-за которой был допущен «ляп».
Пивную с поэтичным народным названием «Малая земля», располагавшуюся некогда у съезда с моста в микрорайоне «Южный», хорошо помнят все мужчины среднего и старшего возраста. Ветераны тверской журналистики, работавшие в конце семидесятых–восьмидесятых в газете «Смена», объясняют причуды этимологии очень просто:
– В то время все говорили о книге Леонида Брежнева «Малая земля». Она лежала на полках книжных магазинов, обсуждалась на партсобраниях, ее откровенно навязывали населению. В разгар этой шумихи у моста открылся маленький синий ларек. Он находился на крохотном участке земли, его обнесли железной оградкой, вокруг не было никаких строений — и ларек начали иронично сравнивать с Малой землей, с пятачком на юге страны, за который в Великую отечественную шли ожесточенные бои. Разумеется, время от времени здесь тоже кипели баталии — горожане бились за свежее пиво, — рассказал Валерий Смирнов, журналист, преподаватель ТвГУ.
А вот другую пивную, на пересечении бульвара Радищева и Студенческого переулка, в народе окрестили пренебрежительно — «В мире животных». Составители интернет-словаря народных топонимов выдвигают версию: это из-за чеканки со знаками зодиака, висевшей на входе. Тверичи постарше, заглядывавшие в пивную, думают иначе: в заведении собирался довольно специфический контингент. Городская интеллигенция заходила сюда редко, предпочитая «Малую землю» — так народные топонимы указали на существование социальных полюсов в городе.
Многие тверичи полагают, что красивое народное название «Париж» одна из морозовских казарм во Дворе Пролетарки получила за свой необычный внешний вид. Краснокирпичный модерн — настоящая диковинка для Твери, города барокко и классицизма. Но, оказывается, за прозвище казармы получили из-за исторического события.
– В начале прошлого века проект здания поехал на архитектурную выставку в Париж — и получил серебряную медаль как лучшее жилье для рабочих. Разумеется, обитатели казарм гордились этим достижением. Так дом получил свое альтернативное, народное название, — объясняет известная тверская общественница, живущая в легендарном «Париже»Людмила Абрамова.
И все же есть в этом топониме грустная ирония: с годами морозовские казармы обветшали и превратились в городскую проблему.
– Мало кто знает, что здание так и не запущенной в эксплуатацию гостиницы на пересечении улицы Вагжанова и Смоленского переулка в разное время в народе называлось по-разному, — раскрывает маленькую филологическую тайну старший преподаватель филологического факультета ТвГУ, лингвист, историк литературы Алексей Петров. — В лихие девяностые, когда в Твери был отмечен резкий рост уровня наркомании, здание гостиницы начали называть «Шприцом». Топоним бытовал несколько лет, но в итоге за гостиницей закрепилось название «Рюмка». Можно предположить, что языковые процессы в данном случае отражают перемены социального характера: наркоманию удалось приструнить, и топоним стал неактуален.
Алексей Петров отмечает: да, не все тверские народные топонимы уникальны. Аналогичные можно найти и в других городах и весях страны. Только в Тверской области есть несколько Горбатых мостов — в областном центре, в Калязине, в Торжке. Народная логика проста: обыгрывается форма моста. И все же у топонима особый статус: ведь народное название «легализовалось» в журналистских статьях, в художественной литературе и даже в некоторых официальных документах. Местность около моста давно именуют Горбаткой, топоним узаконен, он присутствует и на вывесках магазинов, и в отчетах представителей власти.
– Хочу напомнить: все названия улиц в историческом центре города, бытовавшие до революции, имели народное происхождение. Трехсвятская, Скорбященская — эти названия придумали люди, — говорит известный тверской краевед Борис Ершов. — Улица Коноплянниковой сначала называлась Смертоносной — рядом находилось кладбище, и по улице часто проходили похоронные процессии. Когда здесь была построена церковь, улица получила название Воскресенской. Менялись реалии — менялись названия. В свое время я возглавлял городскую комиссию по топонимике и знаю: многие тверичи мечтают о возвращении улицам дореволюционных исторических названий. Например, поступает много обращений о переименовании улицы Володарского в Скорбященскую. Название, спущенное «сверху», не несет для большинства никаких серьезных смыслов. Редкий человек знает что-то о Володарском — и людям хочется вернуться к тем названиям, которые когда-то дали они сами.
Как тут не вспомнить о многолетних баталиях за возвращение исторических обозначений улицам, названным в советское время в честь народовольцев. «Не хотим жить на улицах имени террористов!» — так начинаются письма от представителей общественности в администрацию города Твери и Тверскую городскую Думу.
Пока этот вопрос висит в воздухе: перемены могут обидеть некоторых представителей старшего поколения. Но все же тверские историки в приватных беседах уверяют: придет время, и Тверь начнет возвращаться к историческим, придуманным самими горожанами названиям. А значит, что и народные топонимы, собранные тверскими интернет-пользователями, могут за десятилетия прижиться настолько, что обретут официальный статус. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин