Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

Огонь, вода и горящие трубы

Как могилы в Городце исправляют правонарушителей
Полина Троянова
26 июня, 2014 21:32
4 мин
Фото: Полина Троянова
Судебные приставы Городецкого района отправляют местных должников на кладбище: заменяют им штрафы исправительными работами. Как на практике действует принцип неотвратимости наказания, выясняла «Русская планета».
В городецком районном отделе федеральной службы судебных приставов меня встретил начальник отдела Александр Шульпин. Оказалось, что именно в этот день правонарушитель, отбывающий наказание на кладбище, решил немного «пошалить». Он нарушил трудовой режим. Проще говоря, сбежал с работы. Пока беглеца разыскивают, Шульпин рассказывает мне о мерах наказания.
– Штрафов органами полиции выносится немало, особенно за появления лиц в нетрезвом состоянии. А взыскать с таких граждан часто попросту нечего, так как многие из них нигде не работают и не имеют имущества, которое можно продать. Совместно с органами полиции и судом было принято решение, таких людей отправлять на исправительные работы в порядке статьи 20.25 (Уклонение от исполнения административного наказания — Примеч. авт.). В основном осужденные занимаются работами по благоустройству города — убирают мусор, что-то где-то подкрашивают, — говорит Шульпин.
– Как вам кажется, работы оказывают свое исправительное воздействие? — интересуюсь я.
– Если раньше штрафы сходили с рук, то сейчас многие понимают, что заплатить все же придется, не рублем, так трудом. Принцип неотвратимости наказания действует в полную силу. Притом работа мобилизует людей, у них появляется возможность «выходиться», в какой-то человеческий вид себя привести. На каких-то работах они могут закрепиться.
В кабинет входит Антон Смирнов — судебный пристав-исполнитель.
– Товарищ наш нашелся, дома был. Говорит, не смог удержаться, «трубы горят», — докладывает он.
Вместе со Смирновым и «товарищем» Александром С. мы отправляемся на городецкое кладбище, где правонарушителю предстоит отработать четыре часа.
– И что часто они от вас бегают? — спрашиваю я у судебного пристава.
– Нет, обычно ходят исправно. И Александр уже несколько дней отработал, а сегодня вот сорвался.
На кладбище правонарушитель со знанием дела идет в бытовку, чтобы переодеться. Потом выходит и садится на лавочку.
– Нужно дождаться начальника, чтобы он дал Александру задание, — говорит Смирнов. — Он сейчас, наверное, владения свои осматривает.
Я, пользуясь случаем, знакомлюсь с Александром поближе.
– Как попал сюда? Да очень просто — выпивал в сквере, рядом с домом. Хотелось, как говорится, посидеть культурно — у жены день рождения как раз был. А тут они подъехали. Выписали штраф, а денег нет. С работой туговато сейчас.
– А кем работаете?
– Я отделочник. Есть у нас бригада, подрабатываем то там, то здесь, куда позовут. Всю жизнь на стройке провел. Специально нигде не учился — все только на практике. Я ведь в свое время много городов повидал. Отец офицером служил. Родился в Читинской области, вырос во Владивостоке. А потом переехал сюда, к сестре — она за городецкого замуж вышла. В 90–е во «Владике» тяжело было: ни света, ни воды, не говоря уж о работе. А мне все равно где жить, русские люди везде одинаковые.
На велосипеде подъезжает начальник кладбища Александр Кузнецов.
– А, явился! — радуется он. — Ну, давай будем тебя воспитывать. Будешь сегодня мусорную кучу разгружать. Коллега твой работает вовсю.
Анатолий, «коллега» Александра, загружает мусор — смесь веток, листьев, похоронных венков и искусственных цветов — в экскаватор. Рассказывать о себе и фотографироваться он отказывается: «И без того тошно». Как объясняет мне пристав, Анатолий здесь за неуплату алиментов.
Руководит процессом начальник кладбища.
– Конечно, товарищи не совсем надежные. Но без их помощи нам не обойтись. Рабочих на кладбище не хватает, а дел уйма. Я и сам иногда звоню в ССП, интересуюсь, не пришлют ли кого на подмогу.
– А мне тут нравится, — признается Александр. — Если опять попадусь — опять отработаю здесь. Но со стройки не уйду, я к штукатурке привык.
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
4 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ